Дом Пастернака. «КАКАЯ ДРЕВНЯЯ ЗЕМЛЯ…»: история Прикамья в источниках 18-19 вв.
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

«КАКАЯ ДРЕВНЯЯ ЗЕМЛЯ…»: история Прикамья в источниках 18-19 вв.


Верхоланцев В.С. Город Пермь, его прошлое и настоящее


Верхоланцев В.С. Город Пермь, его прошлое и настоящее: краткий историко-статистический очерк. Пермь, 1994

 

I. Губернский город Пермь

Губернский город Пермь принадлежит к числу наиболее оживленных пунктов Прикамья и всей восточной окраины Европейской России. Он насчитывает вместе с примыкающим к нему Мотовилихинским пушечным заводом и деревнями Данилихой и Гарюшками 108 000 жителей[1].

Наибольшее оживление в Перми замечается с открытием навигации. Когда Кама сбрасывает свой ледяной покров, на берегу ее жизнь начинает бить ключом. Приходят и уходят пароходы, нескончаемо тянутся с кладью обозы, непрерывный ряд крючников нагружает и выгружает товары, извозчики подвозят и отвозят пассажиров. К общему шуму примешиваются свистки паровозов проходящей тут же на берегу железной дороги.

Это оживление вполне гармонирует с красивым видом набережной Камы. Берег украшается домом пароходчика Н.В.Мешкова, с затейливыми арками и вазами цветов, массивными зданиями вокзала и управления железной дороги и расположенным на горе Набережным садом. Тут же у берега стоят чистенькие, беленькие пароходы. Много красит берег также откос, отделяющий берег от города, красиво обложенный внизу серым камнем и покрытый вверху зеленой травой. Над всем берегом царит величественный Кафедральный собор с массивною колокольнею. Далее, почти на берегу же, возвышаются Слудская церковь и изящной архитектуры магометанская мечеть. В четырех верстах от вокзала через Каму перекинут железнодорожный мост, выделяющийся своими резкими ажурными очертаниями на сероватом фоне пермского неба. Особенную красоту городу придает множество садов; почти каждый дом окружен садом, и если посмотреть откуда-нибудь с высокого места, то можно видеть, что весь город буквально утопает в зелени. Неприятной стороной города Перми является дым от находящейся в центре города электрической станции, паровозов и железнодорожных мастерских. Едкий запах каменного угля носится в воздухе над этой частью города, а здания в значительной степени черны от копоти.

Каждый путешественник, впервые приезжающий в Пермь, поднявшись по Набережной улице в гору, сразу попадает в центр города. Многих прежде всего поражает прямота улиц г. Перми. «Пермь, – по меткому выражению известного писателя П.И.Мельникова-Печерского, бывшего с 1837 по 1839 г. преподавателем Пермской мужской гимназии, – построена правильнее Нью-Йорка: ровные, большие кварталы, прямое и параллельное направление улиц и переулков бросаются в глаза при первом взгляде». Улицы г.Перми идут параллельно и перпендикулярно Каме и называются большею частью по имени уездных городов Пермской губернии (Чердынская, Соликамская, Оханская, Осинская, Екатеринбургская, Шадринская, Ирбитская, Верхотурская, Кунгурская, Красноуфимская). Главная из улиц – Сибирская – идет перпендикулярно Каме от Набережного сада до Сибирской заставы, т. е. двух обелисков, за которыми начинается Сибирский тракт. Сибирская улица бывает особенно оживлена зимой, когда жизнь на берегу Камы замирает. Если можно так выразиться, тогда пульс жизни г. Перми переносится сюда. Здесь ежедневно вечером можно видеть толпы гуляющих, преимущественно учащейся молодежи, так что Сибирская улица в миниатюре является для Перми своего рода Невским проспектом. Здесь же или поблизости расположены учреждения города и лучшие магазины. Далее наиболее оживленными улицами можно назвать Торговую и Красноуфимскую, на которых находится много хороших магазинов. Трамвайного движения в городе пока еще нет, но это вопрос недалекого будущего5. Жители г. Перми мечтают также о высшем учебном заведении, и недавно можно было надеяться, что их мечты близки к осуществлению, но, к их огорчению, это право предвосхитил уездный город Екатеринбург. Таким образом, рассадник высших знаний дали Сибири, а многолюдное Прикамье со своим центром осталось не при чем. В январе 1913 года вопрос об открытии высшего учебного заведения в Перми снова был поднят в Пермской городской думе. Решено было возбудить ходатайство об учреждении в Перми земледельческо-лесного института с наименованием Романовским в память исполнившегося 300-летнего юбилея Царствующего Дома.

 

Основание города

 

Прямота улиц города Перми служит явным показателем того, что город основан недавно. Действительно, г. Пермь не насчитывает и 140 лет существования. Что же касается первоначальных поселений, то впервые сведения о них встречаются в писцовой книге Елизарова 1647 г. В этом году упоминается починок по р. Ягошихе, принадлежавший одному из Строгановых. В переписи 1678 года в починке на р. Ягошихе значилось 3 двора Верхоланцева и двух Брюхановых, а в 1692 году Ягошиха называется уже деревнею. Великий преобразователь России Петр I для насаждения горного дела на Урале послал туда одного из своих энергичных помощников В. Н. Татищева. Этот птенец из гнезда Петрова в самый короткий промежуток времени вместе с В. И. де-Геннином создал целый ряд горных заводов, в том числе и Ягошихинский медноплавильный, основанный при впадении реки Ягошихи в Каму, т. е. на месте нынешней Перми. Завод был основан в 1723 году, а в следующем году уже приведен в действие. Одновременно с заводом построены были помещения для администрации и рабочих завода. В 1759 году Ягошихинский завод переходит во владение канцлера М. И. Воронцова. В административном отношении завод с 1708 года был причислен к вновь учрежденной Тобольской губернии, а в церковно-административном находился в зависимости от Вятских и Великопермских; в отношении же горнозаводского управления с 1723 года он был подчинен Екатеринбургу, где находился центр горного управления. В 1727 году Соликамская провинция с городами Чердынью и Кунгуром и Ягоши-хинским заводом под именем Пермской провинции вошли в состав Казанской губернии, где и числились до 1781 г., когда открыто было Пермское наместничество. 7 ноября 1775 г. вышел манифест императрицы Екатерины II о введении нового «Учреждения о губерниях». В силу этого манифеста из Казанской и частью Оренбургской губерний выделились следующие   три   самостоятельные   губернии:   Казанская, Пермская и Вятская. Тогда же Казанскому губернатору князю Мещерскому было поручено заняться распланировкою проектированных губерний и изысканием пунктов для губернских городов. С этой целью в августе 1778 года Мещерский исследовал Прикамье, в том числе и Пермскую провинцию. Центральным пунктом последней был признан Ягошихинский завод, так как он находился на берегу главной водной артерии края – Камы, почти на равном расстоянии между Казанью и Тобольском, тогдашними главными административными центрами. Соображения князя Мещерского относительно сформирования губерний были одобрены императрицей Екатериной П. Селение при Ягошихинском медноплавильном заводе было переименовано в губернский город с учреждением здесь главного административного центра края, именно наместничества. В состав новой губернии вошло 16 уездов: Пермский, Екатеринбургский, Чердынский, Соликамский, Оханский, Осинский, Кунгурский, Красноуфимский, Верхотурский, Камышловский, Ирбитский, Шадринский, Челябинский, Обвинский, Далматовский и Алапаевский[2].

Первым Пермским и Тобольским наместником был назначен Выборгский губернатор генерал-поручик Евгений Петрович Кашкин. Новый наместник, получив инструкции в личной аудиенции императрицы Екатерины II, в мае 1780 года приехал в Ягошихинский завод и остановился в доме управляющего заводом, где и жил, пока строился его дом. Все лето 1780 и 1781 гг. прошло в лихорадочной постройке казенных учреждений нового города. Тогда же прорублены были просеки для Сибирского и Казанского трактов в густом хвойном лесу, покрывавшем тогда то место, где теперь расположен город. Новые здания казенных учреждений и для помещения администрации края строились на так называемой теперь Петропавловской площади с западной и южной стороны единственной тогда в Перми приходской церкви св. апостолов Петра и Павла, переименованной при учреждении города в собор. К югу от собора через площадь были построены здания для помещения наместника и губернатора, а к западу для присутственных мест, городской думы и гауптвахты[3]. Внизу, под горою, около берега Камы, где теперь находятся здания вокзала и железнодорожных мастерских, находились торговые лавки, и здесь в известный определенный день недели бывал базар. Лавки окружали каменную часовню, снесенную при постройке Уральской железной дороги (в 1875 г.). Вместо разобранной каменной часовни была выстроена новая во имя св. Николая Чудотворца уже на самом берегу Камы. Кашкин, возвратившись из Петербурга, где он вторично был принят лично государыней, объездил сам вновь предположенную к открытию губернию. Ввиду того, что земли, предположенные к занятию новыми постройками, принадлежали частным лицам — Воронцову и Строгановым, то явился вопрос об отчуждении, но он разрешился сам собою, когда со стороны помещиков было получено согласие. Императрица Екатерина II, с особым интересом следившая за ходом дела по сооружению построек нового города и неоднократно писавшая по этому поводу лично Е.П.Кашкину, 27 января 1781 г. издала указ об открытии Пермского и Тобольского наместничества.

Торжественное открытие нового наместничества, губернии и города состоялось 18 октября 1781 года. Торжество началось богослужением в Петропавловской церкви, переименованной тогда же в собор. За богослужением в соборе были освящены зерцала для присутственных мест. После литургии на соборной площади было совершено торжественное молебствие, по окончании которого крестный ход обошел новые здания для наместнического управления и присутственных мест, освящая их. В главном зале дома наместника, где стоял трон императрицы, Е.П.Кашкин и новый губернатор И.В.Ламб открыли наместничество и губернию соответственными случаю речами. Несение зерцал в собор и из собора сопровождалось войсковым парадом, отданием воинских почестей, колокольным звоном и пальбою из пушек. В тот же день, вечером, у наместника Е.П.Кашкина был обед и бал, на котором чиновники явились, согласно установленному этикету, в мундирах и напудренных париках с заплетенными косами, а дамы с длинными шлейфами и в башмаках с высокими каблуками.

Петропавловский собор, все вновь освященные здания, также частные дома и набережная Камы были в этот день иллюминованы плошками и фонарями. Число первых доходило до 20 000, а последних до 7000[4]. Среди Петропавловской площади возвышался иллюминованный портрет императрицы Екатерины II, по повелению которой основан город.

 

Рост города Перми

 

При самом основании в 1781 году Пермь далеко не оправдывала понятия о губернском городе. Это было скорее большое село, расположенное около Ягошихинского завода. На том же месте, где теперь раскинулся город, тогда рос густой лес. Через шесть лет после основания (в 1787 году) город насчитывал всего 3800 человек жителей и в нем был 631 дом[5]. Постройки все почти были деревянными. За время управления Пермскою губерниею энергичного губернатора К.Ф.Модераха население почти не увеличилось (4000 человек в 1804 году), но зато количество домов возросло, каменных было 28 и деревянных – 900. Вообще, в первой половине XIX века население увеличивается слабо, благодаря только естественному росту. Ко времени посещения Перми императором Александром I в Перми было 7000 человек, 28 каменных домов и 912 деревянных (в 1821 г.), а в 1835 г., через четырнадцать лет, увеличилось всего на 385 человек, именно жителей было 7385 человек; в том же 1835 г. в Перми было 9 церквей, 40 каменных и 1072 деревянных дома. 14 сентября 1842 года Пермь постигло большое несчастье: в ней произошел страшный пожар, истребивший большую и лучшую часть города. Тогда выгорела почти вся старая Пермь, находившаяся около Петропавловского собора. Центр города с того времени был перенесен на Сибирскую улицу. В 1852г. количество постоянных жителей Перми в сравнении с 1835 годом увеличилось почти вдвое, именно было 13 391 человек, из них 7492 мужчины и 5899 женщин. В том же 1852 году в Перми было 10 церквей, 65 каменных домов, 1048 деревянных, 158 торговых лавок. Уменьшение числа деревянных домов в сравнении с 1835 годом объясняется пожаром 1842 года. Через восемь лет (в 1860 г.) количество населения почему-то убавилось, именно было 12 439 человек; из них 7233 мужчины и 5200 женщин[6]. 18 марта 1868 года по инициативе Пермского губернского статистического комитета в Перми и ее окрестностях произведена была однодневная перепись, по которой оказалось, что жителей в г. Перми было 19 556 человек, из них 11 381 мужчина и 8725 женщин, кроме того, в пригородных деревнях Данилихе, Гарюшках и Горках 806 человек. В Перми тогда было 14 церквей, 40 каменных и 2900 деревянных домов и 353 лавки[7]*. Происшедшая 28 января 1897 года всеобщая Всероссийская перепись установила, что в Перми уже 45 500 человек[8].

