Дом Пастернака. СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.


С.П. На Каме // ПГВ. 12 апреля 1906 г.


Всякому овощу - свое время.

Зимой - клубы, театры, маскарады, опера и опера, или мечты об опере, если ее нет; летом – в первую голову глотанье по вечерам густой, тяжелой пыли в загородном саду, именуемое, по недоразумению, гуляньем, велосипеды, треки, ипподром, лодки и т. д., а теперь - Кама и Козий загон, который когда-то благодетели - пермские коммерсанты твердо постановили украсить сногсшибательным зданием биржи и, сообразно сему, переименовать его в биржевой сквер, но намерение это так и осталось одним из тех, коими, по сказаниям мудрых людей, дорога в ад вымощена.

Коренной пермяк-гражданин, лишь только услышит о первой подвижке, тотчас же устремляется лицезреть последний акт оживления природы.

У него, что называется, извините за вульгарность, кишка не терпит.

Подвижка, затем ломка льда, смелые пловцы, пробивающиеся через гущу мелкого сала на тот берег, черный чусовской лед - все это обыватель желает видеть воочию.

Сидит и мечтает, а из дали, с нижних пристаней, где весело налаживаются зазимовавшие пароходы, несутся разнообразные звуки их гудков, лучше всякой музыки отзываясь в душе.

Ожила Кама и центр деловой жизни перенесен на ее набережную.

Кипит деятельность на берегу, устанавливают пристани, мостки, всюду спешный ремонт.

Ко всему этому последние дни установилась чисто летняя, жаркая погода, благодаря чему козий загон, особенно в праздники, пестрит элегантными костюмами прекрасного и непрекрасного пола, а среди них «цветы жизни» - веселая беспечная детвора - резвятся, невольно вызывая улыбки взрослых.

Внизу, у пароходных пристаней, около вокзала ж. д., совершенно иная картина - там пока пьяное царство, клуб босяков.

Даже невнимательный наблюдатель может видеть здесь массу явлений, без преувеличения оскорбляющих человеческое достоинство. Прежде всего, на почве гомерического пьянства возникают всевозможные дебоши, драки, площадная же ругань - столь обычное явление, что бывалые люди и внимания на нее не обращают, хотя тяжелым облаком висит она в воздухе.

Чистая публика избегает этого места, как какого-то зачумленного.

Золотарье располагается тут, как у себя дома, - виноват, выражение неправильно, - дома у них нет, располагается без страха и упрека, в полной уверенности за безнаказанность своих пьяных выходок.

Два городовых в этом районе - не угроза, наоборот, золоторотцы для них тяжелая, бесшабашная обуза и даже больше - не только против пьяниц они бессильны, бессильны они, по своей малочисленности, оградить благонамеренных людей другой раз хотя и от мелких, но бесчисленных, проявлений нравов и воззрений спившихся героев пресловутого дна жизни.

В этом отношении, выражаясь языком присяжного рецензента, не мешало бы, кому сие ведать надлежит, принять соответствующие меры.

С недалеким временем положение вещей здесь улучшится

Пока золоторотцы не у дела, кейфуют на солнцепеке и пьянствуют, курят где попало, вовсе не считаясь с тем, что легко воспламеняющегося материала кругом более, чем достаточно.

Когда же навигация окончательно установится, часть героев «дна» займется грузкой на пристанях, другая распиловкой леса на берегу и т. п., остальные растают в потоке постоянно снующего делового народа и только десяток-другой крайних лодырей, так называемая на их же жаргоне «шпана», не желающих ровно ничего делать, будут, по-прежнему, назойливо надоедать прохожим своим попрошайничеством.

Навигационная жизнь скоро войдет в обычную колею.

вернуться в каталог