Дом Пастернака. Арт-резиденция керамистов
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

Арт-резиденция керамистов


Сайт «Дом Пастернака» публикует дневник проекта, который ведёт художник Инна Рогова

11.06.09

Вот мы и дома. Закончилась наша арт-резиденция, остались позади тревоги и радости вильвенской жизни, впереди новые заботы. Я знаю, что скоро отодвинутся в прошлое эти три недели, затуманятся новыми впечатлениями, сожмутся в размерах и займут какое-то свое место в моей жизни. А пока все еще ярки воспоминания о подготовке к выставке, о множестве людей, приехавших и пришедших на открытие, о встречах и о расставании со всеми, кто окружал нас заботой и вниманием, кто ждал от нас поддержки и понимания.

Просматриваю фотографии: всего двадцать один день, а какая разительная перемена! На первых снимках весна только-только начинается, даже листьев на деревьях почти нет. А на последних - уже одуванчики распушились, фиалки появились и даже земляника зацвела.

Полюбуйтесь и вы Всеволодо-Вильвой и ее окрестностями. Она лежит словно на тарелочке с темной каемочкой из хвойных холмов. В ней просторно и всегда видно горизонт, где небеса встречаются с землею. Из-за этого небо кажется другим – оно тоже словно выгибается над тобой куполом. Носятся по нему тучи, горят закаты, висит белое облачко. И у тебя есть время, есть возможность и желание наблюдать за ними.

А подвесной мост мы все-таки нашли! В последний день за 2 часа до открытия выставки, залучив Мишу Мокрецова, мы отправились в это заговоренное место. Надеялись, что «своего» к мосту пропустят. По пути Миша рассказал несколько бытовавших в народе легенд, которые подкрепляли наши ощущения и догадки. Во-первых, именно здесь на горе и сидел Шабур – этакий Робин Гуд, разбойничавший тут в прошлые времена. Во-вторых, рядом «Партизанское». А «партизанами» называли неведомо откуда взявшихся и не показывавшихся другим людей. Они могли и под землю скрыться. Но кроме этого тут еще и коровы пропадают. Отобьются от стада и исчезнут на несколько дней. Мишина бабушка говорила, что их медведь угоняет и доит. А потом отпускает. Вот и нас дух то ли медведя, то ли Шабура водил и кружил, голову морочил.

Мост оказался даже лучше, чем я себе воображала. Он висел над рыжей быстрой рекой Вильвой. И раскачивался, когда на него ступаешь. Доски ветхие ненадежные, а тросы старые, но прочные.

Да что я все рассказываю – посмотрите сами!

9.06.09

Накануне.

Экспозиция практически готова. Далась она нам нелегко. Высокие потолки, качающаяся стремянка, стоящая на шатком столе, ненадежные крепления рейлингов, отсутствие подиумов, сложное пространство залов и не менее сложный набор авторских работ – все это заставляло напрягать мозги, искать нестандартные решения. И хотя некоторое недовольство осталось, в целом, я думаю, вышло неплохо.

Завтра ждем гостей. Откроем выставку и – домой.

Жаль, что многое здесь мы не увидели. Не съездили к старинной штольне. Не сходили в карьер. Не побывали в Яйве и еще раз в Усть-Игуме. Не посетили всеволодо-вильвенский завод и музей, где, говорят, сохранились старые редкие книги. И я не успею написать про оранжевую химическую реку Вильву, в которой теперь нет рыбы, не купаются дети и погибают пастбища и деревья на ее берегах.

Но эту поездку я буду вспоминать. Как испытание, которое мы выдержали. Мы отвели 19 мастер-классов. Выполнили немало своих работ из здешней глины. А Наташа еще и написала более десятка акварелей. Подготовили выставку. Познакомились с хорошими людьми. И дали им надежду – ведь мы уедем, а печь для обжига керамики останется.

Немое и безликое прежде словосочетание «Всеволодо-Вильва» превратилось теперь в живую и яркую картинку – широкие белые улицы-дороги, темный обод холмов вокруг, зеленый ветер, неистово треплющий кроны деревьев и отрешенность от обычных житейских забот.

