Дом Пастернака. СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.


Проезжий. Один из малых сих. // ПГВ. 10 июля 1899 г.


Выдь на Волгу: чей стон раздается

Над великой русской рекой?...

Прошли ли те времена, когда по берегам Волги и Камы раздавалась песня, более похожая, по выражению поэта, на стон разбитого, надломленного человека? Не текут ли разве еще слезы тысячей людей, оставивших свое здоровье, силы и молодость на берегах этих многоводных рек?... «Мы не можем замечать зла – раз мы к нему привыкли», сказал некогда в одной их своих речей Лассаль; и должно быть, поэтому, жители гор. Перми, да и других волжских и камских городов, не замечают того аномального положения, в котором находятся носильщики тяжестей или, как здесь их называют довольно метко, «крючники». Но приезжему человеку сразу бросается в глаза та египетская работа, которая выпадает на тяжкую долю этих несчастных людей.

На днях мне пришлось быть по своим делам на одной пароходной пристани и вот какую пришлось мне видеть картину.

С пристани сносили товары и багаж пассажиров; огромный сундук, который впору нести, по крайней мере, двоим или троим, взваливают на плечи тщедушного человека. Так и кажется, что его раздавит эта тяжесть но он только весь гнется, кряхтит и, медленно ступая по доскам, тихо бредет на пароход; всходя уже по сходням, он, как видно по его налившемуся кровью лицу и трясущимся рукам, весь изнемог ,из полуоткрытого рта вырывается стон и губы шепчут: «Господи Иисусе»…еще один момент и он, кажется, должен упасть, раздавленный тяжестью… Но, слава Богу, он достигает места, где с него снимают этот огромный сундук. Рядом со мной стоял один из служащих на пароходе. Я обратился к нему с вопросом «сколько пудов в таком сундуке?» « Да пудов двенадцать будет!» - отвечал он. Я с ним разговорился и из дальнейших расспросов узнал, что половина «крючников» наживают себе грыжу, но бывает и хуже; так, в прошлом году, был такой случай: один «крючник», несший слишком большую тяжесть, оступился на сходнях и у него вышла голень наружу.

Я не знаком с медициной, но наверное же есть какой-либо предел тяжести, сверх которого человек, без вреда для себя, поднять не моет. И все это, тем более, удивительно, что такие факты проходят незамеченными там, где существуют общества даже покровительства животным. Я помню, раз мне пришлось видеть в одном из южных городов России, как член названного выше общества заставил ломового извозчика, который бесчеловечно наложил много мешков с мукой на дроги ,снять часть груза и тем облегчить лошадь.

Раз общество имеет сострадание к животным, то нельзя допускать, что оно менее сострадательно к людям, а если и существуют подобные явления в нашей жизни, то надеемся, что происходят потому, что мало знают о них. Будем думать что, увидев все это, общество уделит частичку своего внимания и тем обездоленным людям, которых голод и холод загнал на эту нечеловеческую работу.

вернуться в каталог