Дом Пастернака. СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

СТРАНИЦЫ пермской периодики к.19.- н.20 в.


Бай Ж. От Волги к Иртышу.// ПГВ. 09 октября 1897 г.


Описывать шестимесячное путешествие по окраинам Европы и Азии в одном докладе, будь он и длинным, вещь невозможная, но я и не имею этого намерения. Я хочу написать о восточной России и о Сибири в форме простого разговора, сопровождаемого прибавлениями. Начиная, я должен выразить глубокую благодарность за оказанный мне теплый прием. Везде, где бы не встретил француз русского, он встречает друга. Гостеприимство, везде мне оказанное, согласовывалось с славянской пословицей: «чем богаты, тем и рады». Маршрут, который мы избрали, чтобы посетить эти отдаленные страны, принудил нас проехать по местам азиатским, рассматривая их не только географически, но археологически и этнографически. А учения археологические и этнографические так тесно связаны, что их трудно разделить. Мы достигли Урала реками и речками, теми двигающимися дорогами, союзниками русских против того, что называют «большие расстояния». Мы увидали Волгу около Нижнего Новгорода. Это старинный город с 60 тысячами жителей в обыкновенное время, и 400 тысячами во время ярмарки. В этот год в нижний собрались представители со всего государства, чтобы посетить выставку, которая показала степень развития России в XIX веке. В этом городе мы имели честь и удовольствие узнать генерала Баранова, одну из интересных личностей России, который, как губернатор, боролся против тифа, холеры и голода с такой же храбростью и энергией, какую он выказал моряком в войне против турок. Позвольте мне рассказать вам два анекдота из жизни генерала Баранова; они покажут энергию этого человека при исполнении своих обязанностей. Губернатор принимал всех, которые обращались к нему с просьбой. Однажды один молодой человек выразил поговорить с ним. Но подозрительная наружность этого человека удержала дежурного полицейского в приемной. Генерал ему приказал удалиться. Проситель стоял в отдалении. Генерал попросил его подойти ближе и садиться. Проситель повиновался; но сидя ему неудобно было вытащить из кармана какую-то вещь. «Не хотите ли я вам помогу», - сказал генерал, но в этот момент посетитель навел на него в упор пистолет. Губернатор схватил пистолет и отвратил удар. Рассказывая мне это, генерал Баранов держал в руке нож, собственноручно сделанный крестьянином принесенный вскоре после покушения, прося его принять и сохранить это оружие для своей защиты. Рассказавши это, губернатор повел меня в свой кабинет, где между портретами его семьи находился портрет этого молодого человека и сказал: «я поместил его здесь, потому что считаю тоже родным».

Второй анекдот менее длинный. Когда холера свирепствовала в Нижнем Новгороде, генерал превратил губернаторский дом в больницу, чтобы самому стоять во главе при уходе за больными. Одна довольно видная личность города, узнавши это, написала в газетах, что бича вовсе и не существовало. Она была тотчас же потребована к губернатору, который заставил это лицо долго ходить по всем залам, переполненным больными, и, как наказание, предписал ходить за холерными больными в продолжение восьми дней.

