Дом Пастернака. ПИСАТЕЛИ О ПЕРМИ: литературные публикации 18-19 вв.
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

ПИСАТЕЛИ О ПЕРМИ: литературные публикации 18-19 вв.


Загоскин Лаврентий. Записки жителя того света

Загоскин Лаврентий. Записки жителя того света // Путешествия и исследования лейтенанта Лаврентия Загоскина в Русской Америке в 1842-1844 гг. – М., 1956. Государственное издательство географической литературы. — С. 47-54.


47

Если бы Чукотскому носу называться не носом, а перешейком, то в российско-американские колонии можно бы приехать в повоз­ке или на нарте; при настоящем же порядке вещей должно 6300 вёрст просидеть в повозке, 2400 вёрст прокатиться по реке, 1400 проехать верхом или на оленях и собаках и - 80° долготы, полагая косин широты 60° равным половине градуса или 51 версте, надо 4080 проплыть по Восточному океану; а всего сделать с лишком 14 тысяч верст. Есть от чего, по крайней мере, соскучиться. Поч­ти половину этого пути совершил я в 28 дней. Закутавшись в кибит­ке, отдав себя на волю почтовым лошадям, можно ли получить глу­бокие сведения о стране, совершенно новой, занимательной и при­родой, и людьми, и обычаями, и поэтому нельзя ожидать от меня подробного описания какого-либо предмета; остались в моей памя­ти только лёгкие обозрения, собранные мимоездом.

Петербург оставил я 30 декабря прошедшего года в 2 часа пополудни. Метель приветствовала мой въезд в Новгород. В Крест­цах у станционного смотрителя соловей поздравил с Новым годом. Римлянин счёл бы это хорошим предзнаменованием, но меня соловей остановил, усыпил, и только на рассвете самовар своим змеиным шипением разбудил к дальнейшей дороге.

...Дорога до Коломны сносна, но за две станции до Рязани и далее к Козлову и Тамбову обыкновение извозчиков прокладывать путь по бульварам, между насажденными деревьями, делает дорогу невыносимою: двум повозкам никак нельзя разъехаться.


48

«Дороги наши сад для глаз,

Аллеи, с дёрном вал, канавы,

Работы много, много славы,

Да жаль, проезда нет подчас». —

Так описывает П. Вяземский состояние наших дорог в осень и весну, но то же или хуже бывает и среди самой зимы...

...В Пензе я пробыл с 14 января по 8 февраля. Симбирск, не­смотря на ярмарку, пробежал мимо, спеша на прямой путь к Иркутс­ку, в Казань.

Как бы кто ни был развлечён мыслями, оставляя отечество и все милое и драгоценное в нём, невольно сосредоточится его вни­мание при взгляде с Усломской горы на первый монумент самостоя­тельности и силы России. Здесь пред стенами Казани положен пер­вый краеугольный камень будущему величию Руси: татары, через два с половиной века властители ее, первые почувствовали над собою, силу ее соединения в лице одного владыки. Памятник воинам, пад­шим под стенами Казани, поставлен на огромном поле, между горо­дом и «слободой» на берегу Казанки; он мне показался в виде ча­совни. Жаль, что в Казани, городе торговом и учёном, до сих пор не нашлось человека, который принял бы на себя труд передать просвещённым любителям отечественных видов многие истинно живо­писные пейзажи. Не так в Германии и других иностранных государст­вах, не так в наших остзейских губерниях. В Ревеле, Риге, Либаве и других городах можно найти литографированные виды со всех точек зрения как городов, так и замечательных их окрестностей, и путешественник может иметь такие виды за самую сходную цену. Эстампы пособляют памяти, украшая портфель любителя.

Теплая зима пугала ранней распутицей. Я спешил из Казани, не осмотрев ни университета, ни других замечательных заведений


49

и фабрик. Снега, глубокие под Казанью, лежали в меньшем количестве под г. Малмышем. Дорога ощутительно понравилась; повозка мало ны­ряла в ухабах. В 10 верстах за Малмышем село Гоньба г-на Юшкова на правом берегу Вятки, несмотря на ночное время и зиму, разост­лавшую однообразный свой покров на все предметы, невольно обратило моё внимание живописностью своего положения и чистотой пост­ройки изб. С левого берега Вятки начинаются сосновые леса, про­тягивающиеся через весь участок Вятской губернии, пересекаемый большой дорогой, на расстоянии 250 вёрст. По дороге, кроме станций, раскинуто ещё несколько деревень, отстроенных вообще с отменной чистотой. Здесь не увидите курной тамбовской избы или не встре­тите в избе телят и поросят, как у пензенской мордвы. Многие из вотяков живут в довольстве, имея на гумне десяти- и пятнадцатилет­ние хлеба. Приходские деревни расположены в 25 верстах от сёл, что крайне затрудняет духовный надзор за мало просвещёнными во­тяками.

