Дом Пастернака. СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.


Вышеславцев В.И. Очерк из путешествия к Уралу по реке Вишере // ПГВ. – 1 декабря 1895 г.


Летом мне пришлось быть в верховьях реки Вишеры, вблизи Уральскаго хребта, на его отрогах: Юбрышке, Пропащий и Чувале, под 61 градусом северной широты, 29 градусов восточной долготы, в чердынском уезде, пермской губернии. Местность эта настолько своеобразна, что стоит о ней сказать несколько слов.

Путь из Чердыни на Чувал идет сначала земским трактом через села: Покчу, Вильгорт, Искор, Оралово до дер. Бахари на протяжении 69 верст.

От деревни Бахарей путь идет по реке Вишере до Усть-Улса 98 верст, до Усть-Велса 130 верст. От Усть-Велса по реке Вишере до Чувальскаго рудника до 30-ти верст; до Юбрышкина рудника по реке Велсу 12 верст.

На реке Вишере, в 30-ти верстах от дер. Усть-Улса, построен чугунно-литейный завод Шписа и К., а на Усть-Велсе предполагается постройка такого-же завода Гужоном и К.

Путей летних к этим заводам от деревни Бахарей никаких других нет, кроме сообщения на лодке-душегубке (поднимающей до 20 пудов груза), против течения быстрой реки Вишеры. Лодка идет обыкновенно возле берега вверх по реке, от напоров тонкими шестиками двух рабочих на лодке – стоящих по одному на корме и на носу. Лодка идет довольно быстро, до 4-х верст в час против течения, а по течению плывет по средине реки со скоростью до 7-ми верст в час в малую воду; весной, при разливе Вишеры, скорость езды на лодке по течению вдвое быстрее – до 14-ти верст в час.

Каменистые берега реки Вишеры весьма красивы и оригинальны; они часто бывают совершенно отвесны и достигают до 60-ти сажень высоты над уровнем реки Вишеры. Местами камни – виде средневековых замков и дворцов (Ветлянский камень), или виде крепости, например, московскаго кремля (Говорливый камень); встречаются камни виде громадных монументов, сфинксов, деревьев, домов, труб. Соответственно своим формам и свойствам камни носят название, наприм.: Говорливый камень – хорошо отдает эхо; Дыроватый камень – виде трубы; Писанный камень – представляется как бы с какими-то иероглифами; Кедровый камень – виде деревьев-кедров; Сыпучий камень состоит из тонких сланцевых залежей, представляющихся виде зигзагов, осыпается мелкими пластинками в реку Вишеру. Выше дер. Усть-Улса есть камни, похожие на памятники: Екатерины Великой в Петербурге и Петра Великаго, чудовищных размеров. Камень банный – представляет собою домики и бани деревни. В деревне Бахарях камень имеет форму конуса; в деревне Колчиме – камень ввиде суслона.

Усть-Улс – деревня вогульская,- последняя земская станция на реке Вишере. На Усть Велсе – вверх по реке уже нет станций, а ровно селений крестьянский.

Кутимский завод стоит вправо от деревни Усть-Улса, верстах в 30-ти, не на реке Вишере. В завод проведена узкоколейная дорога – конная и телефон. В Усть-Улсе жизнь кипит ключом: идет постройка судов, грузка чугуна в суда; выгрузка хлеба, вина и прочих продуктов для завода, привозимых по реке Вишере из г.Чердыни судах-коноводках, поднимаемых шестеркою лошадей с грузом до 2,000 пудов.

До Усть-Улса ходили и три парохода Малых, но работа их мало успешна; в мелкую воду они не проходят на перекатах или ломаются о камни вишерские, а в большую весеннюю воду не могу везти груз через пороги, наприм.: через «Боец» - выше дер. Акчима и друг., на которых парход, при работе его на полном ходу, несет вниз по течению. Пароходы с грузом идут против течения в сутки не более 4-8 верст. Зато по течению несутся со скоростью поезда – до 25 верст в час.

Река Вишера имеет такое сильное падение, что покатость поверхности воды заметна простому глазу.

Порогами называются места, где вода спускается вдруг на один аршин и более и как бы падает.

В порогах вода сильно колеблется, как бы от сильного ветра и волны даже забрасываются в лодку, при переезде через порог.

Если в пороге есть камни среди реки около берегов, то вода шумит, бьет в камни и пенится. Езда на лодке в этих случаях весьма опасна; суда с чугуном, набежавшие на камни, часто разбиваются и тонут.