В настоящее время домов в г. Перми, включая сюда Мотовилиху, Гарюшки и др., каменных — 483, полукаменных — 835, деревянных — 9179, всего — 10 947, в которых проживает 108 000 жителей обоего пола[9]. Собственно же в городе Перми по данным адресного стола жителей считается 75000[10].

 

Благоустройство города Перми

 

На первых порах своего существования Пермь только носила имя губернского города, на самом же деле она мало чем отличалась от села. При основании города в ней был только один каменный дом, все остальные дома были деревянные. Первый, кто содействовал благоустройству города, был пермский губернатор К.Ф.Модерах. Он придал городу такую планировку, за пределы которой город и теперь едва выходит. По юго-восточной окраине города он провел вал и канаву, чтобы снеговая вода с полей не стремилась внутрь города, а шла бы по канаве в речку Данилиху. Им же насажен был бульвар, или четыре линии деревьев, соединяющих Сибирский и Казанский тракты. Главную же заслугу Модераха составляет правильное распланирование улиц города.

После Модераха Пермь долгое время была запущена, пока ее не подновил к приезду императора Александра I губернатор К.Я.Тюфяев. Почти все казенные и частные дома были покрашены с фасада, по улицам впервые устроены тротуары, площади очищены от нечистот и сорной травы, построены были круглая ротонда и обелиски Казанской и Сибирской застав и приступлено к сооружению Александровской больницы, лучшего и самого обширного в то время здания в городе.

Выражаясь словами Скалозуба, «пожар способствовал к украшению Перми». Прежние плохие деревянные дома были уничтожены пожарами 1842, 1859 и 1879 годов. Вместо них появились новые лучшие здания и преимущественно каменные.

С течением времени в Перми устроено было уличное керосиновое освещение. Первый опыт такого освещения был сделан 25 июля 1863 года. С тех пор в городе, тонувшем в темные осенние вечера во мраке, появился ряд светящихся точек — фонарей-коптилок, благодаря которым обыватель хотя немного мог ориентироваться среди непроходимой грязи. Летом 1871 года приступлено было к осушке и приведению в порядок площади Черного рынка, доселе славившейся своею непроходимою грязью, упоминаемой в произведении «Бойцы» Д.Н.Мамина-Сибиряка.

В 1876 году г. Пермь несколько благоустроен в пожарном отношении, именно разделен на четыре части.

Особенно изменился внешний вид набережной Камы у Перми с проведением Уральской железной дороги в 1876 г. По набережной, начиная от Соликамской улицы, все частные дома были сломаны. Вместо них появились довольно красивые обширные каменные здания вокзала и управления Уральской горнозаводской железной дороги. Благодаря приливу денег в руки местных промышленников и города, Пермь быстро улучшается с внешней стороны. На грязных, до того времени улицах появляются мостовые, каменные дома строятся целыми десятками. Многие прежние каменные дома увеличиваются, одноэтажные превращаются в двухэтажные.

Кроме проведения железной дороги большое украшение г. Перми придала посадка в восьмидесятых годах деревьев по обеим сторонам улиц, параллельно тротуарам. Теперь деревья на улицах все уничтожены, за исключением аллеи у гостиного двора, так как всюду были посажены тополи, как наиболее быстро растущие, которые во время цвета производили пух, вредный в пожарном отношении, и своею густою листвою затемняли свет в домах. Тогда же пустынная до тех пор театральная площадь превращена в сквер.

К приезду Великого Князя Михаила Николаевича город опять немного подтянулся: поправлены были и вновь устроены мостовые, подбелены и подкрашены казенные и частные дома.

Для удобства жителей 30 июня 1891 года был приведен в действие водопровод из р. Камы, находящийся у здания духовной семинарии. Тогда же в разных местах города были устроены водокачки для поднятия воды из Камы. Однако же камская вода не могла удовлетворить жителей Перми ввиду того, что в ней много плавает нефти, и она довольно грязная, особенно во время половодья. Поэтому начали искать другие источники воды. 17 июля 1905 года приступлено было к работам по сооружению водопровода. Водопровод был проведен из речки Светлой, который теперь и снабжает водою всю Пермь и дает до 4000 ведер в сутки.

Особенно преобразилась к лучшему набережная р. Камы с проведением новой Котласской железной дороги, которая прошла по самому берегу. С весны 1897 года начинается ряд усиленных работ по постройке этой дороги: вдоль берега Камы делается насыпь, на углу Набережной и Соликамской улиц строится огромное длинное здание для помещения управления Котласской железной дороги, идут земляные работы по срытию откоса берега, у дома пароходчика Мешкова производится выемка земли в виде тоннеля, срывается косогор у Кафедрального собора и облицовывается бутом, устье речки Медведки засыпается камнем, вокзал расширяется пристройкой.

Начиная с восьмидесятых годов, Пермь значительно расширяется с юго-восточной стороны. Быстро растут здания в Новой, Старой и Михайловской слободках. Около бараков Александровской земской больницы возникает целый городок.

С 29 января 1902 года главная, а теперь и все улицы г. Перми, за исключением окраин, освещаются электричеством.

Весной 1907 года приведен в порядок находящийся в центре города театральный сад, где публика гуляет преимущественно днем; он же является любимым садом детей. Почти все тополи в нем срублены и заменены липами, поставлены в саду удобные скамейки, устроены клумбы с цветами, дорожки обложены камешками, в саду сделан фонтан.

В настоящее время город отлично распланирован, почти весь замощен, освещается электричеством и снабжен водопроводом. Город украшает много красивых зданий, например, дом пароходчика Н. В. Мешкова, С. М. Грибушина, Е. И. Любимовой, магазины Ижболдина и «Проводник», дома крестьянского банка, инженерного товарищества и др. В самое последнее время Пермь обзавелась целым рядом прекрасных во всех отношениях каменных народных училищ, именно Кирилло-Мефодиевского, Екатерино-Петровского, Ольгинского, Алексеевско-Нассоновс-кого, Александровского, Стефановского и других.

 

Рост общественной жизни

 

В Перми, конечно, как и во всяком городе, есть клубы. Одним из первых по времени учреждения клубов в Перми является Благородное собрание. Оно заменяет собою дворянское собрание, так как Пермская губерния не дворянская, а если и находятся в ней дворянские имения, то владетели их не жили и не живут ни в Перми, ни в имениях, а или в столицах, или за границей. За отсутствием дворян привилегированное сословие города составили чиновники; они-то собственно и состояли членами Благородного собрания. Это был единственный клуб в Перми до шестидесятых годов.

В шестидесятых годах, когда общественная жизнь проявилась в более широкой форме, и в Перми почувствовалось некоторое оживление и стремление интеллигентных лиц к полезной общественной деятельности. Так, зимой 1859 и 1860 гг. Д. Д. Смышляев, известный впоследствии историк и земский деятель Пермского края, вместе с преподавателем местной мужской гимназии Н. А. Фирсовым устроили в здании Благородного собрания одиннадцать литературно-музыкальных вечеров, привлекавших массу публики. Сборы с этих вечеров шли в пользу предполагаемой к учреждению женской гимназии и учреждаемых воскресных школ.

29 декабря 1863 года в Перми был открыт второй клуб — купеческий, переименованный потом в общественное собрание, помещающийся в доме городского общества на углу Сибирской и Петропавловской улиц. По словам старожилов, клуб был открыт купцами в виде протеста против Благородного собрания, куда допускались только лица во фраках и куда не пустили известного общественного деятеля К. только потому, что он явился в сюртуке.

Через пятнадцать лет (в 1878 г.) на Черном рынке в доме купца Евреинова был открыт третий по счету клуб чиновников, очевидно, также тяготившихся порядками Благородного собрания, под названием «общества семейных вечеров». Впоследствии из этого клуба вышло нечто вроде кафе-шантана, почему-то получившего от пермяков название «канфорки».

Весной 1882 года утвержден был устав Пермского общественного собрания, до тех пор называвшегося купеческим клубом, и тогда же приступлено к постройке летнего помещения общественного собрания за бульваром.

2 января 1885 года на углу Торговой и Верхотурс-кой улиц был открыт военный клуб, иначе офицерское собрание, поместившееся в большом каменном доме, где ранее находились присутственные места, а потом временно приют для детей бедных.

В связи с оживлением общественной жизни в Перми начали появляться различные общества, имевшие целью объединить между собою людей, преследовавших одни и те же цели. Одним из первых таких обществ было общество взаимного страхования от огня, открытое 5 апреля 1864 года. 6 ноября 1875 года утвержден был устав первого в Перми общества потребителей, имеющего целью доставлять жизненные припасы обывателям в кредит и по более дешевой цене. После сильного пожара 1879 года 14 сентября 1880 года в Перми было открыто вольное пожарное общество под именем «Дружины», с целью борьбы с огнем. 1 мая 1884 года утвержден был устав Пермского общества взаимного вспоможения приказчиков, поставившее целью приискивать службу служащим в коммерческих конторах и лишившимся таковой, особенно семейным, по причинам, от них не зависящим, например, в случае банкротства или прекращения дела.

17 февраля 1891 года в Перми возникло Общество покровительства животным, а в марте 1908 года Общество сельскохозяйственного птицеводства; в марте 1911 года учреждено Общество рыболовства и рыбоводства, а еще ранее появилось Общество охотников.

3 ноября 1891 года в Перми открыт отдел Императорского Русского технического общества, издающего периодически свои труды и имеющего целью делиться своими знаниями в области техники и промышленности.

30 января 1894 года в Перми последовало открытие долго не разрешаемого экономического общества, о чем усиленно хлопотал Д. Д. Смышляев. Это общество вскоре прекратило свое существование.

22 марта 1897 года возникло Пермское общество попечения о лицах, освобождаемых из мест заключения, с целью дать им честную работу и оградить их от новых преступлений. Подобное же общество существует при Александровской земской больнице с целью дать труд выздоровевшим больным, оказавшимся в затруднительном материальном положении.

1 марта 1901 года в Перми открыто Общество взаимного вспоможения тружеников печати.

Одновременно с другими в Перми возникли и спортивные общества. Так, в июне 1897 года зарегистрировано Пермское общество велосипедистов-любителей, открывшее 7 июня 1899 года велодром. В то же время возникло Общество поощрения рысистого коннозаводства, открывшее ипподром.

Для развития показательного сельского хозяйства 22 октября 1909 года в Перми открыто общество «Русское зерно». Некоторые из сельских крестьян-хозяев были отправлены на средства этого общества за границу с целью познакомиться на месте с постановкою сельского хозяйства.

После того как в столицах и в больших городах произошли праздники «белого цветки», 26 августа 1912 года произошло открытие Пермского отдела Всероссийской лиги борьбы с туберкулезом, открывшее теперь амбулаторию для слабогрудых и расположенных к туберкулезу.

Кроме перечисленных в Перми существуют еще Общество врачей, общества вспомоществования нуждающимся учащимся почти при каждом учебном заведении и т. п. общественные организации.

 

Представители гражданской власти

 

Пермские наместники и губернаторы

 

Первым правителем учрежденного в 1781 году императрицею Екатериною II Пермского и Тобольского наместничества был генерал-поручик Евгений Петрович Кашкин, бывший Выборгский губернатор. Личность его заслуживает особого внимания. «Это был не только выдающийся администратор своего времени, взысканный особенным доверием императрицы Екатерины II и облеченный большими полномочиями, но и один из гуманнейших людей, обладавших редкой широтой взгляда и преданностью делу, за которое он всегда принимался с воодушевлением»[11]. С изумительною энергией отдался он делу колонизации Пермского края, которое поручила ему императрица Екатерина II, и с честью выполнил возложенное на него дело. Ему Пермь обязана своим бытием и первоначальным благоустройством. Кроме построения г. Перми, Е. П. Кашкин оставил о себе память устройством Пермского главного народного училища, открытого 22 сентября 1786 года и преобразованного впоследствии в мужскую гимназию, а также перенесением в Пермь Пыскорского мужского монастыря.

В 1788 году Е. П. Кашкин переведен был наместником в Ярославль. Скончался он в 1796 году, будучи Тульским и Калужским генерал-губернатором.

Заместителем Е. П. Кашкина был генерал-поручик Алексей Андреевич Волков, скончавшийся от апоплексии 21 августа 1796 года на Тюменском городском мосту, когда возвращался из Тобольска в Пермь. Во время его управления Пермским наместничеством было выстроено каменное здание для помещения главного народного училища на углу Дворянской (теперь Петропавловской) и Сибирской улиц, на том месте, где теперь находится мужская гимназия. При нем же 24 ноября 1789 года были открыты малые народные училища в Екатеринбурге, Ирбите, Шадрин-ске, Верхотурье, Кунгуре, Соликамске и Чердыни. Им же в 1792 году была открыта в Перми первая типография при наместническом правлении, впоследствии переименованная в губернскую. Волков же докончил перенесение Пыскорского мужского монастыря в Пермь, построив его не на Ягошихинской горе, как предполагал Е. П. Кашкин, а на более удобной Слудской. Наконец, им же приглашен был на службу в Пермскую губернию врач, каким и явился незабвенный для Перми доктор Граль.