В 12 верстах от с. Мелети к Порекской стоит стеклянный завод г-на Юшкова; осмотреть завод по ночному времени мне не удалось. В Большемецкой станционный смотритель предварил меня, что два большие транспорта с порохом, идущие в Пермь, трудно будет объехать. И точно, к вечеру 15 февраля от станции Зятцов я нагнал первый транспорт. Обоз стоял верстах в двух от станции, по обе стороны большой дороги, и менял лошадей. Дорога была довольно широка, но проехать между подводами не было никакой возможности, потому что каждые два воза были перекрещены оглоблями. Стороже­вой солдат встретил вопросом: «Кто едет?». Подошедший унтер-офи­цер, увидя, что едет служащий, приказал поднять оглобли, и я кой-как проехал.

17 февраля в 8 часов вечера проехал г.Оханск, расположенный


50

в двух верстах от р. Камы. Это небольшой город с собором заме­чательной архитектуры. Подъезжая к Перми, никак нельзя предполагать приближения к губернскому городу. В южных и средних губер­ниях России обыкновенно народонаселение сосредотачивается около гу­бернских городов. Близ Перми этого нет по причине множества заво­дов; лес тянется под самый город, открывающийся за 4 версты. За­вод княгини Бутера с красивой больницей почти соединяется с горо­дом. Из замечательных зданий Перми особенно отличаются как архи­тектурой, так и местоположением Александровская больница и учи­лище канцелярских детей. Присутственные места рассеяны по городу. Церквей две, обе незамечательной архитектуры, покрыты белым железом. Если взять в рассуждение недавнее переименование Перми в звание губернского города, то можно быть уверенным, что через пятьдесят лет город будет в цветущем состоянии. Величавая Кама катит вол­ны свои под самым городом и может служить выгодным средством к торговым оборотам. Въезжая в Пермь, невольно заглядишься: на го­родскую заставу постройки купца Мясникова. Это две чугунные пира­миды, обтянутые белым железом; наверху каждой пирамиды орлы дер­жат в когтях бронзовые венки; исполнение изящно.

Дорога от Перми лежит скатертью, независимо от того, что ждут пермского губернатора на Ирбитскую ярмарку; под г. Кунгуром спускаетесь с довольно крутой горы; от Молгуновенной станции начинают показываться небольшими лесистыми холмами отроги Ураль­ских гор. Лес, по большей части сосновый и березовый; по большой дороге попадаются довольно обширные вырубленные дачи, засеянные разным хлебом; конечно, хлеб нужен для продовольствия жителей, но казалось, лучше бы не вырубать лесу близ дороги: от этого её не заносило бы снегом. Подъезжая к Кленовской станции, подымаешь­ся 4 версты в гору того же названия; спуск с горы около 6 вёрст.


51

Березовой горой от Кленовской станции к Кыргышану оканчиваются высокие отроги Уральского хребта.

В Кленовской и Бисерской станциях замечательны церкви; в пер­вой - новой, а во второй — древней архитектуры. 20 февраля, в 4 часа вечера, приехал в Екатеринбург, проехал 352 версты в 26 часов. Здесь впервые я ощутил наслаждение сибирской скорой езды.

Екатеринбург расположен правильно при пруде и речке Исети, которые снабжают водой все городские и заводские заведения. Церк­вей в городе шесть, все каменные; кроме казённых каменных домов, довольно и обывательских. Женский Троицкий монастырь 1-го клас­са почти за городом.

Приближаясь к городу, вы проезжаете через Верхне-Исетский завод г-на Яковлева. Ваше внимание останавливается на огромном изящном здании конторы, которой чёрные капители колонн можно принять за чугунные. От завода до города на расстоянии 1 ½ версты идёт прекрасный широкий бульвар, наподобие екатерингофского. На середине этого расстояния расположена Верхне-Исетская больница - красивое здание с колоннами; при ней разводится довольно обширный сад.

