Дом Пастернака. СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.


Макк А. На пожар // ПГВ. 13 апреля 1906 года.


Жаркий день, хотя уже веет вечерней прохладой. На улицах довольно пусто, если не считать горожан, идущих поклониться праху умерших родственников, и молодежи, протаптывающей тротуары и обувь на Сибирской улице, между Екатерининской и Покровской.

Видя спокойствие на улице, дремали постовые городовые, позевывал обыватель, сидя у окошка, и говорил просящим у него милостыню нищим: «Неча, неча! Проваливай… Не подаем… Расплодилось теперича вашего брата… Поди прочь!» Гимназисты клялись в вечной любви гимназисткам, вышагивая с ними по Сибирской и поминутно наступая идущим впереди представительницам прекрасного пола на шлейфы, извозчики на «колодах» или спали, или флегматично ругались, велосипедисты, бесшумно катаясь по мостовой, поминутно подавали звонки, не для того, конечно, чтобы предупредить кого-нибудь от опасности быть раздавленным, а просто, чтобы обратить на себя внимание гуляющей публики,- одним словом, жизнь «текла обычным кругом». И вдруг…все изменилось. Городовые засуетилось, извозчики проснулись и задергали вожжами, протирая глаза рукавицей или кулаком, гимназисты позабыли гимназисток и клятвы и беспокойно завертелись на месте, а обыватель отошел от окна и побежал одеваться.

Всю эту метаморфозу произвел набат, раздающийся на каланче первой части и быстро подхваченный другими.

Вскоре из сарая депо вылетело дежурное отделение пожарных и понеслось по улице, за ним понеслись и остальные, за пожарными понеслись обыватели.

- Где горит, Лексанна? - осведомляется старуха с носом, напоминающим дулю хвостиком вверх у другой с носом в виде дули хвостиком вниз.

- А хто ж знает, Михална, - бормочет та, - про то пожарным доподлинно известно.

- Ах, Маруся, ну куда же ты так несешься? - вздыхает, окончательно запыхавшись, полная, румяная гимназистка. - Я никак не могу поспеть за тобой! Иди потише!

- Но, Ниночка ведь, иначе мы опоздаем, а пожары бывают такие интересные, - возражает подруга, готовая пуститься в припрыжку.

- Что, ребята, без нас не потушили пожару? - осведомляется кучка мастеровых, на рысях несущаяся к месту пожара.

- Куды те,- возражают встречные, - работы всем достанет, потому так и пластат.

- Прибавим шагу, Коля! - предлагает высокий гимназист в pence-nez своему товарищу.

- Идет! - соглашается тот, и оба гимназиста бойко рысью несутся вниз по Сибирской.

- Извозчик! - обращается к одному из «автомедонов» на «колоде» полупьяный мастеровой. - Вези меня заливать пожар.

- Полтинничек бы, - заламывается извозчик.

- Чего? Да я и пешком дойду! Скорей, чем ты доедешь! Четвертак! Тогда еду!

- Маловато бы никак, - колеблется извозчик, но вдруг проникается внезапной решимостью и говорит, - пожалуйте-с!

- Пошел! - разваливается мастеровой в пролетке. - Дуй лошадь в хвост и в гриву!.

- Гайда, милашка, на пожар! - говорит босоногая девочка-нищенка подруге.

- А милостыньку-то собирать? - не решается та.

- На пожаре насобираем, да пожар поглядим!

________

На крышах соседних с горящим сараем домов, амбаров, навесов и конюшен толпы народа, во дворах, граничащих с пожарищем, народу не меньше. Пламя целыми снопами выбивается из-под железной крыши, огненными языками лижет бревна и окутывает весь сарай клубами черно- серого дыма, взвивающегося столбом к облакам и даже застилающего собой яркий диск солнца.

- Как тут, братцы, на крышу бы вон на ту забраться? - недоумевает белобрысый парень, при цепочке и часах с ярким галстуком и в лаковых, блестящих сапогах.

- А вот залезь, мил человек, на забор и оттедова прямо табе путь и обозначится, - объясняет ему крестьянин с рыжеватой бородой, сбившейся в ком, как войлок.

- Что ж, Вася, полезем на забор что ли? - предлагает черноволосый реалист рыжеволосому.

- Пожалуй, слазим, - печально соглашается тот.

- Оно, пож-ж-алуй, того… дядя Митрий, - колеблется молодой мастеровой, сидя на заборе и не решаясь перелезть на крышу, - как ежели оттеда да книзу… ведь до смерти убьешься… боязно!

- Коль хлопнешься - аминь! - вполне равнодушно соглашается дядя Митрий, тоже сидя на заборе. - Ну, только опять, ежели осторожно, так тогда, пожалуй, и нечаво.

- А где бы, кормильцы, на пожар взглянуть? - шамкает сгорбленная старуха.

- Аль помогать, бабушка, захотела? - спрашивает кто-то из толпы.

- Тебе бы, бабушка, на печке сидеть да греться, аль тебе печного жару мало, на пожар греться пришла! - острит русобородый мужик.

- На казенный счет захотела, - поддакивает ему какая-то заплатанная сзади чуйка.

- Здорово пластат! - рассуждают на крыше.

- Оно, конечно, хотя усмотреть можно, что без труда зальют, - замечает мещанин в синих очках и с шишкой на лбу.