После смерти А. А. Волкова Пермское наместничество 12 декабря 1796 года было упразднено. Вместо наместничества осталась Пермская губерния, существовавшая одновременно с наместничеством, при этом сокращено было число уездных городов, так Обвинск, Алапаевск и Далматов сделаны заштатными. Челябинск же еще в 1783 году отошел к Оренбургской губернии.

Первыми губернаторами Пермской губернии были П. В. Ламб (1781-1782) и И. В. Колтовский (1782 - 1796). Оба они, в присутствии наместника, были лицами малозаметными. Они не могли действовать самостоятельно, и потому о их деятельности трудно сказать что-нибудь.

Третьим по счету начальником Пермской губернии был Карл Федорович Модерах (1796—1811). Уже предшествующая Перми деятельность этого человека подавала большие надежды, что это будет один из выдающихся начальников Пермской губернии. Будучи инженером по образованию, Модерах производил работы по прорытию Екатерининского и Никольского каналов в С.-Петербурге, по сооружению мостов, набережной на Фонтанке, Петергофской дороги и знаменитых фонтанов в Петербурге, а также Царскосельский дворец и большой С.-Петербургский театр — дело рук Модераха. Пермская губерния представляла из себя обширное поле, где мог приложить свои строительные таланты К. Ф. Здесь прежде всего его деятельность была обращена на устройство дорог. «Дороги Пермской губернии он довел до такого совершенства, что им удивлялись иностранцы, видевшие шоссе Франции и Англии»[12]. До сих пор еще они поражают своим прекрасным состоянием. Особенно удивительно то, что он делал это без издержек для казны и без отягощения обывателей, благодаря только своей истинно немецкой расчетливости. Самый город Пермь распланирован им так, что до сих пор не вышел почти из тех самых рамок, в которых он намечен Модерахом, хотя население с того времени увеличилось более чем в пятнадцать раз. Все существующие теперь улицы в Перми те же самые, какие были и при нем. В этом отношении он действовал так, как теперь американцы. На совершенно пустом пространстве распланировал улицы, а весь его строительный план осуществлялся в течение всего XIX столетия. Вот почему Пермь, по меткому выражению известного писателя П. И. Мельникова (Печерского), «построена правильнее Нью-Йорка и поражает всякого приезжающего в нее прямотою своих улиц».

При К. Ф. Модерахе окончено постройкою каменное здание Пермского народного училища, заложенное при его предшественнике. При нем же в 1802 году построен каменный гостиный двор, существующий до сих пор; берег Камы на расстоянии двух кварталов выложен бутовым камнем; по южной черте города на расстоянии 800 сажень выкопан ров и насыпан вал для того, чтобы отвести снеговую воду, устремлявшуюся с полей внутрь улицы, в речку Данилиху. Помимо этого Модерах сократил делопроизводство и уничтожил злоупотребления в присутственных местах. Отправление повинностей было устроено так, что обыватели были в выгоде и правительство не знало недоимок, значительных в прежнее время в других губерниях. Он же дал правильный ход торговле съестными припасами. Вновь учрежденную гимназию Модерах снабдил библиотекой, физическими инструментами и минералогическим кабинетом. Он же увеличил заведения приказа общественного призрения, значительно в то же время умножив его капитал. Так как в Перми в его время ощущался недостаток в ремесленниках, то он снабдил ими город из ссыльных за неважные преступления. Хозяйственное описание Пермской губернии, составленное под непосредственным руководством К. Ф. Модераха и едва ли справедливо приписываемое Н. С. Попову, до сих пор считается лучшею работою в этом роде[13]. При нем же было учреждено в Перми управление казенных горных заводов по Уралу на основании нового положения 1806 года.

С 1804 года сфера деятельности Модераха расширяется: специально для него учреждается Пермское и Вятское генерал-губернаторство. Таким образом, ему вверяется помимо Пермской еще и Вятская губерния. Кроме того ему поручено окончить проведение Северо-Екатерининского канала между системами рек Камы и Вычегды, но, по независящим от Модераха обстоятельствам, ему не пришлось кончить этой работы. В 1809 году, вследствие недостатка средств и близости войны, работы были приостановлены и, начатые снова в 1816 году, окончены в 1822 году. Однако этот канал не оправдал надежд, возлагавшихся на него правительством и в 1838 году закрыт как бесполезный. Почувствовав утомление от неустанного труда, Модерах просил Высочайшего соизволения на увольнение его от должности Пермского и Вятского генерал-гебернатора. Его желание было исполнено. Указом 22 марта 1811 года он был уволен с производством в сенаторы. Указ этот был встречен жителями Перми с большим сожалением. Как ценили и любили Модераха, это показали его проводы 27 мая 1811 года, когда он следовал из города при огромном стечении народа на улицах, при звоне колоколов всех церквей и в сопровождении епископа Иустина.

По словам летописца г. Перми Прядилыцикова, «К. Ф. Модерах при обширном уме обладал следующими качествами: он был трудолюбив, занимался делами управления сам, без помощи услужливых секретарей; судил о действиях подвластных ему лиц очень строго, но в высшей степени справедливо; собственное его бескорыстие было примером для тех, кто смотрел на службу, как на средство наживать деньги» '* Другой его современник Вигель говорит о нем следующее: «Модерах был честен, добр, умен и сведущ в делах; но как скоро все, приобретенное великими трудами, ценится более, чем даровое, то генерал-губернаторство свое он, кажется, ставил наравне с владетельным герцогством. Он не был любезен, сей камергерской добродетели в нем не было; уединенная и вместе деятельная жизнь в отдаленном месте хоть кого заставит потерять желание и забыть о способах нравиться, тем более людей серьезных, со строгою нравственностью. К тому же как в Перми нет других дворян, как и богатых заводчиков, живущих в столицах, то более десяти лет и не видел он никого, кроме подчиненных, а между проезжими по большей части мелких чиновников и ссыльных; вот что обращению его давало холодность и сухость, которые не совсем были приятны».

Впоследствии на Модераха было возложено поручение привести в порядок Московскую губернию, опустошенную французами в 1812 году. И здесь он явился на высоте своего призвания и оправдал Монаршее доверие, что видно из стихов, поднесенных ему благодарными москвичами:

 

Москве, измученной от зол и страха,

Монарх прислал в утеху Модераха,

Чтоб излечить ее от лютых ран,

Которые нанес ей злой тиран[14].

 

Еще в 1804 году, при назначении Модераха генерал-губернатором, в помощь ему был назначен Пермским губернатором Б. А. Гермес[15], оставшийся его преемником. Пермское и Вятское генерал-губернаторство, как учрежденное специально для Модераха, после его перевода было упразднено. Новый начальник «далеко не заменил Модераха. Он только по имени был начальником; все важнейшие дела он предоставлял решать своему секретарю (должность, равнявшаяся нынешней должности правителя губернаторской канцелярии), отчасти и другим чиновникам, по принадлежности дел, а мелкие -- супруге своей Анне Ивановне. Последняя играла большую роль и первая дала тон враждебному отношению к опальному изгнаннику М. М. Сперанскому. При Гермесе забылась прежняя модераховская честность, и между членами рекрутских присутствий нашлись бессовестные грабители, которые рады были случаю приобретать деньги[16]. В 1818 году Гермес, подобно предшественнику, был пожалован в сенаторы. «При этом,— говорит Прядильщиков,— губернские чиновники, теряя в Гермесе покровителя или, вернее, послушное орудие в их действиях, отважились на безрассудный поступок: сочинили просьбу Государю об отмене помянутого назначения в сенаторы и отправили бумагу с эстафетою к министру внутренних дел для поднесения Его Величеству. В ответ последовал строжайший выговор просителям за дерзость, с прибавкою поучения о том, как подданные должны принимать решения монаршей власти»[17].

Преемником Гермеса был А. К. Криденер. «Его личность,— говорит историк А. А. Дмитриев,— совсем неизвестна. Все источники хранят о нем глубокое молчание. Отсюда можно только заключить, что этот человек ничем особенным не выдавался». Судя по фамилии, это был, вероятно, один из родственников известной представительницы мистицизма Юлии Криденер, имевшей большое влияние в описываемое время. Она, должно быть, и «порадела родному человеку». Исходя из этого, можно заключить, что губернатор Криденер был обязан своим высоким положением не столько личным качествам, сколько протекции. В 1823 году он по прошению был уволен от должности, а его место занял К. Я. Тюфяев из Пензы. При губернаторе Гермесе построено огромное деревянное здание госпиталя у Казанской заставы.

К. Я. Тюфяев вышел из среды кантонистов. Своею смышленностью он понравился приезжавшему в Тобольск для ревизии сенатору, увезен был последним и определен на службу при сенате. Как деловой человек, не избалованный в детстве, выросший среди самой незавидной обстановки, Тюфяев был способен к неутомимому, самому упорному труду, которым и проложил себе дорогу к высоким должностям. Когда Тюфяев приехал в Пермь, она была запущена от времен Модераха Гермесом и Криденером. Как раз в это время получено было известие о имеющем быть проезде через Пермь Государя Императора Александра I. Тюфяеву пришлось много хлопотать над приведением города в более благоустроенное состояние. «Площади и улицы были спланированы, очищены и снабжены доселе неизвестными в Перми тротуарами; казенные и частные здания обновлены с фасада». В 1831 году Тюфяев был переведен на ту же должность в Тверь, а потом в Вятку. Прядильщиков говорит о нем так: «Общество судило о нем двояко: одни превозносили его похвалами, сравнивали с Модерахом, другие порицали как начальника, действовавшего не столько по закону, сколько по личному произволу. В обоих отзывах, хорошем и дурном, есть преувеличения. Тюфяев, при малом росте, был головою выше всех современных ему деловых людей Перми, обладал замечательною способностью привлекать к себе каждого, до кого имел надобность; стремясь по служебной стезе, он явно пренебрегал выгодами от казнокрадства и взяточничества, которыми нередко пачкали свою репутацию провинциальные воеводы. Когда же Тюфяеву приходила охота строить что-нибудь, в таком случае закон устранялся, как досадная помеха; вопль частных лиц ставился ни во что»[18]. К тому же он был небезупречен в нравственном отношении и слаб по отношению к прекрасному полу. В биографии Герцена, составленной Огаревым, находится очень нелестный отзыв о Тюфяеве. Памятником его пребывания в Перми остались училище детей канцелярских служителей (ныне дом губернской земской управы), превосходное по тому времени здание Александровской больницы, пожарная каланча 1-й части, ротонда на бульваре и на набережной (теперь не существующая), обелиски застав Казанской и Сибирской и первые тротуары в городе.

В 1831 году в Пермь приехал новый губернатор Г. К. Селастенник, уволенный от должности в 1835 году и преданный суду сената. «Нераспорядительность этого начальника и слабый надзор за чиновниками были главною причиною открытого бунта в Кунгурском уезде»[19].

Преемником Г. К. Селастенника был Илья Иванович Огарев, управлявший Пермской губернией до 1854 года. А. А. Дмитриев говорит, что Огарев сам по себе был человек не без хороших качеств, но дал слишком много власти правителю своей канцелярии В. Д. Попову, который умел снискать себе неограниченное доверие своего начальника, нередко в ущерб управляемому краю. Быть может, причиной такого нравственного подчинения начальника своему подчиненному были преклонные лета первого. В «Очерках губернского города Перми» того же А. А. Дмитриева находится другой отзыв об Огареве, относящийся к тому времени, когда он был губернатором в Архангельске (до Перми): «Огарев отличался оригинальным характером. Он не особенно широкого ума, не особенно образован, мало начитан, не честолюбив, но исполнен честности, прямодушия и того простого и здравого смысла, который видит вещи в тесном кругу, но зато видит их ясно, прямо, как они есть. Его предшественники, может быть, были умнее его, но зато и лучше умели соблюдать собственные выгоды. Он объявил войну ворам и взяточникам и сам не поддается никаким соблазнам, хотя их много в таком торговом городе, как Архангельск. Огарев сам мало образован, но с величайшим рвением заботится о просвещении - и это в силу какого-то непреодолимого в нем влечения».

Огарев умер 6 мая 1854 года 74 лет от роду. Первоначально он был похоронен на кладбище при Пермском Кафедральном соборе, а затем прах его был увезен в Саратовскую губернию, в имение Огаревых.