6.06.09

Ничего не страшно.

Ах, какая сегодня грохочет гроза! Перекатывается гром по холмам и горам, взявшим Вильву в свое кольцо. Сверкают молнии. И начинался этот спектакль красочным шоу на вечернем небе. На темном горизонте ярко горела желто-розовая полоса, и в нее, как всадники, врывались белые вихри. Огромные тучи стремительно неслись, казалось, сейчас опрокинут, собьют с ног. Жаль, не было с собой камеры. Необычайное зрелище. Нас здешние погоды часто удивляют.

Сейчас льет дождь, барабанит по стеклу, а я сижу в тепле и уюте и пишу. Пишу о том, что мы выходим на финишную прямую. Надеюсь, она действительно будет прямой. Всю неделю наверстывали упущенное – лепили из красной глины, расписывали.

Каждый день приходили люди и раскрашивали своих «глиняшек». Это увлекательное занятие. Некоторых невозможно за уши оторвать. Наталья сбежала из больницы в Александровске и приехала на пару часов, чтобы разрисовать свои работы.

Вчера сделали пробный обжиг – удачно. Наши работы уже хорошо подсохли, завтра отправим в печь. Вот бы обошлось без неприятных сюрпризов, но загадывать не будем, в керамике все возможно.

Хотя нам уже ничего не страшно. Выставка строится. Сделали штанги для развески. Их маловато, и тяжелое вешать рискованно, так как стены из гипсокартона. Придется еще покумекать, как организовать единое пространство, выстроить экспозицию. Задачка не из легких, если учесть какая разная у нас керамика. Народное с профессиональным, наш сдержанный фарфор с яркими расписными работами. Да еще и подиумов нет. Слепим из того, что есть. Название пришлось сменить. Наша выставка будет называться «Всеволодо-Вильва. Первый блин». И блин уже «испекли». А 10 июня люди сами решат, комом он вышел или нет.

5.06.09

Коварное место, или Блуждание в поисках подвесного моста.

Всеволодо-Вильва – странное место. Здешние люди этого не замечают, они живут внутри. А приезжим и пришлым вроде нас Вильва не открывается сразу. Будто прячется.

Сколько раз собирались мы с Мишей Мокрецовым сходить на карьер к берегам древнего Пермского моря. И каждый раз начинался дождь. Как только мы отказывались от этой затеи, выглядывало солнце.

Так же с белой глиной. Ведь известно, что ее тут обжигали. Кирпичи тому доказательство. А вот поди ж ты, не можем пока найти огнеупорную, пригодную для керамики. Недавно один из охранников в Доме Пастернака рассказал нам про старинную штольню. Стоит, якобы, там сруб над ней, и ворот имеется для подъема глины. И будто даже шарики белые вокруг разбросаны. В царские, говорит, времена там белую глину добывали.

И совсем уж загадочная история с поисками подвесного моста. Узнали мы о нем случайно. Люди ходят куда-то мимо Дома Пастернака, а там река, дальше лес, и домов не видно. Спрашиваем, куда? А нам говорят, обычно мы туда за грибами ходим. Да какие ж сейчас грибы? Пожимают плечами. А через реку – как? Так там мост есть подвесной.

Мы на него посмотреть пошли. Но дорожек много, лужайки-перелески, разнотравье. Птицы поют. Цветы цветут. Запах одуряющий. В общем нагулялись. А моста не нашли.

И вот этот мост теперь, как заноза, нам покою не дает. Три раза совершали мы к нему экспедиции. И все напрасно. На наши вопросы люди смеются – он совсем рядом, говорят. Рукой подать. Держитесь прямо, вон к той трубе. Ходили мы прямо, в болото забрели, до реки добрались, моста не увидели.

Другой раз мальчишки в футбол играли. Один нам тропу показал: «Там дорога раздваивается, так вы вправо идите. Только далеко это». Пошли мы вправо и что? Дорожка вьется вдоль реки Вильвы, солнце то в лицо, то в затылок, то справа, то слева. Совсем заблудились, устали и тем же путем решили назад выбираться.

