Поворот из Волги в Каму

В первое время после поворота из Волги в Каму, резкая перемена замечается ощутительно во всем: и в очертании берегов, и характере вод Камских, и в окружающей местности, и даже в самом движении парохода. Также ярко светило предполуденное солнце, так же не чувствовалось даже на носу парохода движения воздуха вследствие полного отсутствия ветра, та же ширь водная была впереди, сзади и с боков, но не то же общее впечатление: какое-то тоскливое состояние чувствовалось при сравнении того, что только что проходило перед глазами на Волге с тем, что явилось на смену на Каме. Почти плоские берега Камы, при её устье, местами лишь покрытые небольшими рощами и кустарником, в общем же представляющие луговую полуболотистую равнину, казались слишком унылыми сравнительно с нагорным живописным берегом Волги; отсутствие встречных и попутных судов, во множестве видневшихся на Волге, безлюдье берегов и красновато-глинистая, отдававшая холодом, вода ещё более усиливали невеселое впечатление, которому как бы подчинился и пароход, сменивший свой 25-вёрстный в час ход на 17-вёрстный: не так легко уже было идти ему против течения быстрой Камы, как в подгонявшей его Волге. «Не пугайтесь, подождите часок-другой, и наша Кама будет вам нравиться, а дальше так и вовсе покажется красавицей», успокаивали нас, новичков, в путешествии по волжско-камским водам чистопольские купцы-спутники: «Может статься, таких видов не найдёте, как Нижний, Чебоксары или Жигули, что там ниже на Волге лежат, но и у нас увидите кое-что: Чистополь, Елабуга, Сарапул, Пермь, Святой Колодезь, Тихие Горы тоже по видности постоят за себя, а уж насчёт деловитости, торговли, - кормилица наша Кама поспорит с Волгой: она ведь к сотням заводчиков и хлебным пристаням ведет, да каким пристаням, - к таким, что миллионами ворочают». #пейзаж

Кельцев С. От Москвы до Екатеринбурга // Из поездки на Урал. М., 1888. - С. 16

<< к предыдущей точке | к следующей точке >>