На другой день в 10 часов утра, несмотря на 27° мороза, я пустился осматривать заведения Екатеринбурга, по справедливос­ти называемого Русским Фрейбургом. Управляющий монетным двором поручил меня своему помощнику А.Е.Ч., которому я обязан всем, что мне удалось видеть.

На Екатеринбургском монетном дворе* чеканится медная монета,

_______

*Монетный двор в Екатеринбурге был создан при Екатерине I в 1725 г., вскоре после основания города для передела в монету добываемой на Урале меди. Спустя несколько лет был закрыт и вновь восстановлен в 1762 г., после направления через Екатеринбург Си­бирского тракта. Существовал до 1876 г. Чеканил исключительно медь, отмечавшуюся буквами «е.м.» (екатеринбургская монета»).- Ред.


52

расходящаяся отсюда по всей России. Булавка - это губительное оружие женщин, прежде поступления своего в руки своим владычицам, кажется, переходит через четырнадцать различных операций; пятак, на который дают 40 булавок, выходит на свет следующим образом.

Медь в штыках, получаемая на монетный двор со всех заводов Уральского хребта по наряду, расплавляется и выливается в полосы, которые, проходя через плющильную машину, получают потребную толщину. Эти полосы поступают к прорезному производству, где пос­редством двух нажимов, приводимых в действие водяным колесом, вырезывается очерк пятака; отсюда мерные кружочки переходят в гуртильную, где по рассортировке и откидке негодных делают на годных обвод севки; с гуртильной будущие пятаки поступают в полировальную. Полируются они сами собой в бочках, через непрестан­ное на них действие воды; получив достаточную гладкость и цвет, поступают в тиснильную, где становится герб, а отсюда по рас­сортировке в печатную, где кладут клеймо управляющего заводом. Тиснильная машина, как и все другие, приводится в действие водой, через наливные колёса. Переводные столбики, через которые пятаки получают герб и клеймо, заслуживают особого описания. Они при­готовляются в кузнице из стали, потом средина их обваривается железом, чтобы не треснуть в переводной, а концы навариваются лучшей тагильской сталью, для лучшего удержания клейма. В та­ком виде столбики поступают в переводную машину, которая есть не что иное, как огромный нажим, рычаг которого приводится в дей­ствие людьми для вернейшего соразмерения удара. Получив герб, столбики поступает в калильную, где снова закаливаются, потом в слесарную - для выправки, в штемпельную - для вытиснения имени мастера; в токарную, где обтачивают шейку, в полировальную для окончательной обработки, а оттуда в тискальную - к делу пятаков.


53

По множеству виденного мною браку, почти от всех произ­водств, можно бы было заключить о худом состоянии машин, че­го сказать нельзя, судя по возможной чистоте, в какой они содер­жатся. Это должно происходить от старого устройства машин. Мне говорили, что с 1840 года будет введён лучший механизм.

На гранильной фабрике я видел только начатки. За неделю до меня директор фабрики г-н Beйс увез с собою в Санкт - Петер­бург все оконченные для дворца вещи. Из виденных мною замечу яшмовую вазу с виноградными листьями по наружному обводу: над ней трудился Благословленный, и вазу, обклеиваемую малахитом. Малахит находится единственно во владениях г-на Демидова. Сверх открытой массы в 4 тыс. пуд, ныне открыты жилы малахита на боль­шое пространство, так что понадобится снимать некоторые заводские строения. В казну куплено на12 тыс. рублей, по установленной це­не, 800 тысяч пудов. Употребляемый на оклейку вазы - высокой кра­соты.

На Екатеринбургскую гранильную фабрику поступают все дра­гоценные камни, добываемые в Сибири. В отделке таких камней мне удалось видеть опаловый сосуд, делаемый для пермского архиепис­копа, по заказу тамошнего купца. Видел также несколько огранён­ных изумрудов. Какое нечеловеческое терпение надобно иметь посвя­тившему себя гранильному искусству!

В школе рисования видел несколько хороших слепков, делае­мых учениками; ланкастерская школа* для детей мастеровых монет­ного двора и гранильной фабрики содержится в отличном порядке. В ней до ста воспитанников обучаются читать, писать, закону божию и четырём правилам арифметики. В горном кабинете собраны все горные породы, добываемые в Сибири; жаль, что они не расположены по губерниям или местам, из которых получаются, а также не над­писаны; это служило бы для нас, профанов, некоторым способом


54

обучения. При кабинете находится небольшая библиотека горных книг и несколько моделей для просевки золотоносных песков.

вернуться в каталог