Сегодня у верного человека еще раз спросили. «Так он в разных местах бывает. Его в половодье сносит, а потом в другом месте ставят».

Теперь мы с обратной стороны зайдем. Все равно его найдем, не успокоимся.

Вот какая она Вильва коварная.

3.06.09

«Не имей сто рублей…»

Воскресенье было сумбурным, ближайшее будущее смутным, неопределенным и непонятным. А уже в понедельник все встало на свои места. Сначала мы догадались позвонить Насте Фирсовой, и та немедленно взяла штурвал в свои руки. Можно было облегченно вздохнуть – мы под защитой.

Потом потянулись люди, прознавшие о неудачном обжиге. Кто-то нес глину, кто-то вел в «свое» место – с лопатой, с тележкой, с мешком. И уже к обеду у нас был полный набор – глина красная, желтая, белая, голубая и даже черная! Теперь – умные – мы сделали пробники. Сначала их обожжем. Надеемся и по нескольку работ сделать. Все начнем сначала. И выставка у нас будет.

Спасибо всем!

31.05.09

Беда.

Ну вот, начались неприятности. Вчера загрузили печь на первый обжиг. Сегодня открыли, а там одни осколки. Все разнесло в пух и прах. Мы погоревали-погоревали, да стали думать, что делать. Все сходилось на том, что виновата глина, взятая с обочины. В ней явно содержалось масло. Оно выгорало при обжиге, вчера мы удивлялись, почему из печи все время идет струйка дыма. Такого раньше никогда не было. И глина странным образом расслоилась.

Наши предположения подтвердил Руслан. Оказывается, кузов машины специально смазывают маслом, чтобы легче сбрасывать глину. Несмотря на выходной, Руслан нам помог и прислал водителя Алексея на «Оке». Вместе с ним мы съездили сначала на один карьер за белой глиной, потом на другой – за красной. И все равно меня одолевают сомнения. Не внушает доверия и эта глина. Надо искать хорошую.

Представляю, как будут огорчены люди, работы которых утрачены. И как теперь мы успеем сделать выставку?

30.05.09

«Суди, дружок, не выше сапога».

Сегодня весь день работали в мастерской. День прошел тихо и спокойно. Мы с Наташей красили, а Лена сделала скульптуру, взяв мотивом герб Александровского района. Хороший символ – князь-работяга, заботится о спасении отечества. Но вчера по этому поводу вышел серьезный спор. Оказывается, местным этот символ не нравится. Он не соответствует действительности – князей давно уже нет, нет ни завода, на котором отливали ядра для пушек, ни такого производства. И вообще людям это непонятно. Ядра-де так лежать не могут, раскатятся, мужик похож на бабу, надо приделать ему усы, и на ногах у него неизвестно что – то ли ботинки, то ли валенки. Лучше бы что-то про химию и ГЭС. А если их тоже завтра не станет?

Откуда такая самоуверенность? Почему «сапожник» не сомневается в своем праве судить о «поэзии»? И если тебе не понятно, сходи в библиотеку.

Герб – это символ, знак, и чтобы его прочитать, нужно владеть тем языком, на котором он создается. Нужно увидеть смысл за теми деталями, которые присутствуют в изображении. Если, конечно, оно удачно выполнено. Нет ничего хуже мнения узкого специалиста по поводу искусства. Он не понимает образной системы, не понимает условности, когда ради общей выразительности приходится жертвовать частностями. Он с упоением выискивает натуралистические неточности и за этим «забором» не видит содержания.

А ведь александровский символ очень емкий. Просвещенный князь не гнушается тяжелой работы ради того, чтобы защитить свое отечество. Это и есть Урал, «опорный край державы», гордитесь, люди, своим краем. Без него России не устоять. А то, что это русский князь, легко угадать по его головному убору. Отнюдь не женскому.

29.05.09

Усть-Игум.

Недаром так манило это название –Усть-Игум! И когда Тунегов Борис Александрович показывал нарисованную карту старого села, работавшего на кирпичный завод князя Голицина, было предчувствие необычности этого места.