Преемником Огарева явился молодой и энергичный П. Н. Клушин, пробывший в Перми всего год, а потом переведен был на ту же должность в Житомир. Впоследствии в звании сенатора он ревизовал Пермскую губернию. Ревизия эта произвела большой переполох, так как его боялись. Клушин пользовался репутацией хорошего оратора.

Клушина заменил в Пермской губернии П. А. Замятнин, уволенный в отставку в 1857 году. В этом же году в Пермь был назначен военный губернатор генерал-майор К. И. Огарев, сын бывшего губернатора И. И. Огарева, но после трехлетнего управления губернией он был переведен в Петербург.

Его преемником сделался генерал-майор А. Г. Лашкарев, переведенный затем также в Петербург. При нем последовало в Пермской губернии освобождение крестьян от крепостной зависимости и открытие Пермского по крестьянским делам присутствия; при его же ближайшем содействии открыто Пермское дамское попечительство о бедных. Впоследствии в Петербурге Лашкарев был известен открытием целого ряда благотворительных учреждений. Действиями Лашкарева по введению крестьянской реформы в Пермской губернии были недовольны полковник Антипов и непременный член губернского присутствия Лыкин, которые подали записку, в которой не соглашались с ним.

Место Лашкарева в Перми занял Б. В. Струве (1865-1870). По отзывам старожилов, это был умный, серьезный и деловой человек, хотя держал себя несколько надменно и с пермским обществом не сошелся. Пермяки его уважали и побаивались. Он горячо и настойчиво ходатайствовал о проведении Уральской железной дороги и предоставил широкую самодеятельность земству. Его либерализм в этом отношении вызвал ревизию сенатора Клушина, следствием которой было увольнение Б. В. Струве в отставку. При отъезде Пермское городское общество избрало его почетным гражданином г. Перми.

Большою популярностью и любовью среди пермяков пользовалась супруга Б. В. Струве Анна Федоровна. Благодаря ее стараниям в Перми открыто «убежище детей бедных» и помещено в капитально отремонтированном и приспособленном для приюта здании. По ее же инициативе женская тюрьма отделена от мужской, и дети арестантов отделены от преступных родителей в особом помещении, рассчитанном на 50 призреваемых.

С 1870 по 1878 г. Пермской губернией управлял Николай Евфимович Андреевский, родной брат известного петербургского профессора-юриста. По словам старожилов, он слыл за очень умного, честного и доброго человека, но не любил особенно утруждать себя делом и в противоположность своему предшественнику был хладнокровен и уравновешен, являлся постоянным гостем на обедах, балах, охоте и других развлечениях, со всеми держал себя непринужденно, был стоически невозмутим, добродушен и остроумен. Историк Пермского края А. А. Дмитриев так характеризует его: «Андреевский оставил по себе в Перми и во всей Пермской губернии самую добрую память. В течение 8-летнего управления он никому не сделал зла, был всегда честен, добр и справедлив ко всем без различия». Так же, как и его предшественника, пермское городское общество почтило его избранием в почетные граждане г. Перми. Впоследствии Андреевский занимал ту же должность в Костроме и Казани.

Преемником Андреевского  был В.  А.  Енакиев (1878-1882), проживший в Перми четыре года и здесь скончавшийся. Он приехал в Пермь уже больным. Енакиев перевел в Пермь много чиновников из места своей прежней службы (Западного края). Вследствие болезненности он, в противоположность своему предшественнику, был затворником, почти не выходил из кабинета. Енакиев похоронен на кладбище у Пермского Кафедрального собора.

В 1882 г., по смерти В. А. Енакиева, в Пермь приехал новый губернатор А. К. Анастасьев (1882 - 1885), впоследствии Черниговский губернатор, а затем (с 1892 г.) член государственного совета, на каковом посту и скончался. Об этом губернаторе осталась хорошая память, как о насадителе садов в Перми. По его мысли, обширная площадь вокруг театра, до тех пор пустынная, была превращена в один из самых лучших теперь в Перми театральный сад. По его же инициативе с осени 1883 г. началась усиленная посадка деревьев по обеим сторонам улиц, параллельно тротуарам. Посажены были, главным образом, тополи, как быстро растущие. Впоследствии они все были вырублены, так как затемняли свет в жилищах своею густою листвой, а пух их во время цвета был небезопасен в пожарном отношении. По мысли Анастасьева в саду при летнем помещении общественного собрания ежегодно летом начал играть оркестр и устраивались гуляния. Пермское городское общество при отъезде Анастасьева решило площадь около тюрьмы засадить деревьями и сад назвать Анастасьевским. Благодаря стараниям супруги А. К. Анастасьева Татьяны Даниловны начата постройка нового прекрасного каменного здания -Мариинской женской гимназии, собраны средства для этой постройки, основано «Общество для доставления квартир ученицам» той же гимназии и приобретен дом для помещения учениц гимназии.

С 1885 по 1892 г. Пермским губернатором был В. В. Лукошков, умерший в Казани. При нем в Екатеринбурге в 1887 г. была открыта научно-промышленная выставка, устроенная по инициативе местного «Уральского общества любителей естествознания».

С 1892 по 1897 г. Пермской губернией управляли П. Г. Погодин, затем Д. Г. Арсеньев (1897-1903), А. П. Наумов (1903-1905), А. В. Болотов (1905-1910), В. А. Лопухин (1910-1911) и И. Ф. Кошко (с 1911 г.).

 

 

 

 

Представители духовной власти — пермские иерархи

 

При самом учреждении Пермской губернии она вошла в церковном отношении в состав соседней Вятской епархии. 16 декабря 1799 г. по указу Императора Павла I учреждена была самостоятельная Пермская епархия, при этом епископы ее получили наименование Пермских и Екатеринбургских. Резиденцией епископа и центром епархиального управления новой епархии назначен был г. Пермь. В1833 г. в Пермской епархии учреждено было Екатеринбургское викариатство, при этом местопребыванием викарного епископа назначен был г. Екатеринбург, а епископ Пермский начал именоваться Пермским и Верхотурским. С основанием самостоятельной Екатеринбургской и Верхотурской епархии (в 1885 г.) епископам Пермским Высочайше повелено было именоваться Пермскими и Соликамскими.

Первосвятителем Пермской епархии был Иоанн (Островский), открывший Пермскую епархию, духовную консисторию (4 марта 1800 г.) и духовную семинарию (11 ноября 1800 г.). О нем среди пермского населения до сих пор сохраняется память, как о строгом подвижнике и молитвеннике. Он скончался в Перми 24 декабря 1801 года и погребен перед алтарем Пермского Кафедрального собора.

Его преемником был Иустин Вишневский — человек ученый, лингвист, знавший греческий, латинский, еврейский языки, а из новых немецкий и особенно итальянский, которым владел как вторым природным. Он составил грамматику славянского языка, долго бывшую учебником в духовно-учебных заведениях. Пред службою в Казани, откуда он был назначен в Пермь, долгое время провел за границей настоятелем посольских церквей в Венеции и Вене. Как человек образованный, преосвященный Иустин, естественно, главное внимание обратил на духовное просвещение. Духовная семинария сделалась его любимым детищем. Ей он пожертвовал свою ценную библиотеку, многие книги которой были на иностранных языках. Сам он зорко следил за семинарским образованием и часто посещал семинарию,, особенно во время экзаменов. При нем низшие классы семинарии по уставу 1818 г. отделились как особое низшее духовное учебное заведение, хотя и поместились в одном и том же здании. Общедоступность, снисходительность и незлобие преосвященного Иустина вошли в пословицу. «Иустин всех распустил», - говорило про него духовенство Пермской епархии. Этою крайнею добротою епископа Иустина злоупотребили некоторые лица епархиальные и преимущественно секретарь консистории для своих корыстных целей. На их злоупотребления последовали доносы, следствием которых была ревизия Пермской епархии, произведенная Вятским епископом Амвросием в 1822 г. В следующем 1823г. епископ Иустин по преклонности лет и слабости зрения был уволен на покой. Почти всеми забытый последние годы он жил в каменном архиерейском флигеле, выходящем на Каму и построенном в саду. В конце своей жизни преосвященный Иустин плохо видел и страдал шумом в голове. Незадолго до смерти большое утешение старцу доставило посещение его императором Александром I 2 октября 1824 года. Никем не предваренный о высочайшем посещении он сначала не узнал Государя и принял его за одного из генералов свиты, но когда начал благословлять, узнал его, и слезы радости покатились из его глаз. Государь пригласил сесть его на софу, а сам сел против его на стул и спрашивал его о летах и о местах его рождения, образования и службы; затем со стороны императора последовали вопросы, доволен ли он положенным ему содержанием, чем нездоров и не нужны ли ему какие-нибудь пособия.

Погребен епископ Иустин под алтарем Пермского Кафедрального собора.

Его преемником по Пермской кафедре был епископ Дионисий (Цветаев). Им открыто попечительство о бедных духовного звания. При нем же заложено было каменное здание духовной семинарии. «Он был чужд гордости и обходителен с меньшими братьями»[20]. О его щедрости составилась поговорка: «Дионисий всех повысил». В 1828 году он был уволен на покой в Московский Богоявленский монастырь, имея всего 52 года; здесь он и скончался в 1844 г.

С 1828 по 1831 г. Пермской епархией управлял Мелетий (Леонтович), впоследствии архиепископ Иркутский, а с 1835 г. Харьковский, где и скончался в 1840 г. Он был небольшого роста, брюнет, брови имел густые и сросшиеся, а волосы до того покрывали его щеки, что все почти лицо его было покрыто волосами -- вообще, это был типичный южанин. Это был строгий подвижник и постник. Память о нем особенно свято чтится в Харькове — последнем месте его служения, где над его гробом часто служатся панихиды. Строгий к себе, преосвященный Мелетий был строг и к другим. «Мелетий многих пометил», т. е. исключил из духовного звания за поступки, несвойственные духовному сану. Строгостью управления он напоминал современного ему известного Московского митрополита Филарета. При нем была учреждена миссия для обращения в православие раскольников и окончен каменный корпус для духовной семинарии.

В 1831 г. в Пермь приехал новый епископ Аркадий (Федоров), возведенный вскоре в сан архиепископа. Это был один из выдающихся архипастырей не только Перми, но и всей русской церкви. Деятельность его по отношению к миссионерству изумительна[21]. Он Пермскую миссию сделал первою в России и в продолжение почти двадцатилетнего управления его Пермскою епархиею присоединено из раскола к православию до 30 000 и к единоверию до 70 060, а всего свыше 100 000 человек. Кроме того, просвещено христианскою верою до 3000 человек из евреев, магометан и язычников. Такой поразительный успех миссии отчасти объясняется крутыми мерами против раскола того времени, когда по предложению архиепископа Аркадия дозволено было запечатывать ветхие раскольнические часовни, другие обращать в единоверческие церкви, уничтожать скиты и часовни, в которых староверы скрывали беглых беспаспортных людей или делали что-либо запрещенное. Людей, зарекомендовавших себя миссионерскою деятельностью, архиепископ Аркадий щедро награждал. Особенно много было при этом преосвященном массовых обращений в христианство еврейских мальчиков-кантонистов, отбиравшихся у евреев-родителей в военную службу. Некоторые их этих крестившихся кантонистов живы и сейчас. Заслуживает также большого внимания и церковно-строительная деятельность архиепископа Аркадия как в Перми, так и во всей Пермской епархии. В этом отношении он обладал замечательной способностью располагать людей к жертвам. По отношению к духовно-учебным заведениям деятельность этого преосвященного выразилась в устроении особого деревянного дома для Пермского духовного училища, в основании духовных училищ в Екатеринбурге и Соликамске, в построении для Пермской духовной семинарии особой деревянной больницы, каменной столовой и помещения для ректора. Входя во все сам, он лично просматривал письменные работы воспитанников духовно-учебных заведений. Помимо всего этого архиепископ Аркадий был неутомим в совершении богослужения и проповедничестве. Ни одного праздника не пропускал он без совершения литургии. Часто служил он и в будни, особенно когда много было ставленников; бывали случаи, что он служил две недели подряд ежедневно. При этом ни одной литургии не совершал он без проповеди. Историк Пермской епархии протоиерей Е. А. Попов говорит, что однажды он за одной литургией сказал три проповеди. Епархию архиепископ Аркадий обозревал ежегодно, при этом в день иногда успевал обозреть до семи церквей. Во время объезда останавливался для ночлега не только у священников, но и у причетчиков, при этом спрашивал только капусты и квасу, да с собой в экипаже возил в запасе сушеную рыбу. Архиепископ Аркадий обладал феноменальной памятью, зная по именам не только священно- и церковнослужителей обширной Пермской епархии и их семейных, но и многих из простого народа, особенно чем-нибудь замечательных раскольников, знал и состояние каждого причта и каждого прихода. Этим он обратил на себя особенное внимание Государя Наследника Александра Николаевича и герцога Максимилиана Лейхтен-бергского при посещении ими Перми. Своим практическим умом, способностью сразу видеть суть дела и глядеть в корень вещей и красноречием он изумлял современников и даже членов св. Синода. «Если бы преосвященный Аркадий, - говорил М. М. Сперанский Д. Е. Смышляеву, - не избрал себе монашескую карьеру, он мог бы быть министром. Его отчетами любуются в Синоде». Наружность архиепископа Аркадия тоже была очень внушительная: при высоком росте и необыкновенно крупных, быстрых и проницательных глазах, румяном лице, он обладал полнотою, физическою силою и богатырским здоровьем. После 20-летнего управления Пермскою епархиею он был переведен в Петрозаводск; впоследствии он был уволен на покой и скончался в глубокой старости 82 лет. Причиною перевода его из Перми были ревизия духовной семинарии, где обнаружились некоторые беспорядки, и жалобы Пермского духовенства на не совсем справедливое отношение преосвященного к местному духовенству. Дело в том, что архиепископ Аркадий не раз вызывал на службу в Пермскую епархию из других епархий, где окончившие курс семинарий долго ожидали священнических мест, так как при приезде в Пермь он нашел много последних не замещенными, а кандидатов было очень мало. Такой вызов объясняется недостатком кандидатов священства в Пермской епархии, где в первый год пребывания в Перми архиепископа Аркадия число священнических вакансий достигло 78, а число кончивших семинарию 30. Пермское духовенство было недовольно пришельцами из чужих епархий, тем более что им преосвященный оказывал более внимания, желая, очевидно, удержать их в Пермской епархии. Благосклонность архиепископа Аркадия к пришельцам, может быть, объясняется и тем, что они, будучи всецело обязаны преосвященному, были более послушными исполнителями его воли, чем аборигены. Комиссия, назначенная для расследования жалоб на архиепископа Аркадия, нашла, что и последний слишком благоволил к пришельцам, непомерно награждая их, тогда как многие из пермского духовенства оставались в опале, несмотря на их труды. Протоиерей Е. А. Попов говорит, что при архиепископе Аркадии установились такие порядки, что если нужно было кому получить лучшее место и повышение по службе или быть помиловану за проступки по должности — на все это не требовалось иных заслуг и каких-либо оснований, как только быть приезжим.

