Замечательный русский писатель, уроженец Перми Михаил Осоргин, создавший в своих воспоминаниях один из самых выразительных образов Перми конца XIX века, писал: «Между столбами заставы зачиналась и дальше уходила прямой гладью в тысячевёрстие, лишь поднявшись и сбежав через хребет Уральских гор, укатанная почтовой гоньбой и утоптанная арестантами нескончаемая дорога, которую мы называли Сибирским трактом». Сибирский тракт проходил по самому центру Перми, по главной ее улице, носившей название «Сибирская».

Печальная слава Сибирского тракта как дороги на каторгу в полной мере отразилась на жизни города и губернии. Вид арестантского обоза был неотъемлемой частью окрестного пейзажа. Но относиться к этому явлению местной жизни уральцы научились по-своему. В домах, стоявших неподалеку от тракта, принято было оставлять горшки с едой: для того, чтобы беглые арестанты смогли поесть и уйти незамеченными. Среди пермских крестьян сложилась традиция подносить арестантам, идущим по тракту, милостыню, при этом благодарить за то, что ее приняли. В.И.Немирович-Данченко, ставший свидетелем такой сцены, был до глубины души поражен удивительной мудростью народа, сумевшего понять «очистительное значение несчастия».

Сибирский тракт, эта крупнейшая транспортная артерия страны, оказал определяющее влияние на формирование образа Урала как преддверия Сибири, восточного рубежа, где заканчивается европейский центр и начинается азиатский Восток. Здесь складываются собственные правила жизни, которые позволяют уживаться вместе русским, татарам, башкирам и многим другим уральским народам. Живы здесь предания о древней Чуди, ушедшей под землю и до сих пор обитающей в глубине уральских гор. По неисповедимым законам местной памяти Чудь эту, или «немоту», воевал «сам» Ермак. Ермаковых следов в окрестностях Сибирского тракта немало – имя его накрепко осело в уральском ландшафте.

Путешествие по Сибирскому тракту было связано с перевалом через Уральский хребет. Многим путешественникам XIX века тракт представлялся настоящей горной дорогой, открывающей великолепные горные пейзажи, не хуже Швейцарских. Плодородные долины, быстрые прозрачные реки, живописные горные вершины, покрытые лесами – вот главные достопримечательности дороги. Имена прилегающих к Сибирскому тракту гор и рек образуют своего рода уральский код, в котором зашифрованы важнейшие значения местной памяти, истории, культуры. Главной вехой маршрута, которая венчает окрестный пейзаж, становится пограничный столб Европа-Азия, установленный на самой верхней точке Уральского хребта в месте его пересечения Сибирским трактом.

Для удобства использования маршрут проложен по современной трассе Пермь-Екатеринбург. Карту Сибирского тракта XIX века можно посмотреть здесь. Места расхождения современной трассы и старой дороги, где оказались важные для создания образа Сибирского тракта объекты, отмечены на маршруте специальными точками с комментариями.

Сибирский тракт в его уральской части соединял два крупнейших города Пермской губернии – Пермь и Екатеринбург. Его активное благоустройство началось в конце XVIII века. Тракт шел от деревни к деревне, что придавало ему чрезвычайно извилистый характер. При строительстве современной дороги Пермь-Екатеринбург некоторые участки были спрямлены. Старая дорога в этих местах еще заметна, но практически не используется. По ее краям сохранились кое-где легендарные березы, посаженные по распоряжению Екатерины II – для защиты от зимних метелей и поддержания духа. Сейчас их крупные потемневшие стволы – лишь отголосок былого величия. Однако молодые ветки, кустом расходящиеся от умирающего остова, выглядят упрямой порослью памяти, которую еще хранят местные старожилы и названия главных улиц немногочисленных уже окрестных деревень.

Материалы экспедиции проекта представлены в презентационном фильме «Сибирский тракт: реки и горы», а также в слайд-презентации авторских фотографий.