Вчера мы побывали там. Руслан Евгеньевич Волик, молодой и энергичный глава Всеволодо-вильвенского поселения, стал на время нашим шофером, экскурсоводом и гостеприимным хозяином. Преодолев на маленьком «Матиссе» 30 километров «грунтовой дороги третьего класса», наша дружная четверка – трое художников и Наташа Мельник – сначала остановилась, чтобы полюбоваться сверху прекрасным уральским пейзажем, отметила явный сельскохозяйственный уклад местной жизни. Только здесь мы впервые увидели распаханные поля, старые амбары на горе и свободно разгуливающих по улицам коров, овец и коз с козлятами.

Затем мы наведались в гости к Руфине Алексеевне, здешней мастерице и рукодельнице.

Почаевничали, поахали-поохали над ее домоткаными половиками, выполненными с большим вкусом, над многочисленными вязаными ковриками, думками, валенками, игрушками, даже пончо! – всего и не перечесть. И отправились к высокой стройной кирпичной башне – печи, которая давно издали звала и притягивала к себе наши взгляды.

Тут и открылась настоящая необычайная красота этого места. Прекрасный старый пруд справа. Три мощных кедра на мысу и деревенька на противоположном берегу. Впереди яркий зеленый холм с красной, уходящей в небо глиняной дорогой. А слева вьется среди лугов и кустарников быстрый Игум, шумит водопад перегораживающей его плотины и твердо, гордо стоит у воды кирпичная печь с датой 1906 на излете высоты. Лучше по цвету и по композиции придумать невозможно.

У подножия башни валяются в траве старинные кирпичи. Мы надеялись найти клейменые. Их тут оказалось немало. В основном битые. Но раскопали даже целый – ЯКЗКГ написано на его грани. То есть Яйвинский кирпичный завод князей Голициных.

Ценные находки отправляются в багажник. А мы, оглядываясь, как жена Лота, едем дальше по крутым улочкам села наверх, к старой больнице, на высокий берег Яйвы.

Здесь у нас пикник. Разводим костер. На другом берегу кукушка кукует. Давно я не слышала ее голос. С высокой горы хорошо видно излучину Яйвы. Красивая река, полноводная, с быстрым течением. Длинные лодки на берегу, рыбаки с удочками. Значит, все еще ловится рыбка. Ведь Яйва переводится как «мясная (то есть сытная) вода».

Солнце уже клонится к горизонту. И мы наблюдаем прекрасный закат.

Казалось, прекраснее уже ничего не увидишь. Но Руслан приготовил нам еще один «подарок». На обратном пути он свернул с дороги в стариннейшее село Булатово. В этом году ему исполняется 430 лет. Село, увы, почти обезлюдело. Но стоит здесь замечательная деревянная церковь необычайной красоты. Мы побыли возле нее недолго, договорившись обязательно приехать сюда еще раз. Руслан обещал раздобыть ключ и провести нас внутрь.

Напоследок успели еще заехать в усть-игумский карьер. Зрелище впечатляет своей живописностью. Красная и белая глины перемешались тут, как краски на палитре художника, и породили массу всевозможных оттенков розового, оранжевого, желтого цветов.

Хорошо, что наши уральские ночи такие светлые. Удалось добраться до дома до наступления полной темноты, почти в половине первого.

28.05 – 29.05.09

Тишина.

Наступило лето. Ясное небо и жаркое солнце весь день. Мастер-классы по лепке закончились. Охватывает рудиментарный детский восторг – ура, каникулы! Свобода!

Сегодня с утра мы разбрелись в разные стороны. Лена осталась дома. Наташа отправилась куда-то на этюды. Вчера она сидела тут на взгорке, писала дом Пастернака. Удивлялась, сколько людей ходит мимо – и куда? Многие с собаками, и те обязательно заглядывают на холм проверить, что тут делается. Теперь мы знаем, что там у леса есть подвесной мост через реку. Надо будет посмотреть.