С 1851 по 1868 г. Пермскою епархиею управлял архиепископ Неофит (Соснин), представлявший во всем почти полную противоположность своему предшественнику[22]. Насколько тот был оратор, представителен на вид и деятелен, настолько последний не обладал даром слова, ясным выговором и самим голосом, не был словоохотлив и находчив для разговора во время приема духовенства и светских, вообще не поражал своими способностями. Во время приемов в архиерейских покоях царило иногда неловкое молчание, происходившее от ненаходчивости хозяина и несмелости гостей. Обременительность этих приемов увеличивалась еще и от того, что лица, получившие священнический сан или награду, или в первый раз являвшиеся по службе, должны были подносить преосвященному хлеб-соль с прибавлением плодов. Подобные подношения тем более были тяжелы для духовенства, что тут большую роль играло соревнование. Вообще все сводилось к тому, чтобы суметь представиться своему архиерею, а не в трудах по пастырству. Те же хлеб-соль духовенство подносило преосвященному во время объезда его по епархии. Любил также архиепископ Неофит принимать подарки от духовенства в виде икон, особенно в именины. Икон накоплялось очень много, так как причт каждой городской церкви подносил в день именин ему икону. Ими архиепископ Неофит наделял учебные заведения, новобрачных и т. п. Роста он был небольшого, лицо имел продолговатое и черты лица крупные, бороду длинную, но не густую, волосы черные, телосложение худощавое. Насколько его предшественник обладал широким взглядом на жизнь, настолько его занимала более внешняя, чем внутренняя и жизненная сторона дела. Отличительные качества архиепископа Неофита - аккуратность и благовидность, особенно последняя. В богослужении он любил величие и строгую до педантизма аккуратность во всем, например: в поклонах, выходах. Внешнюю обстановку  богослужения  он  довел  до  художественности. Прежде всего он озаботился улучшением хора певчих. Его предшественник любил громкое пение, и оно при нем доходило до крикливости. Благодаря старанию   преосвященного   Неофита   пение   поставлено было настолько высоко, что крестовая церковь не могла вместить молящихся. До сих пор в Перми живут старожилы, восторгающиеся этим пением, доведенным до виртуозности. В самом богослужении внешний порядок и благообразность доведены были до мелочей. В этом отношении архиепископ Неофит доходил до таких мелочей, что писал по несколько писем к Вятскому кафедральному протоиерею Шиллегодскому об одном кадиле, которое употреблялось в Вятке и подобие которого желал иметь преосвященный. В богослужении все было заранее предусмотрено: и длина стихаря жезлоносца-мальчика и размеренный шаг священнослужителей на выходах. Сам архиепископ Неофит в отношении торжественности подавал пример. При нем Крестовая (домовая) церковь была соединена с Кафедральным собором коридором, защищавшим от ветра, так как владыка так боялся простуды, что иногда по целым зимам не выезжал из дома. Пред литургией обычно хор певчих с иподьяконами отправлялся в покои преосвященного, и последний, облаченный в мантию, медленно и величественно спускался по широкой чугунной лестнице в собор при торжественном пении тропаря св. Стефану, при этом владыка старался шествовать в такт пению. Обозрение епархии архиепископ Неофит производил только летом, при этом брал с собой ректора семинарии или другого архимандрита и целый хор певчих. Церкви обозревал он нескоро и преимущественно те, к которым было не трудно проехать. Обозрение заключалось во взгляде на утварь, ризницу и библиотеку и в просмотре церковных документов. В одну из этих поездок он скончался 5 июля 1868 года в селе Невьянском и похоронен, согласно завещанию, в Верхотурском Николаевском монастыре. Протоиерей Е. А. Попов говорит, что известный писатель Н. С. Лесков в одном из своих рассказов в «Мелочах архиерейской жизни» описывает поездку архиепископа Неофита к помещику П. Д. Дягилеву. Самое описание составлено на основании рассказов, так как Н. С. Лесков никогда в Перми не был 22.

В 1868 году в Пермь приехал седьмой по счету Пермский архипастырь Антоний (Смолин), переведенный из Пензы и впоследствии возведенный в сан архиепископа. Он прибыл в Пермь уже престарелым и вскоре потерял зрение. При нем было открыто в Перми отделение Православного миссионерского общества и возник Успенский женский монастырь, устроенный на средства братьев Каменских. По причине старости и слабости зрения он не отличался энергичною деятельностью, только обращал большее внимание, чем его предшественник, на дело церковного проповедничества; в 1876 году он был уволен на покой в Московский Данилов монастырь, где и скончался в декабре того же года. При отъезде из Перми на пароходе, совершавшем последний рейс, преосвященный был огорчен смертью игумена, сопровождавшего его, который, выйдя на обледеневшую палубу парохода, вероятно, поскользнулся и упал в воду. Вследствие темноты и шума идущего парохода его падение не было замечено, и о. игумен утонул.

Преемником архиепископа Антония сделался его викарий, епископ Екатеринбургский Вассиан (Чудновский). Сделался он епископом Пермским уже в преклонных летах (71 г.), после долгой службы в духовно-учебных заведениях. Будучи инспектором Волынской духовной семинарии, он первенствовал в священнослужении пред экономом семинарии священником Рафаэльским, впоследствии митрополитом Петербургским Антонием, умершим в 1848 году, когда преосвященный Вассиан был еще архимандритом. Епископ Вассиан был небольшого роста, с седой клинообразной бородою, с малороссийским акцентом в выговоре; он был прост в обращении, доступен для всех, добродушен и незлобив. Преклонностью лет, а также чрезмерною добротою и излишнею доверчивостью преосвященного пользовались некоторые лица, нередко торговавшие священно- и церковно-служительскими местами. Бесцеремонность этих лиц и игнорирование в этом отношении владыки выводили иногда из терпения этого добродушного преосвященного так, что на докладах консистории о предоставлении доходных мест кандидатам консистории он однажды написал следующую резолюцию: «Изволением Господа нашего Иисуса Христа по преемству св. апостолов в иереи рукополагают епископы, а не консисторские секретари»[23]. Епископ Вассиан очень любил носить рясы светло-голубого цвета, что очень шло к его сединам. Его юмор, столь свойственный малороссам, особенно сказывался, по словам старожилов, на экзаменах мужской гимназии, где его рассказы об очень многом пережитом им приводили в веселое настроение экзаменующихся, а добродушный смех владыки заражал гимназистов, что несколько шокировало присутствующих тут же строгого директора гимназии И. Ф. Грацинского и законоучителя. Епископ Вассиан скончался в Перми 3 января 1883 г. и погребен под алтарем Кафедрального Спасопреображенского собора.

Епископ Ефрем (Рязанов), преемник преосвященного Вассиана (1883—1888), резко отличался от последних трех своих предшественников своим всесторонним образованием и деловитостью. Правда, он довольно редко служил и был вообще самозамкнутым и кабинетным человеком, но в то же время был строг к исполнению долга, справедлив, беспристрастен и питал отвращение ко лжи и обману, хотя подчас был вспыльчив и взыскателен. Будучи требовательным, он от ищущего священнического сана не только требовал полного богословского образования, но иногда и получившие его экзаменовались. По епархии он ездил один и был полным ее хозяином. Это заставляло Пермское духовенство быть более внимательным к исполнению своих обязанностей, чтобы не навлечь на себя немилости владыки. При нем расширено здание Пермского духовного училища, возникло братство св. Стефана, преобразованное из имевшего узкие цели общества для поддержания чистоты нравов в народе, открыты в Перми миссионерские собеседования. Преосвященный Ефрем, по слабости здоровья, в 1888 г. уволен на покой в Белгородский Троицкий монастырь Курской епархии, где и скончался 15 января 1891 года.

С 1888 по 1892 г. Пермскою епархиею управлял Владимир (Никольский). Высокого роста, красивый . по внешности, умный, находчивый в разговорах и предупредительно вежливый, он держался с достоинством и в то же время просто и за свою корректность был особенно любим пермским светским обществом и духовенством. Служения его были проникнуты важностью и величественностью, хотя, желая придать богослужению большую торжественность, он несколько затягивал службу и чрезвычайно протяжно произносил слова, что было особенно тяжело во время проповеди или во время чтения первого евангелия в великий четверг. Проповеди, впрочем, он говорил очень редко. За сравнительно короткое четырехлетнее управление Пермскою епархиею преосвященный оставил по себе память в Перми постройкою каменного здания епархиального женского училища, учреждением епархиального свечного завода, расширением деятельности братства св. Стефана, постройкою каменного пристроя к часовне св. Стефана, устроением религиозно-нравственных чтений в зале братства   св.   Стефана,   основанием   псаломщического класса для приготовления псаломщиков, увеличением числа церковно-приходских школ (от 61 до 253), основанием церквей-школ в инородческих приходах и 40 складов в епархии с книгами религиозно-нравственного содержания.

В 1892 г. преосвященный Владимир был переведен в Нижний Новгород, где и скончался 29 декабря 1900 г.