Вследствие этого летом 1895 года на реке Вишере работали инженеры путей сообщения – от казны: снимали глубину фарватера Вишеры; взрывали динамитом большие камни в порогах и вытаскивали их воротом на берег, а на перекатах поставили бакены.

Река Вишера судоходная, имеет ширины от 100 до 200 сажень; вода в ней весьма прозрачная и дно совершенно каменистое. С лодки в Вишере нередко можно видеть рыбу солидных размеров, как в аквариуме (хариусов).

Река Вишера от г.Чердыни верховьем своим идет на восток до Урала, а потом с западной стороны – рядом с Уралом идет на север, от деревни Усть-Улс.

Подходя к Уралу река Вишера врезывается в отроги Урала, почему берега Вишера, а равно и дно ее – сплошной камень и притом самый прочный – из пород вулканическаго происхождения: гранитов, кварцов, глинистых сланцев, железняков, шпизов и проч.

Отроги Урала или даже может быть самый Урал – камни: «Юбрышка», «Пропащенский» и «Чувальский», идущие хребтом с юга к северу, настолько высоки, что часто облака покрывают их, или даже несутся в полугорах. Мне приходилось видеть на Чувале облака, которые закрывали кругом горизонт, как тучей или туманом.; точно также приходилось видеть облака на Чувале ниже горы; в это время был на Чувале пронзительный ветер; у рабочих на лесоустроительных работах болела голова от такого ветра и распухало лицо – в половине июля.

Виды с Чувала и Юбрышки, на которых мне пришлось быть, весьма красивы; на горизонте кругом видно верст за 40; в солнечный день хребет Уральский кажется в виде белоснежного облака, с красивыми овалами вершин. Река Вишера кажется маленькой речушкой. Леса хвойные, березовые, гари, болота далеко ясно видимы. Чтобы передать все, что видеть пришлось, нужно быть художником. Природа открывается глазу человеческому в больших размерах и кажется величественной, а сам человек кажется себе ничтожным насекомым-былинкой; становиться даже несколько жутко; берет и радость, и тоска!.. Разреженность воздуха на высоких горах, должно быть, имеет большое влияние на кровообращение.

В гору я поднимался легко и с восхищением как на Чувал, так и Юбрышку, более часу (высота гор от 100-150 сажень), на протяжении до 1½ верст крутика по склону гор, восхищаясь все более и более открывающимся горизонтом, а с горы спускался усталый; ноги под гору отказывались идти. Как было странно видеть в конце июня на горе Чавуле цветы и рядом с цветами на северных склонах снег в 1½ сажени глубины?!..

Как пришлось удивиться зиме, наступившей 13-го сентября, когда везде был снег в ¼ аршина глубины кухта на деревьях была как среди зимы!?..

На реке Велсе 25 сентября шла шуга и были забереги из льда. При выезде с работ, по случаю наступления зимы на Юбрышке и Чувале, был снег еще в деревне Акчиме; у села Говорливого снега не стало не доезжая 100 верст до гор.Чердыни; а в Перми весь октябрь почти был без снега.

15-го июня нам пришлось ночевать в лесу; день был жаркий; ночью мы сильно прозябли под кошмами, а вода в корине у рабочих замерзла. Это был нам первый сюрприз на Юбрышке.

В ненастную погоду на Урале стоят постоянные туманы, а также и на реке Вишере. Туманы бывают среди дня, так что пароход днем бросает якорь.

Разница в климате, скажем, против Перми, не Чувале значительная.

При разносе климата заметна разница во флоре и фауне. Приходиться встречать полудиких вогулов; лосей и оленей; кедр вместо сосны из деревьев; Марьин-корень – цветущий по горам, как бы в цветниках; можжевельник на скалах, дикий лук на горных болотах, вполне заменяющий огородный, целыми десятинами и серебристую или седую иву вместе с луком – кустарник до 1½ арш. высоты (Salie aiba) – из растений, не говоря уже про мхи – белый и красный, которыми питаются олени на камнях – вершинах гор и склонах; кедровку из птиц, вместо наших ворон. Странно, что на Чувале также много ягод, как и около Перми: малины, рябины, смородины – красной и черной, морошки, черники, голубики, княженики и костяники, особенно было много малины и княженики; малина была до самого снега; грибов же было мало: сыроежки (синявки) на камнях, масляники редко; боровики в высоких и густых молодняках лесных; белых и черных грибов весьма мало, также и рыжиков.