А я сижу одна в мастерской. Еще недавно здесь толпился народ, была какая-то многочисленная комиссия из Перми, потом приезжало телевидение из Березников, корреспондент александровской газеты. А сейчас тихо. Лишь изредка скрипит дверь – «Пастернак ходит», как сострила одна из наших учениц, когда сквозняком открыло дверь. Работается хорошо. В обеденный перерыв выхожу на крыльцо и пью чай, сидя на ступеньках на солнышке.

Керамика подсыхает. Кое-что можно уже обжигать. Вчера приезжали электрики из Пермского краеведческого музея, подключили печь. Не обошлось без проблем, все-таки дорога была неблизкой. Но Владимир Михайлович не успокоился, пока их не решил. Нравятся мне профессионально работающие люди.

Работ очень много, одних плиток более 40 штук. Каждый как минимум по 3 фигурки сделал. Обжигать и красить придется много. Успеем ли? Еще ведь и нашего немало прибавится. Приходится учитывать размеры печи. Большого ничего не сделаешь. Но экспозицию уже придумали. И название для выставки тоже.

27.05.09

Устали!

День прошел в обычном режиме, но чувствуем, как накопилась усталость. Мы ведь привыкли сидеть в мастерской в одиночестве. И длительное пребывание в центре внимания – большая нервная нагрузка. Хочется тишины.

Очень радует отдача, с какой работают наши ученики. Многие несут вылепленные дома фигурки. Несут в руках, чтобы не смять. Делают по вечерам, хотя мы никаких домашних заданий не даем. И сейчас огород и посадка картошки отнимают все время. Некоторые задерживаются после занятий. Миша Мокрецов приходит на полчаса раньше, позднее нет времени. Девочка Наташа исправно является после школы, чтобы освоить то, что другие «проходили» утром.

Вчера на занятие пришел Юрий Петрович Зенков, бывший директор завода, а теперь глава местных старейшин. Посидел-посидел, да и сделал плитку. И сегодня пришел, понравилось. В Мишиной газете появился его рассказ о занятии керамикой. Я еще газету не читала, некогда было. Завтра посмотрю.

И хотя все замечательно, и люди все приятные, и занятия идут хорошо, так хочется остаться один на один с глиной. Уже послезавтра это будет возможно. Завтра последний мастер-класс для лепки. Потом перерыв, чтобы все высохло как следует.

26.05.09

Суетливый день!

Зацвела черемуха, и ветер носит по широким вильвенским улицам ее горьковатый весенний запах. Утро выдалось теплое, ясное, хоть и ветреное. А вот день – суетливый. Сначала обнаружили, что все плитки повело, покорежило. Результат неправильной сушки – сыро и холодно. Пришлось срочно спасать. Собирали камни вокруг дома, размачивали, укрывали газетами.

Потом пошли люди. И кого только не было в Доме Пастернака в этот день! Кроме тех, кто посещает мастер-классы, были электрики из Перми по поводу подключения печи. Выбрали место и договорились об установке. Вскоре прибыло начальство из Александровска посмотреть на нашу работу, следом приехали Руслан Евгеньвич и Василий Васильевич Волики. В нашу программу внесены изменения – придется в среду провести мастер-классы, а намеченную поездку в Яйву перенести на другой день.

Всю эту суматоху вызвал приезд Насти Фирсовой. Она, как смерч, всех вовлекла в эпицентр своих забот, все вокруг нее «завертелось, закружилось и помчалось кувырком». (Простите, не кувырком, это я для «красного словца».) Она и нас закружила. Увлекла за собой в город Александровск, быстро прокатила по его холмистым улочкам.

Поднятая этим вихрем экскурсовод из краеведческого музея торопливо рассказывала нам о местных достопримечательностях, а мы дружно крутили головами направо и налево. К 7 часам вечера нужно было вернуться во Всеволодо-Вильву, Настя, подхватив электриков, мчалась обратно в Пермь...

Александровск нам понравился. Уютный городок. Его главные украшения – холмы, пруд и речки. Их семь, кажется. Одна из них – Лытва, другая Луньва («Полуденная река») – произвела особенное впечатление на Лену своим названием. И все же лишний раз я убедилась, что такие экскурсии не для меня. Я предпочитаю бродить сама. А сведения получать из заранее прочитанной книги. Пусть даже я не все увижу и узнаю, зато место почувствую гораздо лучше.

