Дом Пастернака. СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.


Мейер Ф. Нет одной. (Из путевых набросков). // ПГВ. 11 февраля 1898 г.


На одной из пристаней верхнего плеса реки Камы остановился пассажирский пароход. Девять часов вечера. В рубке первого класса, ярко освещенной, человек до шести пассажиров. Мягкие диваны, кресла, небольшие круглые столики, длинный обеденный стол, покрытый белою скатертью, с симметрично расставленными на нем вазами, канделябрами, бутылками с винами, - придают уютность обстановке... А там, за отпотевшими оконными стеклами темная, неприветливая, холодная, дождливая октябрьская ночь... Порывы ветра с мелким дождем поминутно обдают окна и стены рубки.

Через несколько минут подошел и причалил другой пароход, на который стали грузить дрова.

- Девушка сейчас утонула. Несла на подошедший пароход дрова, оступилась с мостиков и упала в воду, говорит вошедший в рубку пассажир.

Смотря на спокойное, безучастное, не выражающее ни малейшей тревоги лицо говорящего, казалось, что он сообщает о прибытии нового пассажира, а не о гибели девушки.

- Ну, и что же? принимали какие-нибудь меры к спасению ее? спрашивает один из бывших в рубке пассажиров.

- Да нет, ничего не предпринимали, трудно найти, темно...

- Но ведь так безучастно нельзя относиться! Нужно же было принять какие-нибудь меры к спасению? Это, наконец, уже долг гражданина, каждого из нас!

- Так ступайте и проявите свое гражданское мужество, чем другим то указывать! вспыхнув злобно проговорил он.

Я вышел. Тускло освещенная палуба. Сырость и холод пронизывают насквозь. Между пароходами положены узкие мостики из одной доски. Перил и фонарей у мостиков нет. Пар, выходящий из котла через трубку, около пароходного колеса, клубится и совершенно застилает мостики. Полицейский стражник, прислонившись к кожуху парохода, отбирает показания...

- Вот, видишь ли, слышится чей-то голос, она шла с дровами, поскользнулась, вишь какая слякость, да темять; а может в это время паром мостки обдало, закрыло их, так не усмотрела, оступилась. Слышно было пела, вынырнула еще, что то скричала; да видно под пароход ее подтянуло... вот оно... ни зги не видать!..

- Молоденькая была, годов 17-й шел, слышится ужу другой голос. Сестра ее старшая, лет 18, тоже утонула ныне летом, так видно, на роду им было написано!..

Тут же стоит командир парохода и его помощник; лица у них такие же безучастные, как у других. По мосткам снуют молоденькие девушки и парни – подростки с охапками дров. Принесли фонарь и поставили на одном из конов мостков. Я стоял в недоумении. Да, действительно, как будто ничего не случилось, как будто катастрофы и небыло, не было и жертвы; ничего не напоминало, что не стало одной молодой жизни, с ее заветными думами, планами, надеждами на будущее... счастие.. любовь!.. Будь мостки с перилами, думалось мне, и освещены, как следует, спусти тотчас же лодку, поищи с фонарями... быть может молодая жизнь была бы сохранена...

Я вернулся в рубку... Компания уже сидела за зеленым столиком и винтила. На обеденном столе красовался на подносе флакончик с чистою влагою и рюмочки; тут же на тарелочках виднелись солененькие огурчики, груздочки, селедочка и другие аппетитные яства...

Ни что не говорило, ни что не напоминало, что там уже нет одной...

Дождь с порывами ветра по-прежнему барабанил в окна рубки.

вернуться в каталог