Скажем теперь несколько подробнее о коренных жителях Вишеры – вишерцах – русских и вогулах.


ВИШЕРЦЫ

Живут по реке Вишере обыкновенные русские крестьяне до деревни Усть-Улса. В Усть-Улсе живут уже обрусевшие вогулы крестьянским хозяйством.

Все вишерцы – отважные лодочники и любят свою Вишеру и ловко умеют управлять шестиком на лодке душегубке, как мужчины так и женщины.

Занимаются вишерцы большею частью звероловством, охотой на рябчиков и рыбной ловлей по р.р. Вишере, Велсу – притоку Вишеры – хариусов и форели,- последней в небольшом количестве до 10%. Сельское хозяйство вишерцев, вследствие каменистой почвы и суровости климата, идет в весьма небольших размерах; хлеба своего почти у всех не хватает – все прикупают в г.Чердыни. Скотоводство тоже развито лишь для домашнего обихода.

Платье и обувь вишерцев несколько отличается от обыкновенного крестьянского: шапка, нагрудник и наспинник из толстаго сукна своего изделия; обувь – кожаные коты с небольшими голенищами, как-бы полусапоги, без каблуков, с ремнями, которыми туго завиваются голенища сапога около ноги; такая обувь легкая и удобна для охоты, по объяснению вишерцев. Женщины носят кумачные кокошники на голове. Цвет волос и кожи преобладает белый; рост малый. Акцент своеобразный: растягивание слов и повышение голоса на последнем слове на целый тон при вопросах. Много своеобразных выражений: «матухи» вместо коровы; «займусь» вместо держи шесть под лодку; «орать» вместо пахать; «чеко» вместо что и проч. Народ весьма трудолюбивый; в виду плохих сельскохозяйственных орудий – сохи в два ральника и бороны – (пень с аршинными сучьями и с оглоблями для пряжки); земля плохо на пашне измельчается, поэтому вишерцы – мужчины и женщины ходят за бороной следом с топором и каждый ком или глыбу разбивают в пыль обухом топора; работа довольно трудная, но обязательно вишерцами исполняется.

Рыболовство на Вишере очень развито – ловят хариусов летом, в июле и августе, мережами и сырпами. Сырпы это тоже мережа, но ввиде невода с шестами на концах. При этом непременно нужны две лодки, которые за шесты растягивают сырп и плывут по течению реки. Сонная рыба захватывается сырпом.

Артели в 5-8 человек в месяц или полтора налавливают рыбы – хариусов, 1-2 фунта каждый, до 200 пудов и продают ее посоленную в боченке по 2р. 80к. за пуд и дешевле в Усть-Улсе и Чердыни.

Лосей и оленей бьют вишерцы из винтовок крупнопульных, а равно и медведей, белку, рябчиков, глухарей, тетеревов и проч. той же пулей. По первому снегу олени и лоси приходят из-за Урала на камни страдами: Чуваль, Пропащий, Юбрышку и друг., вершины которых совершенно безлесны – камень с мохом и черникой и с вершин снег сдувает. За две или за три версты в ясный день видно оленей и лосей охотникам на горах; их скрадывают и стреляют или же гонят собаками на лыжах. Ходят на охоту далеко – за Урал, верст за 60, артелями человек по 6-10 с нортами и набивают зверей и птиц до февраля рублей на 30-60 на человека и делят добычу поровну.

Население вишерцев по реке Вишере до деревни Акчима, отстоящей от деревни Бахарей в 60-ти верстах, довольно густое; через каждые 5-7 верст все деревни, составляющие две волости: морчанскую и сыпучинскую. От деревни Акчим до деревни Усть-Улс по реке Вишере 45 верст, на которых нет ни одного дома. Во всех вишерских деревнях удовлетворительные постройки и народ все более или менее зажиточный.


ВОГУЛЫ

Кроме вишерцев на вершинах Чувальскаго камня живут вогулы, ведущие кочевой образ жизни. Они имеют большие стада оленей, от 600-1000 голов, которыми и питаются: оленье мясо едят сами, а шкуры оленьи сбывают в сыром виде, или виде совиков, малиц, шапок, рукавиц, сапог и проч. сшитых оленьими жилами. На лесоустроительных работах на горе Чуваль, при прорубке квартальных просек, мне пришлось встретить вогульскую дорогу, на которой и в летнее время вогулы ездят на паре или четверке оленей на своих легких санках – нартах, с рябиновыми подполосками за съестными припасами до реки Вишеры, а по Вишере на лодке в деревню Усть-Улс. Вогульская дорога замечательна: пройти по ней даже пешему человеку весьма трудно; местами по дороге рекой льют падуны горные или ключи; местами болото, камень, бурелом, а вогулу, едущему на оленях, это нисколько не мешает. Судя по виду и запискам, вогульская дорога весьма старинная, хотя и не особенно усовершенствованная. На дороге, у подошвы Чувала, есть станция под двумя кедрами, где заметны следы костра и насорена хвоя кедровая в ¼ аршина толщины; это матрац вогульский.