25.05.09

В режиме!

Возвращалась одна вечером из мастерской и подумала, что иду домой. Прошло всего (или уже?) пять дней, и мир вокруг изменился. Пространство перестало хаотично вращаться и путаться. Улицы обрели названия. Я теперь знаю, где школа, где клуб, магазин, библиотека. Узнаваемыми стали дома и дворы. А люди, неизвестные и безымянные прежде, стали добрыми знакомыми. И здороваются с нами при встрече. Как поразительно быстро укореняется человек на новой почве. Я уже не чужая здесь.

И время в первые дни то мчалось вскачь, то застывало в немой неподвижности. Теперь ход его стал размеренным, появился ритм и распорядок. К 10 утра в музей. Первый мастер-класс ведет Наташа. Я ей помогаю. Сегодня пришло еще больше народу – 13 человек. Тесновато. Но занятие прошло очень хорошо. Учились делать объем.

Потом немного поработали «для себя». В 2 часа перекусили, выпили чаю. С 3-х часов – вторая группа. Занятие с ними проводила Лена. Своей темой она выбрала народную игрушку. На примере дымковской слепили «барыню». Видели бы вы, с каким увлечением работала группа, успевая между делом с любопытством поглядывать и на то, что делаем мы с Наташей.

После занятий собирались пойти в «поход». Миша Мокрецов взялся нас проводить в интересные места. Когда-то взорвали скалу, чтобы добывать известняк, и на месте взрыва образовалось озеро. А выработки обнажили берега древнего пермского моря. Там можно найти окаменелости, камни с отпечатками аммонитов и другие ценные вещи.

Но, увы, поход пришлось отложить. Пошел дождь, и опять похолодало. Как это некстати. Беспокоюсь, высохнет ли наша керамика. Завтра приедут подключать печку.

23.05.09

Начали!

Трудный выдался сегодня день. Мы с Наташей проводили два мастер-класса – один утром, другой после обеда. Решили сделать так, чтобы пораньше начать работу над общим «проектом». Эта идея вдохновила наших учеников. Мы предложили им сообща создать большое панно для выставки. Каждый внесет свой вклад, сделает небольшую плиточку. Соединив все наши плитки, мы получим большую работу, которую повесим на стену на выставке. Конечно, если все получится.

Все очень старались. Первая группа оказалась побольше – 11 человек. Пришлось некоторым сидеть по двое за одним столом. И досок, и инструментов не хватало. Но, как говорится, в тесноте, да не в обиде.

Поработали дружно. Успели сделать не одну, а две плитки. И вторая группа не подкачала, тоже выполнила «норму». Там народу было немного, всего 7 человек. Кто-то не смог приехать.

К вечеру мы устали, но с удовольствием смотрели на увеличивающееся наше «керамическое» хозяйство. Есть уже наших фигурок штук 5-6. И плиток вполне достаточно для большого панно. Одна тревога теперь – как высохнет. Выносили свои работы сегодня на солнышко на улицу. Плитки завтра надо прижать каким-нибудь грузом, а то поведет.

В 6 вечера за нами приехали Женя и Коля Тунеговы. Это распространенная здесь фамилия, деревня есть с таким названием возле Усть-Игума. Они повезли нас на Иваку. Такие там тишина и покой, что уже через полчаса напряжение и усталость, накопившиеся за день, как рукой сняло.

Мы побродили вдоль Иваки, посидели у костра. Коля вскипятил воду в котелке и заварил чай. Женя много рассказывала о своих бабушках и дедушках, живших здесь, в Иваке. О деревне вокруг Морозовского завода, населенной людьми, имевшей электричество, школу, пекарню. Горько теперь смотреть на эту разруху. Ей горько, она сюда еще трехлетним ребенком пешком ходила через Матюкову гору. Она все еще помнила, где стояли дома, кто в них жил, как люди работали, косили траву, держали лошадей, уходили на войну. Она помнит бабушкины рассказы так, словно это случилось в ее собственной жизни.

