Дом Пастернака. ПИСАТЕЛИ О ПЕРМИ: литературные публикации 18-19 вв.
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

ПИСАТЕЛИ О ПЕРМИ: литературные публикации 18-19 вв.


Немирович-Данченко В.И. Кама и Урал: Очерки и впечатления

Немирович-Данченко В.И. Кама и Урал: Очерки и впечатления. Спб., 1904. С.112-114.


Мне теперь немного придется говорить о Перми. О ее заводах, значении для края я скажу в описании Урала. Здесь же будет уместно набросать только несколько характерных очерков из общественной жизни. Издали, с палубы парохода, город чрезвычайно красив. Он, как и Астрахань, имеет свой особенный запах. Его слышишь издали. Подъезжая к Астрахани, не знаешь, куда деваться от ароматов воблы и бешенки, около Перми вас обдает дымом и маслистою гарью, объясняемыми близостью мотовилихинских заводов. Губернский город сравнительно с Мотовилихою кажется очень незначительным. На высоком правом берегу Камы прежде всего обрисовались перед нами большие колокольни. Одна из них, по самой середине города, очень напоминает Симонову в Москве. Впереди зеленая чаща Любимовской заимки, налево городские дома. С первого же раза пришлось окунуться в грязь. Улицы не мощены, колеса тонут по ступицу, в дождливую погоду городские франты кричат караул на середине площади. Рассказывают, что в этой грязи пьяные купцы находили себе не раз преждевременную могилу... На встречу попадаются все какие-то скуластые лица, с маленькими носами пуговкою, с выдвшимися выпуклинами бровей и с весьма слабою растительностью на усах и на бороде. Сибирский тип уже сказывается с первых шагов. Красивые женские лица редки, уроженки Перми, сверх того, ходят уточками, с перевалкою, и все почему-то кажутся, даже несомненные девицы, в интересном положении. Такая уж манера держаться. Пишу это по долгу беспристрастного туриста, но с немалым страхом и трепетом. Дамы вообще обидчивы, что и доказали прекрасные финки десятком протестов по поводу моих статей... Город, в сущности, очень миниатюрен, потому что, куда не зайдешь, отовсюду виден конец его. Любимое место прогулок носит прозаичесое название «Козьего Загона».

- Почему это? - спрашиваю я у одного скуластого пермяка.
- Потому что мы наших супружниц сюда для прохлады по вечерам загоняем...

Вид отсюда дивный!

Внизу струится красивая Кама. По ней тянутся беляны, пароходы бегут, скользят лодки... Противоположный берег низмен и, насколько хватит взгляд, верст на 50 вперед покрыт сплошным величавым, северным лесом. Отсюда, сверху видны только вершины этого леса, уходящего в бесконечность, мерещущиеся и там, где уже ничего нельзя разобрать... Матовые, мягкие, бархатистые, зеленые облака... Не оторвешься от них, как не оторвешься от картины Заволжья с нижегородского откоса, от саволакских далей с горы Пойю в Финляндии, от вида Подола и Заднепровья в Киеве... Ужасно напоминает эта лесная даль одну из лучших картин барона Клодта, где также все полотно залито могучею ширью северного лесного царства. Направо, верстах в четырех от Перми, клубится черный дым, торчат красные заводские трубы, нелепо кучатся технические постройки Мотовилихи.
- Что за прелесть! - невольно проговорил я, опять обращая глаза к этой заманчивой дали.

- Да! Ежели бы позволили вырубить, большие бы тыщи можно было получить!

Оглядываюсь, та же скуластая физиономия.

- Я говорю - красиво!
- Еще бы не красиво, на миллионы лесов тут...Чуточку бы...
- Да я не в том смысле.
- Смысл один и есть... Мы люди торговые. Нам деньги надобны. А что ля глаз - так за деньги я бы таких флигирей настроил, и красных, и желтых...

Я засмеялся.

вернуться в каталог