Пасут оленей вогулы на самых вершинах камней, покрытых белым мохом – лишайником – Cladonia rangiferina, а равно и на горных болотах, где много оленьих следов, шерсти, костей оленьих; на камне встречаются печки для варенья пищи.

Живут вогулы в шатрах, называемых «чум», виде шалаша из старого береста, обтянутой внутри оленьими шкурами, а в зимнее время и снаружи.

Дороги вогульские до самых чумов не доходят – теряются. Вогулы боятся людей и скрывают свое местожительство; если таковое обнаружиться, немедленно перебираются на новое место, более глухое и удаленное.

Пасут вогулы оленей не сами, а их собаки; последние настолько выдрессированы, что если завидят человека, то отводят стадо оленей в ущелье гор.

Олени тоже весьма послушны и обучены. Если вогул желает запрячь пару оленей, то лишь свистнет и пара оленей занимает свое место в запряжке нарт – правый олень на правой стороне, а левый – на левой стороне. За непослушание вогулы натравливают на оленей своих собак.

При поездках к р. Вишере с камня Чувалькаго – через 15 верст, вогулы, сложив товар с нард в лодку, отпускают оленей одних к чуму без кучера.

При возвращении с охоты олени доставляют вогулов домой к чумам кратчайшим путем самостоятельно. Часто олени из стада по 100 и более штук теряются; должно полагать, пастухи-собаки, при встрече с медведем или волком, бросают свой пастуший пост и олени убегают в леса, которым во все стороны нет конца!... У вогулов есть и выгоны для оленей. На Чувале – внизу горы, покрытой лесом, мне пришлось видеть изгородь в одну жердь, положенную на пни, на 2-х аршинной высоте от земли. Я спросил рабочих, кто это сделал; объяснили, что это работа вогулов – выгон для оленей, чтобы олени не расходились; изгородь эта не пропускает оленя с высокими рогами.

Вогулы православные, но в тоже время и язычники и дикари: они пьют кровь только что зарезанного оленя, для чего оленя колют прямо в сердце – дабы кровь не вылилась… Вогулы едят мясо всех зверей, каких убивают на охоте, особенно любят мясо белки. Едят также мясо лошадей. Празднуют магометанский праздник байрам, с жертвоприношением белой лошади, которую ежегодно нарочно покупают.

Мужчины вогулы волос не стригут, заплетают косы без всяких украшений. Женщины же, особенно девицы, в косы вплетают туго что-то вроде конского хвоста, носят две косы и украшают косы медными цепями, какие обыкновенно употребляются для украшения упряжи лошадей русских крестьян; вследствие сего косы имеют значительный вес. На голове, кроме того, между косами насажены в ряд до пяти медных пуговиц, хорошо вычищенных и окруженных чем-то вроде жемчуга. Типы мужчин, а равно и женщин – особенно молодых, довольно красивы: цвет кожи у некоторых на лице совсем белый с румянцем; зубы весьма хороши; скулы лишь несколько широки и тем выдают вогула. Вероятно настоящий вогульский тип уже вырождается и являются смешанные типы с русскими. В деревне Усть-Улсе, где живут уже обрусевшие вогулы, часто бывают браки вогул с русскими. Вогулы весьма любят водку и за водку часто отдают свой пушной товар в пять раз дешевле, чем на деньги. Этим скупщики пользуются и в частую вогулов спаивают и обманывают. Сами вогулы народ весьма гостеприимный по отношению к русским. На Чувале славиться богатый вогул, Степан, имеющий 1500 оленей; он принимает к себе гостей интеллигентных – заводских служащих, инженеров и сам принят заводскими управляющими.


ЗВЕРИ

При работах в лесу мне пришлось много видеть следов лосей и обгрызенную лосями кору на рябине, поднимать обломки лосиных и оленьих рогов и видеть живых лосей и оленей, хотя в единичном количестве. Белка встречается часто, а зайца вовсе нет.