А мы глядели вокруг. И вдруг заметили зайца на другом берегу реки. Наверное, это была зайчиха – толстая, ладная, красивая, с белыми ушами и грудкой и с темно-серой спинкой – она никуда не торопилась и дала запечатлеть себя на всех камерах и фотоаппаратах.

Вот и еще два человека перестали быть нам чужими и незнакомыми. Женя окончила Пермский университет, она географ. Теперь работает программистом. Коля родился в Магадане, 17 лет назад родители вместе с ним вернулись сюда, на родину. Замечательные ребята.

22.05.09

Познакомились!

Дни стали такими длинными, что я с трудом вспоминаю, что же было утром.

А началось с того, что к нам в дом Пастернака пожаловали гости. Один из них – Тунегов Борис Александрович – родился и жил в Усть-Игуме. Он привез нам подарки для фонда «Юрятин» – две небольшие графические работы, на которых реконструированы виды старого Усть-Игума с церковью и часовней, которых уже нет. Они сделаны по памяти и по впечатлению, вынесенному из детства. И еще он привез нам рисованную от руки карту, где дотошно воссоздан «керамический» Усть-Игум, с пристанью и печью, со складами и галешником, домной и каналом. Можно легко представить, как жил и работал этот живописный поселок в прежние времена. Думаю, это ценные приобретения.

К 3 часам стали собираться люди на первое занятие. День выдался солнечный, теплый. Мы стояли на улице, грелись, а люди все прибывали. Кто-то пришел пешком или доехал на велосипеде, кто-то приехал на электричке из Яйвы, четверо подъехали на «Волге» из Александровска, и машина отправилась за следующей группой. Когда все собрались и расселись – слава богу, места хватило – я рассказала им о керамике. Немножко истории и технологии. Слушали хорошо, с интересом. И поглядывали на Наташу. Она сидела в сторонке и лепила человека-лося. Решили всякие оргвопросы, а потом пошли в местный клуб, смотреть на глиняные фигурки, сделанные детьми. Нас интересовала прежде всего глина, которую они используют. Но оказалось, они не проводят обжига – печки нет. До дома нас провожали человек пять, и все говорили про глину. Постепенно ширится круг наших знакомых. Здесь довольно много интеллигенции, людей, которые учились в вузах в Перми и других городах. Это удивительно.

Дома нам пришлось решать бытовые проблемы, но о них писать скучно. А вот ужин нам приготовила Лена необычный и очень вкусный – траву сныть тушеную с морковкой, луком и яйцом. Я этого не пробовала раньше. Вряд ли такое блюдо есть хоть в одной поваренной книге.

21.05.09

Замерзаем!

Сегодня с утра пришел Миша Мокрецов – принес сим-карту. Наши телефоны тут плохо принимают сигнал. Местные жители пользуются услугами МТС. Следом появилась Наталья Мельник. Она певица, окончила консерваторию в Екатеринбурге. Еще накануне вечером она заходила к нам познакомиться. Ей поручено опекать нас здесь, и Наташа немедленно окружила нас своей заботой. К дому Пастернака мы шли под ее присмотром.

Буквально вместе с нами к дому прибыли столы для мастер-класса и глина, 3 мешка. Это Василий Васильевич сдержал слово и выполнил в срок все, что обещал. Чуть позже он принес фанерные доски. Мы побывали у него в мастерских вчера, посмотрели, что режут из дерева он и его ученики. Молодцы!

Мы втроем с Леной и Наташей подготовили класс для занятий. Расставили столы и стулья, получились неплохо. Потом сели лепить. Пришлось сидеть в куртках и даже в шапках. С холодной водой и глиной долго не поработаешь, руки мерзнут. Нам привезли и включили обогреватели, но дом большой, теплее пока не становится. Долго не выдержали. И хотя очень жалко время терять, в 2 часа ушли домой. В квартире все-таки потеплее.

Глина пластичная, довольно чистая и в хорошем состоянии. Работать с ней можно. Но только сушка и обжиг покажут, насколько она хороша. Мы сделали по небольшой скульптурке утром. А Лена еще и домой взяла глины. Уже 11 вечера, а она все лепит.