Навигация на Волге и Каме – очень приятное время, потому что пароходы – настоящие плавающие дома. Эта Волга, такая спокойная, была некогда политической границей между Европой и Азией, когда монгольское иго, продолжавшееся несколько веков, проникло в Россию. Волга привела до своей середины варварские орды, которые заставляли трепетать славянские племена. Иоанн Грозный, этот великий политик и первый царь, отомстил всемогущему в то время исламу. Татары, накануне еще владетели, на завтра сделались рабами, а теперь это мирные поселенцы, подчиненные императорскому скипетру. При въезде в Казань осматривают обыкновенно памятник, где сложены черепа погибших – живое воспоминание победы. Но, проезжая по городу, находишь доказательства, что не все татары избиты, это – целые кварталы, населенные исключительно ими, а также много деревень по берегам Волги и Камы заселены их потомками. Волжские татары существенно отличаются от крымских, тип этих последних красивее; правда, они приняли различные элементы: греков, готов и других, которые встречались в Таврической губернии. Взятием Казани, кроме татар, были подчинены и другие народы – черемисы, чуваши, вотяки, мордва и башкиры. Нация финская и чудская составляли основное население этой страны до нашествия татар, которые ее немного изменили. Были там, действительно, в это время финны, обращенные в магометанство. Другие были обращены в православие, но однако же в действительности не все были крещены. С победы Иоанна Грозного русские колонии распространились в восточной России через Волгу и Каму; предки же их образовали только группы, вместо плотной массы. Нужно искать этих последних (чтобы найти нетронутых) вдали от центра и больших водных путей. В настоящее время нужно спешить составлять коллекции и делать этнографические изучения. В восточной России русские только недавние пришельцы, а потому для изучения древностей и образа жизни населения нужно отправиться в Азию. Такое получил я впечатление, направляясь в места древней Болгарии, расположенной при слиянии Волги с Камой. Болгарские древности, извлеченные из этой почвы, скорее турецко-монгольского происхождения, чем финского; они чисто восточного характера и имеют сходство с произведениями центральной Азии, которые отличались наибольшим блеском при основании Золотой орды. Развалины, которые существуют еще и теперь на месте древней Болгарии, относятся, кажется к XIII веку. Также большое впечатление произвело на меня посещение кладбища, называемого Ананьино, около Елабуги на реке Каме; там я рассматривал различные добытые вещи. Они также азиатского происхождения, но другого названия, потому что принадлежат к совершенно сибирской цивилизации, вероятно, более древней и более северной, чем только что названная. Желание узнать эту прославленную местность, чтобы не сказать классическую, в археологии России, повлекло нас в Вятскую губернию. В этой губернии, кроме вотяков, встречаются также черемисы, которые крещеные, но сохранившие некоторые языческие обряды, и наконец другого рода черемисы – совершенные язычники. Знаете ли вы, как эти последние присягают Императору? Они приготовляют маленькие кусочки хлеба и короткий стебель липы. Берут этот прут в левую руку, прикладывая концом к сердцу, а в правую нож, прокалывают им кусочек хлеба, обмакивают его в соль и подносят ко рту, стараясь его пронести под прутом, произнося в это время следующие слова: «Если я буду неверен Императору, то сделаюсь сухим, как этот прут».

Из Елабуги, все по камее я приехал в город Пермь на пароходе того же имени. В Пермской губернии живут пермяки, вогулы – настоящие представители древней чуди; есть также потомки угров, от которых отделились венгерцы. Там вы уже находитесь в Уральской области. Если вы подниметесь по камее к северу от Перми, вы удостоверитесь, что один из берегов окаймлен первыми уступами Уральских гор. Вы, без сомнения, посреди русских, но русских, вышедших из страны финской, или, скорее, финнов, сделавшихся русскими. Археологически и этнографически вы уже в Сибири, но действительно ли находитесь вы в ней? Да, так как признаком служат окружающие вас цветы и деревья Урала; страна гор, сменившая бесконечную долину. Около Перми берега Камы более неровны и живописны, чем на Волге. Река образует в своих изгибах места естественно укрепленные, которые господствуют над проходами и долинами. Древнее население довершило дело природы, вскапывая рвы, воздвигая земляные укрепления, чтобы защитить эти мысы в той части, которая их соединяет с плоскогорьем; эти крепости русские археологи называют городищами. Городищ в Пермской губернии я посетил несколько; они были сначала населены племенем чудь, а затем уже их потомками. В селе Ильинском, владении Строгановых, и видал богатую коллекцию Теплоухова, одну из самых значительных в России. Этот археолог рассматривает древнейшую бронзу, изображающую человека или животных, как чудских идолов, более недавних, чем идолы вогулов. Первый апостол этих идолопоклонников был в XII веке святой Стефан Пермский. Благодаря местному архиерею, я мог видеть посох этого первого миссионера, сделанный из резной слоновой кости и представляющий большой интерес по работе и стилю. Как только я приехал в Елабугу, узнал, что такое тарантас; это совершенно азиатская колымага, которая для нас, западноевропейских народов, является наказанием. Я надевал на армяк совершенно сибирскую одежду, сделанную из верблюжьего волоса, непромокаемую и служащую защитой от животных, имеющихся в большом количестве в Сибири.

Оставляя Пермь, я покинул водный путь, чтобы переправиться через Урал по линии, которая была первоначально приманкою проекта сибирской дороги.

вернуться в каталог