ПТИЦЫ

Все почти лето – июнь и июль надоедала нам своим карканьем кедровка, перелетающая с кедра на кедр, выклевывая кедровые орехи из шишек.

В августе появилось много рябчиков в еловых лесах, особенно в молодняках, где много ягод – черники. Чины лесоустроительной партии не могли напастись пороху и дроби, в два, в три дня исстреливали свои запасы, так как рябчики встречались на каждом шагу. Уток по р. Вишере было в августе и сентябре тоже много: чирки, крохали белые – черногрудые, черняди, гоголь и какой-то особый серый крохаль с острым клювом, с большим количеством зубов, как у щуки. Глухари единично встречались на тропах каменистых или на камнях, у начала леса – опушки, где растет очень крупная черника и так много, что негде ступить.


РАСТЕНИЯ

Растительность по р. Вишере весьма ограничена. На крутых берегах, покрытых мохом или злаками, пырьем, геранью болотной и лесной, растет в большом количестве Марьин-корень (пион), у которого очень большие цветы, вроде мака, красного колера. В июне горы так были украшены цветами пиона, как в хорошем цветнике, представляя собою вид роз.

На высоких камнях- болотах растет обыкновенно лук дикий по нескольку десятков квадратных сажень – сплошь, вместе с ивовым седым кустарником, в 1½ аршина высоты (salix alba – серебристая ива).

На сухих местах камни покрыты мохом, sphagnum, hipnum, торфяник, можжевельник в ½ аршина высоты и везде почти встречается белый цветок – горная петрушка (сем. umbeliferae – зонтичных, род reucedanum oreoselinum moench).

Цветок этот растет рядом даже со снегом на самых вершинах Юбрышки и Чувала.

Малины было много в горелых лесах, а княженики – в низинах около речек, напр. Шудьи, на заболоченных – моховых почвах.


ЛЕСА

Леса состоят из хвойных пород: кедра, ели, пихты; лиственных пород – почти одна береза. Сосны, осины, липы, вяза, ильма, ветлы на реке Вишере – на Чувале нет. Из кустарных пород в лесах растут рябина, жимолость, черемуха; лиственница встречается лишь между г. Чердынью и деревней Бахари, среди сосны на песчаной почве (белый песок).

Больших размеров достигают на Чувале кедр, ель, пихта и береза – от 10-20 вершк. на высоте груди, до 14 саж. высоты, на почвах суглинистых у подошвы гор, а кедр – но торфяных болотах. Запасы древесной массы на десятине преобладают в 40 куб., редко достигают в лучших строевых высоких лесах 60 кубов. На заболоченных почвах запасы от 20-30 кубов. На р. Вишере, около Юбрышки много горелых лесов, представляющих собою на высоких камнях, напр. «Ветрянном камне», в виде мачт судов рыбинского порта, только без флагов…


РУДЫ

Железная руда в горах встречается почти всюду и весьма высокого достоинства – почти чистое железо, например кутимская руда – железный блеск; руда юбрышкина рудника – бурый железняк; последняя идет пластами почти на поверхности земли, или на глубине не более 2-х аршин. Есть руды медные и золотые россыпи по р. Велсу и Шудье.


ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Несмотря на большое обилие лесов и разного рода руд, при отсутствии народоселения, край чувильский представляется совершенно мертвым царством, где человеку вовсе подчас нечего есть и негде купить на деньги; нужно быть самому звероловом, для своего пропитания. При открытии заводов, Чувал и Вишера должны оживиться. На Усть-Улсе, около действующего Кутимскаго завода Шписа и Ко, жизнь начинает кипеть: много судов видишь с чугуном и много людей; развивается торговля и уже все можно купить, немногим дороже городского (на 20-30 процентов). Заходили уже и пароходы до Усть-Улса.


РАБОЧИЕ

Рабочие на Усть-Улсе и Усть-Велсе народ пришлый: зыряне из вологодской губернии, вятичи, нижегородцы и казанские татары.

Заработная плата – на казенных лесных работах была летом 1895 года 1 рубль в день, а в заводах от 80 к. до 2 р. 50 к. в день, если работы были срочныя: перегрузка в судах, корчевание пней под постройки и проч.

Вследствие такой хорошей платы, наплыв рабочих громадный; ежедневно по берегам р. Вишеры идут партии рабочих на Усть-Улс и Усть-Велс, наведываясь, когда откроется новый велсовский завод Гужона?..

вернуться в каталог