- Из сего это вывести затруднительно, - возражает мелкий торговец с угреватым лицом,- ибо по моему усмотрению пожар сей ране как к вечеру не окончится.

- А как полагаете, Иван Николаич, - обращается прыщеватый господин к другому, чисто выбритому и обладающему довольно крупной лысиной,- флигеля вокруг загорятся или отстоят их?

- Судить об этом сейчас, Николай Иванович, - возражает лысый господин, - не возможно-с… Все будит зависеть от деятельности наших пожарных.

- А жарко стало, ребятки! - расстегивает кафтан старик-купец. - Далече горит, а жарко!

- Впрямь словно в бане, на полке, к примеру, - сочувственно откликается кто-то.

- Оно похоже, - соглашается рыжебородый мужик, - только в бане без одеяния.

- А ты и здесь разденься, дамов нету! - острит кто-то при смехе окружающих.

- Здорово пластат, одначе!

- Кошмам флигер запечатывают.

- Бранвестер по трубе полез.

- Стихат маленичко…

- Теперя слободней , справятся.

- Робята, гайда уачать! - взмахивает кудрями какой-то парень, спрыгивая вниз.

- Машина работай! - кричит с крыши кто-то из пожарных.

- Важно работают они ноне!

- Сколько пожаров типеря, одначе!

- Лонысь меня ровно было.

- Зачастили топеря, пожарным сна нету!

- Хорошо все же у нас пожарные работают, - замечает брюнет чиновник шатену.

- Только, говорят, никак пожару найти не могли, три квартала зря прогнали!

- Наша взяла! - облегченно вздыхает рыжебородый мужик и звучно икает при этом.

- Таперича огню ничаво не сделать, - соглашается чуйка.

- Жаль аппарата не взяли, поснимать бы можно, - толкуют между собой гимназисты.

- Штиблет у меня по дороге лопнул, - сокрушается высокий реалист в очках.

- Крышу разбирают!

- Эва, отдирают как!

- Молодцом брандвестер действует!

- Прошлый год у нас на деревне горело, - рассказывает рыжебородый мужик запасному, стоящему с ним рядом, - ровно, знаешь, ошалели, к примеру все… Сусед мой, который, значит, с правой руки от меня, Иван Петров ем имя, Дерюгин по прозвищу, как схватил дугу, да и давай вкруг часовни бегать, ровно оголтелый впрямь. Мужики смотрят, ничаво понят не могут, а он то, миляга, носится. Потом уже догадались его из машины спрыснуть, ну, тогда… опамятовался и даже избу свою тушить стал.

- А вот я в полку был, - сообщает ухмыляясь запасной, - так у нас тоже, значит пожар был… И до того у нас жена командирская спужалась, что в одной рубашке по улицам носилась и юбку, ровно плащ, на плечи накинула!

- Икону выносили, сказывают, Богородичную, - говорит старик-купец, - ну, Бог и не попустил, а без Бога хушь со всего света пожарных собирай, - толку не будет!

- Машина качай!

- Здорово заливают!

- Там рухнула крыша-то!?

- Давеча еще завалилась!

- А как под нами ежели крыша подломится?!

- Зачем подломится?! Сдюжит!

- А ежели обломится, так сеновал туг, убиться невозможно!

- Кончают, знать-то!

- Шабашат!

- Новые бочки наехали!

- Таперича до следующего пожара!

- Типун тебе на язык, парень!

- Слазь, робя, с крыши, не то водой обольют.

- Пошел, пошел!

- Пусти, милые, на мне сибирка новая.

- Прикончили с пожаром-то?

- Спущайся, знай, поживее!

- Как тут слезть-то?

- А на поленья ногу то ставь.

- Иван Иваныч, дай руку, пособи!

- Верочка и вы здесь? - соскакивает с крыши гимназист к ногам блондинки-гимназистки с блестящими серыми глазками и вздернутым носиком.

- Володька! Работал на машине?!

- И не говори! Устал, как собака! Опускать низко, подымать высоко!.. Поясницу ломит.

- Были мы вчера в пивной… - начинает один гимназист, но вдруг осекается и смолкает.

- Чего ж ты замолчал? - удивляются товарищи.

- А вон Андрей Макк идет, - указывает тот.

- Да, помолчи, а то влетишь... - одобряют коллеги.

- Христос воскресе, Анна Егоровна! - подходит полупьяный мастеровой к кокетливой горничной. - С поминовением-с упокойников имеем честь поздравить-с! Дозвольте поцеловаться!

- Отстаньте! Эка что выдумали - христосоваться на улице! Святая-то отошла уже.

- Оно, собственно, до Вознесенья дозволительно.

- Вы домой, Катя? - осведомляется высокий, фатоватый гимназист в pince-nez. - Можно вас проводить?

- Пожалуйста,- отвечает худощавая барышня с глубокими ямочками на щеках и насмешливо прибавляет, - вы в белых перчатках помогали тушить пожар?

- Нет, я изучал простонародную речь, Крылов тоже знакомился с прачками…

- Ну, и жисть! - восторгается молоденький купчик, садясь в свою пролетку на резиновых шинах. - Там похороны, апосля пожар, в заключение синематограф. То есть развлеченьев этих… Прямо без конца… Развеселое житье! Помирать не надо.

вернуться в каталог