Преемником преосвященного Владимира был епископ Великоустюжский, викарий Вологодской епархии, Петр (Лосев). Среднего роста, полный, с русою окладистой бородой, с румяным лицом, дышавшим здоровьем, епископ Петр, несмотря на свою полноту, был очень подвижен. При встречах в церквах он так поспешно поднимался на крыльцо, что иподьяконы едва успевали следовать за ним. Служил он только по большим праздникам, всенощные совершал очень редко. Пермской публике на первых порах не нравилось в нем многое, по ее мнению, несвойственное архипастырскому сану, именно: быстрое шествие в церковь, оглядывание публики с кафедры и даже оборачивание назад, чрезмерно высокое поднятие рук при осенений свечами, некоторую хлопотливость при богослужении, не обличавшие благоговейной настроенности. За богослужением он говорил очень длинные проповеди, иногда около часу, которые тем не менее охотно слушались, так как чужды были схоластики, отличались современностию тем, интересною постановкою злободневных вопросов и легким тщательно обработанным языком. Они очень напоминают проповеди другого современного ему проповедника, архиепископа Харьковского Амвросия, у которого он был викарием. Говорил он громко, внятно, отчетливо, обращаясь ко всем и иногда с небольшой жестикуляцией, вообще он имел все данные хорошего оратора. В последние годы он в своих проповедях громил интеллигенцию, называя ее «пустоцветной», с которою резко разошелся во взглядах на народный театр и увеселения. Стоя на строго церковной почве, он не признавал театр народною школою, высказывался против устройства елок и запретил служить всенародную панихиду по А. С. Пушкину на площади в день 100-й годовщины со дня его рождения, не запрещая служить таковую в церкви. Епископ Петр обладал прямым и открытым характером и свои суждения высказывал прямо и открыто, не стесняясь иногда их резкостью. Добродушие, приветливость и общедоступность преосвященного приобрели ему расположение купечества и низшего класса общества, особенно рабочих Мотовилихинского завода, которые однажды поднесли ему посох и везли на себе вагон, на котором находился епископ. Любя общество, преосвященный посещал купеческие дома, а после служения в церквах не отказывался от приглашений и по русскому обычаю долго беседовал за столом. Преосвященный был практичным хозяином и умножил доходы Пермского архиерейского дома постройкою домов в соборной ограде для частных квартир. Преосвященный Петр — первый из пермских архипастырей был вызываем в качестве члена св. Синода на летнюю сессию 1901 г. Петербургский климат ухудшил его здоровье, и он приехал из столицы больным и через три с небольшим месяца скончался в Перми 30 марта 1902 года от водянки и перерождения сердца. После его смерти остался капитал в 80 000 рублей, завещанный им на благотворительные дела в Пермской епархии и у себя на родине — в селе Климентах Рязанской губернии, что и было исполнено его дочерью. Погребен он под алтарем Пермского Кафедрального собора. Во время его управления Пермскою епархией в Осинском уезде Пермской губернии стараниями епархиального миссионера протоиерея С. А. Луканина был устроен мужской миссионерский монастырь на Белой горе, открыты Соликамский Красносельский женский монастырь и женская же обитель среди иньвенских инородцев в селении Пеш-нигорте Соликамского уезда, присоединено в православие несколько раскольничьих начетчиков, значительно увеличилось в епархии число церквей-школ и церковно-приходских школ, расширен Пермский Кафедральный собор двумя приделами, капитально перестроена Крестовая церковь и сооружены церкви: Никольская деревянная на Слудке, Софийская при епархиальном женском училище, Михайловская - при училище слепых и Николаевско-Александровская при Мариинской женской гимназии.

Преемником преосвященного Петра был епископ Чебоксарский, викарий Казанской епархии, Иоанн (Алексеев). Это был архипастырь по своей кипучей деятельности, напоминавший архиепископа Аркадия. Всего только два с половиной года управлял он Пермскою епархиею, из них более полугода в 1904 году пробыл в Петербурге в качестве члена летней сессии св. Синода, но и в эти два года он сделал очень много. Тотчас по приезде в Пермь он приступил к поднятию умственного и нравственного уровня духовенства и паствы. Никогда до тех пор в Пермской епархии не строилось столько церквей, как при этом преосвященном. Почти все церкви города были подновлены. Возникло три новых прихода. Среднего роста, в очках, владыка держался как-то особенно сановито. Богослужения его охотно посещались пермскою публикою. В служении он любил торжественность и порядок. Богослужение он, несмотря на свою болезненность, совершал очень часто, иногда даже в будни. Проповеди его были кратки и содержательны. Особенно преосвященный Иоанн был неутомим при обозрении епархии, при этом всегда посещал квартиры всех членов причта. Дом его всегда был открыт для всех, и прием был во всякое время. Особенно близко стоял владыка к корпорациям и учащимся духовно-учебных заведений. Всех окончивших курс он принимал у себя и угощал. Он же в духовно-учебных заведениях более сблизил между собою учащих и учащихся. При нем в Перми был прекрасный хор регента Потеряйко, дававший духовные концерты. При нем воспитанники духовной семинарии приобрели светскость и сделались гостями общественных вечеров. Простота и общедоступность епископа Иоанна приобрели ему всеобщее уважение. Неприятным качеством в нем была раздражительность, в пылу которой он, не помня себя, позволял себе многое. Эта раздражительность была следствием его болезненности. Он скончался очень молодым, всего 42 лет от роду, 1 января 1905 года и погребен на кладбище пред алтарем Кафедрального собора рядом со своею матерью.

С 1905 по 1908 г. Пермскою епархией управлял епископ Никанор (Надежин), бывший Якутский, а в 1908 году переведенный в Петрозаводск.

22 декабря 1908 года в Пермь прибыл новый архипастырь Палладий (Добронравов), бывший епископ Вольский, викарий Саратовской епархии.

 

Церковное строительство[24]

 

Церковное строительство г. Перми начинается одновременно с возникновением Ягошихинского завода, зародыша нынешней Перми. В 1723 году по указу Государя императора Петра I главный управляющий Сибирских казенных заводов В. И. Геннин сделал распоряжение приступить к сооружению медеплавильного завода при устье реки Ягошихи, впадающей в Каму, т. е. на том самом месте, где теперь расположены мастерские и другие здания Пермской железной дороги. Естественно, что одновременно с основанием завода начали строиться дома для рабочих и их семей; таким образом, возникло первое селение. Количество жителей этого селения было уже настолько многочисленно, что явилась потребность в построении храма, и в следующем 1724 г. приступлено к сооружению деревянной церкви во имя апостолов Петра и Павла, в честь тезоименитства императора Петра I, которая и освящена 12 ноября 1726 года.

Так как освящение церкви совершилось в царствование Императрицы Екатерины I, то в честь ее тезоименитства постановлено ежегодно праздновать день св. великомученицы Екатерины 24 ноября. Кроме того, в этой же церкви празднуется 20 сентября -день св. великомученика Евстафия Плакиды, начало которому положено за несколько лет до построения Ягошихинского завода в деревне Горки, в память явления этого святого одному из крестьян вышеупомянутой деревни; на месте явления тогда же поставлен деревянный столб с иконою св. Евстафия. После построения Петропавловской церкви образ был перенесен в нее. Очевидно, это первоначальная церковь была мала и не могла вместить всех желающих молиться, а поэтому через 30 лет, в 1757 году рядом с деревянной по правую сторону ее заложена была ныне существующая каменная церковь во имя святых апостолов Петра и Павла с приделом св. великомученицы Екатерины, которая освящена 23 ноября 1764 г., причем Екатерининский придел освящен раньше, именно 22 ноября 1762 года. Куда исчезла деревянная церковь, неизвестно. Вероятно, она впоследствии была сломана вследствие ветхости. В 1779 году Екатерининский придел был обновлен и в нем устроен новый иконостас, а в 1801 году обновление было совершено и в главном Петропавловском приделе.

В 1781 году Ягошихинский медеплавильный завод был закрыт, а селение, находившееся при нем, преобразовано в губернский город Пермь и сделано резиденцией Пермского и Тобольского наместника (по-нынешнему генерал-губернатора). Ввиду сосредоточения в Перми главного административного центра края, вновь возникший город Пермь начинает быстро принимать физиономию губернского города: в нем появляется целый ряд административных учреждений, увеличивается число жителей, преимущественно чиновников, и город начинает быстро расти. Вследствие увеличения населения в Перми строится вторая по счету церковь(деревянная) во имя Всех Святых на городском кладбище (старом), освященная 10 декабря 1784 г., а в 1789 г. 23 декабря освящен каменный храм Владимирской Божией Матери, теперь называемый Рождество-Богородицким, на углу Покровской и Оханской улиц 26. В сооружении последнего особенное участие принимает купец Лапин.

Одновременно с учреждением Пермского наместничества 31 марта 1781 г. состоялся Высочайший указ о перенесении ставропигиального27 Преображенского монастыря, находившегося тогда в селе Пыскор Соликамского уезда, во вновь учрежденный город Пермь. Заботы о перенесении его и устройстве на новом месте возложены были на епископа Вятского, в состав епархии которого входил тогда г. Пермь, и на пермского наместника Е. П. Кашкина. Первый, вероятно, за дальностью расстояния не принимал в этом деле активного участия. Что же касается Е. П. Кашкина, то он избрал местом для будущего монастыря Ягошихинскую гору, где ныне расположена деревня Горки. Туда и была поднята с большим трудом часть строительных материалов. В 1788 году Е. П. Кашкин был переведен в г. Ярославль, а его место занял генерал-поручик А. А. Волков. Новый наместник не согласился с мнением своего предшественника относительно места для монастыря, а решил устроить его на Слудской горе, что и было исполнено. Находившийся здесь густой еловый лес был вырублен, и 25 мая 1793 г. на месте, очищенном от леса, произошла закладка церкви во имя св. Стефана Пермского, освященной 24 ноября того же года. Но эту церковь тотчас после освящения пришлось перестраивать, так как по ошибке архитекторов алтарь был выведен на северную сторону, по направлению к тому месту, где теперь помещается соборная колокольня. Пришлось здание переделывать вновь, на что потребовалось пять лет, и только 2 марта 1798 г. было совершено вторичное освящение церкви во имя св. Стефана, выстроенной уже, согласно уставу, алтарем на восток. Выведенное же на север алтарное полукружие оставалось в прежнем виде до постройки Кафедрального собора и колокольни, когда оно было разобрано.

Таким образом, к началу XIX века в Перми было уже четыре церкви, одна из которых, Петропавловская, считалась соборною. 16 декабря 1799 г. по указу императора Павла I была учреждена самостоятельная Пермская епархия, при этом Преображенский мужской монастырь обращен в архиерейский дом. Мысль о постройке Кафедрального собора возникла еще ранее учреждения епархии, именно каменный собор был заложен в 1798 г., но постройка его тянулась свыше двадцати лет, вероятно, вследствие недостатка средств. Только в 1819 г. освящен летний храм Кафедрального собора во славу Преображения Господня, а в следующем 1820 году и теплый во имя св. Стефана Пермского 28. В летнем соборе поставлен иконостас, взятый из Пыскорского монастыря, а в тёплом таковой же сделан из мрамора на Екатеринбургской гранильной фабрике по заказу Пермского вице-губернатора Борноволокова, для его деревенской церкви, но потом он был секвестрован начальством и долго лежал без употребления. В настоящее время последний иконостас лишен своего верхнего яруса, отчего вид его сильно проигрывает. Иконы в теплый собор были пожертвованы президентом Императорской академии художеств графом А. С. Строгановым. В 1823 г. на паперти собора заложена массивная каменная колокольня, сооруженная на частные пожертвования и занятые у Верхотурского монастыря 7000 рублей, освященная в 1831 г. и тоже лишенная своего верхнего яруса.

В 1829 году Пермь обогатилась еще одною церковью, построенною внутри тюремного замка и освященною во имя Божией Матери «Всех скорбящих радости», но особенно усиленная постройка церквей в г. Перми замечается во время двадцатилетнего (1831 —1851) управления Пермскою епархиею известного своею деятельностью архиепископа Аркадия. «Преосвященный, — по словам историка г. Перми А. А. Дмитриева, — обладал в высокой степени умением и путем личного убеждения и при помощи переписки располагал состоятельных людей на богоугодное дело построения храмов Божиих». Так, в конце 1831 года в Перми была освящена деревянная единоверческая церковь, стоявшая против Богородицкой церкви, в ограде дома, ныне принадлежащего купцу Сорокину. Она была обращена в церковь из часовни при доме купца Соколова. Это единственная из церквей г. Перми, которая сгорела в страшный пожар 1842 года. В следующем 1832 году происходила закладка каменной церкви во имя Всех Святых на Новом городском кладбище. Церковь же на Старом кладбище во имя Всех Святых переименована в Успенскую. Церковь эта во имя Всех Святых была сооружена иждивением купца Д. Е. Смышляева и освящена в 1837 году[25].

В 1833 году состоялось освящение церкви во имя св. Александра Невского при Александровской больнице, сооруженной в память проезда через Пермь государя императора Александра I в 1824 году, а в следующем 1834 году происходила закладка на Сенной площади каменной единоверческой Свято-Троицкой церкви, главным строителем-жертвователем которой был купец Н. К. Крылов, каменный дом которого, теперь составляющий собственность Окружного суда, находится на той же площади против церкви. Единоверческая церковь строилась девять лет и освящена в 1843 году.

В 1836 году была основана Крестовая или домовая церковь при архиерейском доме, переименованная по мысли архиепископа Аркадия в честь новоявленного тогда угодника Божия Митрофана Воронежского, так как во имя св. Стефана Пермского, которое прежде носила эта церковь, освящен был стоящий рядом теплый Кафедральный собор.

В 1845 году происходила закладка каменной Свято-Троицкой церкви на Слудской площади на средства, оставленные по духовному завещанию купца Е. И. Шавкунова. Главный престол посвящен имени св. Троицы, правый придел - св. великомученику Георгию, а левый - св. пророку Илии. Постройку совершал сын завещателя П. Е. Шавкунов, впоследствии городской голова г. Перми. В последнем деле большое участие принимал сам преосвященный Аркадий, писавший несколько собственноручных писем к разным лицам фамилии Шавкуновых, из которых видно, что он умел подчинять людей силою своего слова неотразимому нравственному влиянию и направлять их волю своеобразно своим архипастырским целям. При этом же архипастыре расширена четырьмя приделами Рождество-Богородицкая церковь, переименованная в таковую из церкви Владимирской иконы Божией матери. Еще в 1816 году этот храм был увеличен вторым этажом и освящен во славу Рождества Пресвятой Богородицы. Придел во имя св. Николая Чудотворца освящен 30 января 1840 года, трех святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста - 30 июля 1840 г., св. мученицы Агриппины — 8 июля 1847 г. и в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня 11 июля 1848 г. Таким образом, во время двадцатилетнего управления архиепископа Аркадия Пермскою епархиею в одном только городе Перми построено пять церквей или 11 приделов.

