Дом Пастернака. СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.


Геммельман С. По новой дороге // ПГВ. 29 июня 1906 г.


В пяти верстах от с. Кикуса с земского тракта сворачивает казенная дорога на реку Березовую. Прорубленная в безграничных лесах вишеро-колвинской дачи, она идет все время точно по широкой аллее. Война помешала оборудовать ее окончательно. Нешоссированная по недостатку средств, мало объезженная, заросшая по бокам густой и высокой травой, она представляет довольно мало удобств пря проезжающих, но все-таки много сокращает путь сравнительно с тем, что было раньше. До ее проведения попасть на реку Березовую можно было только на лодке. Построена она, главным образом, для лесопромышленников, работающих по зимам в казенной даче. Летом движение редкое, так как на треке Березовой стоят всего только две деревни да два небольших выселка.

Грудь легко, с наслаждением вдыхает здоровый лесной воздух, напитанный запахом цветущих трав и хвойного леса, но все удовольствие отравляется бесчисленным количеством комаров, мошек, слепней, оводов и тому подобного «гнуса», целыми тучами летающего и над лошадьми, и над тарантасом. Мелкая мошкара лезет в глаза, в нос, в уши и устаешь отгонять ее от лица. Глаза скоро утомляются полным однообразием лесной аллеи, закрывающей горизонт, дорога кажется бесконечной и вздыхаешь облегченно, когда, наконец, с горы открывается вид на деревню Березовую. Вся деревня стоит на камнях. Оголенные камни выдались причудливыми зубцами из земли и со всех сторон стесняют деревню. На верху, на горе, все-таки зеленеют поля. Внизу течет быстрая, светлая, как хрусталь, шумная река Березовая. Здесь перерыв дороги, три версты надо ехать вверх по реке на лодке, а дальше опять идет еще на 14 верст дорога до последнего выселка Трубанихи. Там дорога оканчивается совершенно, так как дальше по треке нет уже никакого жилья. Жизнь там бывает только зимой, во время заготовок леса, который сплавляется вниз при весеннем разливе.

Мои вещи нагрузили на длинную, узкую лодочку, качающуюся при малейшем неосторожном движении, так что необходимо все время чутко сохранять равновесие, чтобы не зачерпнуть воды. Ехать все время надо на шестах, упираясь в каменистое дно, так как веслами никак нельзя справиться с быстрым течением. Река мелкая и лодка, подгоняемая шестами, идет довольно быстро.

В выселке Булдырья, откуда снова можно было ехать сухим путем, я достал телегу и лошадь только благодаря счастливой случайности.

Сначала меня обрадовали известием, что лошадей нет

- Как? Во всей деревне ни одной лошади? – удивился я.

- Да они у нас на воле пасутся.

- Можно поймать.

- Нешто найдешь? Они у нас верстов за двадцать, а то и боле уходят.

- Как же вы сами-то ездите?

- Когда нужно, так иной по неделе коней-то ищет. Летом-то мы на конях почитай никуда и не ездим. У нас во всей деревне и телега только одна у Микиты.

- Так как же мне?

- Коли не добудем, на лодке придется.

- А на лодке далеко?

- Верстов двадцать пять.

Перспектива не из приятных, так как при таком быстром течении ехать 25 верст пришлось бы часов 12. Однако, на мое счастье, после наведения справок какой-то «Семка видел Сидорову кобылу на Матюхиных гарях». Нашлись охотники ее привести и через три часа «Сидорова кобыла» были налицо. Теперь дело стало за «Микитиной телегой», которая вся оказалась в разобранном виде и при сборе выяснилось, что одной оглобли не достает. Съездили на лодке в Березовку за оглоблей и, когда, наконец, лошадь была с трудом запряжена, то меня обступили и Сидор, и Митюха и еще несколько человек. Оказалось, что я должен был расплатиться с каждым отдельно: одному за лошадь, другому за телегу, третьему за оглоблю и, наконец, своему вознице особо, так как он ни к лошади, ни к телеге, ни к оглобле не причастен. Пришлось покориться участи и за 14-верстное расстояние заплатить около 3 рублей. Когда расчеты были окончены, Сидорова кобыли заупрямилась и, несмотря на старания всех окружающих, только пятилась назад.

- Она от роду в телеге-то не хаживала, - хладнокровно заметил Сидор.

- Так как же ехать-то?

- Ничаво. Не сумлевайтесь. Обойдется.

Действительно, понемногу лошадь «обошлась» и я выехал, сопровождаемый сочувственными пожеланиями всей деревни.

вернуться в каталог