Продумываем проект и завтрашнее первое занятие. Расскажу кое-что об истории и технике керамики, покажу фильмы. Думаем совместно – учителя и ученики – выполнить наборное панно.

Если каждый сделает небольшую плитку, нанесет какой-то рисунок или рельеф, потом покрасим, обожжем и соединим в единую композицию, может получиться интересная работа. Лена сомневается, получится ли это в первое занятие. А я думаю – получится. Кому-то поможем. Надо сделать сейчас. А то при такой погоде ничего высохнуть не успеет.

Вот и с печью не ясно. Пока не подключили.

Вечером погуляли с Наташей по окрестностям. Всеволодо-Вильва удивляет широкими улицами и белым цветом своих дорог. Чисто. Трава зеленая. Сразу видно, что заводской поселок, не древня. Место красивое. Речек много. Железная дорога – из ниоткуда в никуда. Теперь зарастает травой. Постояли у четырех лиственниц. Смотришь вверх и кажется, летишь по тоннелю в небо. Большой дятел стучал по старой липе. Рядом ручей Кичига. Название нравится. Вроде так обувь какую-то называют. Хочется еще старый завод посмотреть.

20.05.2009

Доехали!  

Вчера наша керамическая мастерская «встала на колеса» и переехала из Перми в Дом Пастернака во Всеволодо-Вильву. Больше всего хлопот и тревог было с погрузкой печи для обжига. Ее вес – 130 кг. Нашлись два богатыря, которые спустили ее на руках с 6 этажа и втиснули в наш микроавтобус «Соболь».

Кроме этого мы везли компрессор, инструменты, краски, проектор и другие необходимые вещи. Рассчитывали прибыть к 13–14 часам. Но, даже отказавшись от поездки в Александровск, смогли добраться только к половине четвертого.

Дорога совсем старая и разбитая, особенно последние километров 60 – ямы да колдобины. Скрашивали ее краеведческие рассказы Насти Фирсовой да красота уральской природы. Мы двигались на север, и весна здесь заметно опаздывала. Лишь чуть проклюнулись листья на березах и осинах. Почти в конце пути мы сделали небольшую остановку. Нельзя было проехать мимо и не полюбоваться прекрасным озером в глубокой котловине – синим стеклом лежит оно в обрамлении ярких красно-охристых обрывистых берегов.

Во Всеволодо-Вильве нас ждали. Наводили чистоту и порядок в квартире, где нам предстоит жить три недели. И дом Пастернака подготовился к нашему прибытию. Теперь уже четверо ребят занесли в дом печь. Помогли нам разгрузить вещи. Познакомиться с художниками приехали и местный глава, и представители администрации из Александровска. Но нам хотелось успеть в тот же день съездить за глиной. Потрогать ее, проверить – годится ли она для нашей работы. Поэтому, наскоро перекусив, мы отправились в карьер. Нашим проводником теперь был Василий Васильевич Волик.

С высокой горы открывался прекрасный вид на весенние леса, на петляющую средь зеленых трав реку Вильву, на темные невысокие горы, обрамляющие поселок с трех сторон. Но проехав всего несколько километров, автобус подскочил на очередной рытвине и остановился. Наш водитель Валера полез под машину, а мы бродили вдоль обочин, пробуя на вкус весеннюю свежую зелень – сныть, побеги хвоща (в народе пистики) – и делясь кулинарными рецептами.

В конце концов решено было вернуться в поселок. Нам предстояла еще встреча с вильвенцами в библиотеке. А глину Василий Васильевич предложил взять неподалеку: какой-то самосвал застрял в распутицу на подъеме по дороге из карьера и сбросил груз на обочину. Из этой кучи мы и набрали мешок отличной глины. Остальное обещали привезти на следующее утро.

Вечером в библиотеке познакомились с Женей Тунеговой, которая свозит нас в субботу на Иваку. Встретили старого знакомца Мишу Мокрецова, «краеведа и неистощимого мифотворца», как называет его В.В. Абашев. Пришли и те, кто записался на мастер-класс по керамике.

Так прошел первый день нашей арт-резиденции.