В 1847 году холодный храм Петропавловского собора украшен вновь живописью, при этом кругом храма поставлена новая каменная ограда усердием соборного старосты Е. И. Еремеева, а в 1849 г. освящен придел Свято-Троицкой Слудской церкви во имя великомученика Георгия.

Во время управления Пермскою епархией преемника преосвященного Аркадия архиепископа Неофита (1851—1868) появляются Воскресенская и две домовые церкви при духовной семинарии и мужской гимназии. Первая является памятником освобождения крестьян от крепостной зависимости 19 февраля 1861 года и сооружена исключительно на средства крестьян и по их инициативе. Закладка ее происходила 30 августа 1863 года, а освящение — 1 октября 1869 года.

Церковь внутри духовной семинарии во имя св. Иоанна Богослова, к устройству которой приступлено в декабре 1851 года, а освящение совершено 10 мая 1853 года, сооружена отчасти благодаря указанию ревизора, отчасти энергии и усердию нового ректора семинарии архимандрита Антония (Радонежского), впоследствии епископа Оренбургского. Что касается устройства домовой церкви при мужской гимназии в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, освященной 25 марта 1862 года[26], то она воздвигнута всецело на частные пожертвования, собранные директором гимназии И. Ф. Грацинским. При Крестовой архиерейской церкви в 1858 году по инициативе архиепископа Неофита сделан пристрой, новые сени и парадная чугунная лестница, теперь уничтоженная, при чем обновлена и живопись внутри Крестовой церкви.

13 августа 1873 года происходила закладка церкви во имя св. Николая Чудотворца при пересыльном замке. Мысль об основании церкви принадлежала пермскому губернатору Н. Е. Андреевскому, а сооружение храма всецело приняли на себя купцы Федор и Григорий Козьмичи Каменские. Последние не ограничились постройкою только этой церкви: они соорудили еще две церкви во вновь основанном ими Успенском женском монастыре; на их средства воздвигнут в этом монастыре прекрасный каменный храм с тремя приделами в честь Успения Божией Матери, Усекновения главы св. Иоанна Предтечу и св. Феодора Тирона и св. Григория Богослова, с пещерною церковью внизу во имя св. Антония и Феодосия Печерских, построенной в 1879 году.

Еще ранее здесь построена в 1873 году ими же деревянная церковь во имя Казанской иконы Божией Матери.

Они же явились храмоздателями домовой церкви при городской богадельне, сначала деревянной (1879 г.), а потом каменной (1885 г.) во имя св. Симеона Верхотурского Чудотворца.

В 1878 году при городской тюрьме устроена новая каменная церковь во имя Божией Матери всех скорбящих радости вместо ветхой церкви, существовавшей при тюрьме с 1829 г.

В восьмидесятых годах церковно-строительная деятельность как бы замирает. Пермскою епархией тогда управляли маститый старец епископ Вассиан и болезненный преосвященный Ефрем. В это время сооружается только одна домовая церковь во имя св. Кирилла и Мефодия при Пермском духовном училище. Мысль о постройке церкви возникла благодаря 1000-летнему юбилею со дня кончины одного из славянских первоучителей св. Мефодия (1-885 г.) 6 апреля 1885 года. Эта мысль была приведена в осуществление заботами смотрителя духовного училища Г. И. Холмогорова, а 15 ноября 1887 года происходило освящение церкви.

Церковное строительство в Перми оживляется с назначением на пермскую кафедру преосвященных Владимира (1888-1892), Петра (1892-1902) и особенно Иоанна (1902-1905).

Так 22 июля 1889 г. происходила закладка Марии-Магдалининской церкви при убежище детей бедных, освященной 8 ноября 1893 г. Церковь сооружалась на пожертвования частных лиц, при этом кяхтинский купец М. И. Корзухин пожертвовал богослужебные книги, утварь и ризу на сумму 2000 руб.

Вследствие увеличения количества жителей г. Перми Кафедральный собор сделался тесным, и весной 1892 года приступлено было к расширению его. Обширная паперть его была увеличена боковыми пристроями и соединилась с зимним собором, составив его западную часть. В пристроях Кафедрального собора были устроены два придела: правый, освящен в честь св. Иоанна Предтечи 19 марта 1895 г., левый, освящен во имя св. Дмитрия Ростовского 24 сентября 1895 г. Первый сооружен усердием купца И. Г. Кондрашина, второй — на средства, оставленные по духовному завещанию ключаря собора протоиерея Д. Г. Коровина. Еще ранее, 24 февраля 1891 года, был освящен вновь устроенный придел собора в честь Покрова Божией Матери.

Одновременно с расширением Кафедрального собора в Перми устраиваются две домовые церкви, одна во имя св. Софии и трех ее дочерей - Веры, Надежды и Любови - при епархиальном женском училище (освящена 16 сентября 1894 г.), другая — при училище слепых во имя св. князя Михаила Черниговского (заложена 3 октября 1893 года и освящена 22 ноября 1896 г.). Первая строилась на средства, ассигнованные Пермским епархиальным съездом, а вторая - усердием екатеринбургского купца Рожнова.

Для удовлетворения религиозных потребностей рабочего населения Заимок в 1895 году устраивается на Слудке небольшая деревянная церковь во имя св. Николая Чудотворца. В сооружении ее большое участие принимали преосвященный Петр, о. ректор семинарии, протоиерей К. М. Добронравов и небезызвестный тогда в Перми офицер Лопухилов.

В то же время капитально ремонтируется Крестовая церковь во имя св. Митрофана Воронежского. Иконостас ее из верхнего этажа спущен в нижний, при этом пол-потолок между верхним и нижним этажом был уничтожен, так что церковь сделана двухсветной и высокой, чем устранена прежняя невозможная духота. Широкая чугунная лестница, ведшая из Крестовой церкви в Кафедральный собор, убрана за ненадобностью; вместо нее построено теплое помещение: вверху — для квартиры священнослужителей при архиерейском доме, внизу - для паперти Крестовой церкви. После реставрации церковь освящена 13 октября 1896 г. Тогда же по инициативе супруги начальника Пермской губернии и почетной попечительницы Мариинской женской гимназии Погодиной начинается сбор пожертвований на построение храма при упомянутой гимназии, вскоре давший крупную сумму. Вследствие этого приступлено было к очищению места под церковь. Для этого потребовалось снесение военной гауптвахты. Закладка церкви происходила 6 мая 1895 г. Прекрасная по наружному и внутреннему виду церковь соединена теплым коридором с зданием гимназии. Она освящена во имя св. Николая Чудотворца и св. мученицы царицы Александры, память бракосочетания Их Императорских Величеств Государя Императора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Федоровны. Сооружена она на средства города, земства и пожертвования частных лиц.

Вследствие ветхости деревянной Успенской церкви на Старом кладбище, у причта Петропавловского собора, к которому была приписана эта церковь, возникла мысль о сооружении на месте ее нового каменного храма. Закладка церкви происходила 25 июня 1900 г., а освящение — 21 ноября 1905 г. Пока возводились стены каменного храма, в деревянной происходило богослужение и уже пред тем, как нужно было устраивать своды, она была разобрана.

Во время кратковременного (1902 — 1905) управления Пермскою епархиею преосвященного Иоанна в Перми начинают перестраиваться и вновь строится одновременно несколько церквей. Так, тогда были построены церкви Златоустовская и Вознесенская. Первая (деревянная) во имя св. Иоанна Златоуста устроена на подворье Белогорского мужского монастыря на Петропавловской улице и торжественно освящена 14 декабря 1903 г. преосвященными Иоанном Пермским и Павлом Кунгурским (к постройке ее приступлено 21 мая 1903 г.). Мысль о сооружении второй принадлежит г. Балахонову. Уже давно чувствовалась потребность в сооружении храма «на болоте», так как это место удалено от всех городских церквей на значительное расстояние. Место для церкви уступлено было купцом А. П. Бабаловьш. Самая же церковь строилась постепенно, по мере поступления средств и материалов для постройки, чем и объясняется довольно продолжительная (7 лет) постройка церкви. Сооружена она на средства разных лиц, сделавших пожертвования деньгами или материалами. Закладка ее происходила 14 мая 1903 года, а нижний пещерный храм во имя св. Серафима Саровского освящен уже в следующем 1904 году 18 июля. Далее постройка замедляется вследствие недостатка средств и окончена только в 1910 году, когда 12 декабря освящена главная верхняя церковь этого храма преосвященным Палладием, епископом Пермским и Соликамским. При преосвященном же Иоанне 5 октября 1903 г. освящена вновь устроенная церковь в честь Успения Божией Матери при усыпальнице Александровской больницы, тогда же перестроен внутри Петропавловский собор путем превращения узкого коридора, соединявшего теплый храм с холодным, в громадную арку, чем соединены теплый и холодный приделы в один довольно обширный храм и устроен придел во имя св. великомученика Евстафия Плакиды, освященный 14 сентября 1902 г. 17 октября 1904 г. вновь освящена церковь во имя св. Симеона Верхотурского внутри городской богадельни, увеличенная надстройкою вдвое и сделанная двухсветною на средства пермского купца М. М. Камчатова.

В 1905 году в Успенском женском монастыре одновременно приступлено к построению двух небольших храмов - каменного и деревянного. Первый в честь Казанской иконы Божией Матери построен на месте такового же деревянного, разобранного в том же году, он выстроен в стиле XVII века на средства члена Государственного совета от Пермской губернии И. Г. Каменского, как надгробный памятник вблизи могилы его матери Н. С. Каменской. Второй построен на Новом кладбище монастыря во имя св. Жен Мироносиц, по инициативе игумений Нины на средства разных лиц; при этом иконостас и утварь этой церкви взяты из разобранной деревянной церкви во имя Казанской иконы Божией Матери. Мироносицкая церковь освящена преосвященным Никанором, епископом Пермским и Соликамским, 1 октября того же 1905 года.

12 декабря 1910 года преосвященным Палладием освящена достроенная Вознесенская церковь.

 

Замечательные лица, бывшие в Перми

 

Пермь, несмотря на свою отдаленность от культурного центра, неоднократно видела лиц Царской фамилии. К числу таких посещений прежде всего нужно отнести пребывание в Перми Императора Александра I в 1824 году. Государь, обозревая восточные окраины России, проехал из Оренбурга в Пермь. К встрече Императора жители Перми приготовились заранее. Казенные и частные здания были обновлены, площади и улицы очищены, проведены по городу тротуары, построены обелиски застав Казанской и Сибирской, насажены четыре ряда аллей берез, или бульвар, устроен для встречи Государя павильон, называемый ныне ротондой. Император прибыл вечером 30 сентября 1824 года. Переодевшись с дороги в доме архитектора Свиязева, Государь отправился в Кафедральный собор, где был встречен епископом Дионисием. Отслушав молебствие в соборе, Его Величество отправился на свою квартиру[27].

Все прилегающие к зданию квартиры Государя улицы были усеяны народом, беспрестанно кричавшим «ура». В течение вечера Государь более пяти раз выходил на балкон и раскланивался с народом, благодаря за радушие. На другой день, 1 октября, в 5 часов утра Государь показался на балконе и раскланялся с народом. Пермские рыбаки поднесли ему живого осетра. Около 7 часов Его Величество отправился на развод местного батальона на площади, занимаемой теперь театром. Литургию и молебен Государь слушал в Преображенском летнем соборе. По окончании молебна Император один, без всякой свиты, по юго-западному крыльцу вышел из собора и мимо памятников направился к дому, выходящему в архиерейский сад, где жил на покое епископ Иустин. Выйдя от преосвященного Иустина, Его Величество в сопровождении губернатора и полковника Дибича прошел в теплый собор св. Стефана, а затем в домовую архиерейскую церковь. Затем Государь проехал на свою квартиру, где принимал епископа Дионисия с духовенством, чиновников, купцов и всех служащих по выборам, начиная с городского головы. Во время церемонии представления, длившейся до 4 часов, Император неоднократно выходил на балкон и раскланивался с народом, все время не перестававшим кричать «ура». К высочайшему столу, кроме членов свиты, были приглашены только губернатор и генерал Портнягин, командовавший утром парадом войск. После обеда Государь вместе с губернатором объехал несколько улиц города при звоне колоколов и несмолкаемом «ура», а затем, посвятив несколько времени кабинетным занятиям, в 10 часов вечер.)

лился в спальню.

На следующий день, 2 октября, Государь с 7 часов утра начал объезд казенных заведений, посетил дом губернатора, бывший тогда на Петропавловской площади, тюремный замок, богадельню приказа общественного призрении, военный госпиталь, место, на котором предполагалось построить городскую больницу и дом умалишенных с наименованием  больницы Александровской, в память посещения Перми Императором, а затем Мотовилихинский завод. На другой день рано утром Государь покинул Пермь.

Через двенадцать с половиной лет Пермь посетил Государь Наследник Александр Николаевич, совершавший поездку по России вместе со своим наставником, известным русским писателем В. А. Жуковским.

Мысль о путешествии Государя Наследника Александра Николаевича принадлежит Императору Николаю I, желавшему, чтобы сын его закончил свое образование личным знакомством с Россией[28]. Для этого выработан был маршрут, в который были включены города центральной и восточной России и западной Сибири. Спутниками Цесаревича были его воспитатель, известный поэт В. А. Жуковский, генерал-адъютант Кавелин, действительный статский советник Арсеньев, лейб-хирург Енохин, полковники Назимов и Юрьевич и молодые адъютанты, подпоручик граф Вьельгорский и прапорщик и Паткуль и Адлерберг. Путешествие началось в конце апреля. За отсутствием железных дорог и пароходов весь путь почти исключительно совершался на лошадях. Через Тверь, Калязин, Углич, Рыбинск, Ярославль, Ростов, Суздаль, Шую, Иваново-Вознесенск, Кострому, Вятку, Ижевский и Боткинский заводы и Оханск Цесаревич прибыл в Пермь поздно вечером 23 мая. Автор «Летописи г. Перми» Прядильщиков днем прибытия Цесаревича считает 21 мая, но это ошибка, так как 2 мая, по словам Дмитриева, Государь Наследник был на Ижевском заводе.

Весь день 21 мая прошел для пермяков в томительном ожидании. При отсутствии телеграфов, при медленности и случайности езды на лошадях нельзя точно указать заранее времени прибытия Цесаревича. Толпы народа стояли по обеим сторонам дороги, по которой должен был следовать Его Высочество. «Солнце уже закатилось, весь город блистал тысячами плошек и фонарей. С высокой колокольни Кафедрального собора Пермь казалась утонувшею в море огней, а самая колокольня, собор, как и вся набережная, также залитая огнем, эффектно отражались в тихих водах могучей Камы»[29].

Только к 11 часам вечера поезд Цесаревича был замечен жителями пригородных деревень Гарюшек и Данилихи, которые первые приветствовали будущего своего Освободителя восторженным «ура». У Казанской заставы, построенной во время приезда Императора Александра I, экипаж; Цесаревича был встречен городничим Вайгилем, вручившим Его Высочеству рапорт. После вручения рапорта поезд тронулся дальше «довольно медленно». Медленность езды объясняется, вероятно, желанием администрации доставить народу наслаждение лучше рассмотреть царственного гостя, но это желание было парализовано обстоятельством, не делающим чести полиции, не догадавшейся сделать распоряжение о поливке улиц. Дело в том, что от двинувшейся за поездом многотысячной толпы поднялась такая пыль, что Цесаревич вынужден был закрыться шинелью и глубже надвинуть на лицо фуражку. От целой тучи пыли карету нельзя было видеть на расстоянии одного полуквартала и дышать было трудно.

Экипаж Цесаревича, запряженный восьмеро, и лошадей, проехав по аллеям, соединяющим заставы Казанскую и Сибирскую, направился по Сибирской улице к Каме. Аллеи берез, насаженные при Александре I и теперь, к сожалению, вырубаемые, были освещены четырьмя рядами плошек. Особенно эффектно была иллюминована ротонда бульвара. Поезд должен был направиться к Кафедральному собору, где Цесаревича ожидал архиепископ Аркадий с духовенством, но Его Высочество, утомленный дорогой и покрытый пылью, пожелал отложить посещение собора до следующего дня и прямо направился в приготовленную для него квартиру в губернаторском доме. Нужно заметить, что дом губернатора находился тогда на площади у Петропавловского собора. Здесь тогда был центр города. Только после опустошительных пожаров 1842 года и 1859 года город начал распространяться вдоль Камы.

На крыльце губернаторского дома Его Высочество был встречен вице-губернатором Кабритом, управляющим тогда губернией, и прочими властями. Здесь же стояли войска.

Умывшись и приняв ванну, Цесаревич оделся в другой сюртук и вышел в зал для приема рапортов от чиновников. В разговоре Его Высочество, между прочим, отозвался с похвалою о дорогах, устроенных умным и деятельным губернатором К. Ф. Модерахом. Затем Государь Наследник неоднократно подходил к открытому окну и отвечал поклоном на непрерывные восторженные приветствия народа; наконец, после ужина еще раз подошел к окну, поклонился народу и потом удалился в спальню. Свита Его Высочества поместилась в особо назначенных для нее пяти квартирах. Для Перми особенно замечательно то, что в числе этой свиты был один из корифеев отечественной литературы незабвенный В. А. Жуковский. Другое лицо свиты, К. И. Арсеньев, преподаватель отечествоведения, был, по словам Жуковского, сильно озабочен, чтобы Цесаревич «знал свою Россию и знал ее так, чтобы знание это возбудило в нем энтузиазм к великому делу царствования». Весьма возможно, что эти два лица, одаренные прекрасными качествами ума и сердца, имели благотворное влияние на своего питомца и способствовали развитию в нем гуманных чувств и любви к Родине и родному народу, выразившихся в великих реформах.

На другой день, 24 мая, в 9 часов утра, по принятии утренних поздравлений от свиты и рапортов должностных лиц, Цесаревич в гвардейском кирасирском мундире со звездою, но без ленты и шпаги, при колокольном звоне отбыл в Кафедральный собор, где литургия была уже окончена. Архиепископ Аркадий с духовенством встретил Цесаревича на крыльце (летнего) собора.

После провозглашения многолетия преосвященный приветствовал Его Высочество краткою, но выразительною речью со свойственным ему красноречием. Из летнего собора Цесаревич в сопровождении архиепископа, вице-губернатора и свиты прошел в зимний собор св. Стефана, а оттуда в Крестовую церковь. После посещения Крестовой церкви Его Высочество проследовал в губернаторский дом, где принимал духовенство, чиновников, купечество и служащих по выборам. Во главе купечества был городской голова И. Ф. Любимов, впоследствии пароходчик и отец известного коммерческого деятеля г. Перми И. И. Любимова. Цесаревич спрашивал его о состоянии города, о его промышленности, доходах, количестве выгонной земли.

После приема депутаций начался объезд города. Цесаревич ездил в коляске, запряженной четвёркою, имея рядом с собою генерал-адъютанта Кавелина, а против себя на передней скамейке вице-губернатора Кабрита. Его Высочеством последовательно посещены были почти все существовавшие тогда городские учреждения: тюремный замок, училище детей канцелярских   служителей,   Александровская   больница, богадельни, дом умалишенных, губернская выставка изделий заводской, мануфактурной и домашней промышленности, устроенная в двух свободных флигелях при той же Александровской больнице. Выставка и, в частности, минералогическая коллекция привлекли продолжительное внимание Цесаревича. Неизвестно, насколько она была обширна, но весьма возможно, она была устроена исключительно для Цесаревича. Присутствующие давали посильное объяснение на вопросы Его Высочества. На дворе выставки Государю Наследнику были показаны английские лошади заводов Всеволожских и огнегасительные машины Невьянского завода. Затем Его Высочеством были осмотрены военный госпиталь и казармы батальона военных кантонистов, находившиеся в существующих и до сих пор желтых домах около Казанской заставы и Данилихи. Отсюда Цесаревич поехал в мужскую гимназию, а из гимназии мимо гауптвахты, находившейся тогда на том месте, где теперь церковь женской гимназии, на набережную Камы и и четыре часа возвратился в свою квартиру.

К обеду, начавшемуся в пять часов, были приглашены архиепископ Аркадий, вице-губернатор Кабрит, городской голова И. Ф. Любимов и отставной флотский майор Голенищев, случайно находившийся в Перми проездом из Камчатки в Петербург. Этот майор в 1825 году перевозил через Неву семилетнего Цесаревича. С ним-то Цесаревич беседовал почти все время о далеком пути через Сибирь. По окончании обеда Его Высочество вручил архиепископу Аркадию 5000 руб. для бедных духовного звания, а вице-губернатору Кабриту столько же вообще для бедных г. Перми. Отставным нижним чинам, собравшимся перед губернаторским домом, Цесаревич пожаловал унтер-офицерам по 2 рубля и рядовым по 1 рублю.

Вечером Цесаревич выразил желание совершить прогулку по реке. Вечер 24 мая 1837 года был особенно хорош. Спустившись к реке к большому взвозу (вероятно, к тому месту, где выходит Соликамский переулок), Цесаревич сел в роскошно декорированный катер. Его сопровождали вся свита и именитые граждане Перми. По словам очевидца, Его Высочество сам правил рулем, присев на борт с левой стороны. На Каме тогда много было караванов с уральскими металлами и судов с солью. Народ, находившийся на них и на берегу, приветствовал Цесаревича криками «ура». Целых два часа продолжалась прогулка. Когда Его Высочество после прогулки сел в коляску, то еще раз проехал по набережной, любуясь эффектной картиной иллюминации. С 9 */2 часов весь город заблистал бесчисленными огнями. Тысячи огоньков отражались в темных водах реки; сотни разноцветных флагов украшали мачты судов. Особенно Цесаревичу понравился вид на Каму от спуска, т. е. от того места, где теперь находится почтовая контора[30]. В 10 часов вечера Цесаревич возвратился в свою квартиру, где после ужина еще раз показался в открытом окне народу и поклонился ему, после чего занялся письменной работой и более не выходил.

Таким образом, весь день 24 мая 1837 года Цесаревич всецело посвятил Перми. На другой день рано утром, в седьмом часу, Цесаревич вышел из квартиры в дорожной шинели, чтобы сесть в поданный дорожный экипаж. Здесь Цесаревич принимал от народа просьбы и к каждой из них он относился с полным вниманием. В числе просьб были, между прочим, прошения ссыльных поляков о возвращении их на родину и раскольников об избавлении их от преследований[31].

При отъезде Цесаревич подарил майору Голенищеву бриллиантовый перстень в 2000 рублей. Наконец, поезд тронулся по Сибирскому тракту, сопровождаемый криками «ура» и колокольным звоном всех городских церквей.

В 1868 году 5 и 6 августа в Перми был проездом Великий Князь Владимир Александрович, а 9, 10 и 11 июля 1873 года Великий Князь Алексей Александрович. В память пребывания в Перми последнего было открыто Пермское Алексеевское реальное училище. 11 и 12 июня 1887 года Пермь посетил Великий Князь Михаил Николаевич с своим августейшим сыном Сергеем Михайловичем. Высокие гости, ехавшие в Екатеринбург на открытие Уральской научно-промышленной выставки, присутствовали на открытии здания Пермской Мариинской женской гимназии. Памятником их посещения осталась Михайловская слободка.

27 апреля 1909 года через станцию Пермь II, не останавливаясь в Перми, последовал Великий Князь Константин Константинович. В 1845 году Пермь посетил герцог Максимилиан Лейхтенбергский30, а 21 и 22 мая 1866 г. его сын, Николай Максимилианович Лейхтенбергский.

С 23 сентября 1812г. по сентябрь 1814 года в Перми отбывал ссылку известный государственный секретарь Императора Александра I Михаил Михайлович Сперанский[32].

23 сентября 1912 г. исполнилось ровно сто лет, как Михаил Михайлович прибыл в Пермь. Дом, занимаемый теперь почтово-телеграфною конторой, против Набережного сада, является единственным и молчаливым памятником пребывания Сперанского в Перми. В этом доме, принадлежавшем тогда купцу И. Н. Попову, и поселился столичный изгнанник. Он занял верхний этаж этого дома. Пермское общество отнеслось к новому члену очень недружелюбно. Ссылка его в Пермь была истолкована как подтверждение его измены, в которой его обвиняли враги. На визиты Сперанского администрации города он не дождался ответных визитов. Появление Сперанского в Рождество-Богородицкой церкви во время архиерейского богослужения вызвало смущение тогдашнего епископа пермского Иустина. Мало того, в переднюю Михаила Михайловича были посажены будочники. Городничему (полицмейстеру) с частными приставами вменено в обязанность посещать без церемонии, во всякое время, квартиру Сперанского, и о том, что они там увидят и услышат, рапортовать кому следует. Надзор особенно был тяжел для Сперанского еще и потому, что ему подвергался не один он, а его дочь, теща и брат. Кроме этого оскорбительного надзора Михаил Михайлович часто подвергался и личным оскорблениям, когда гулял по улицам. Иногда его сопровождали уличные мальчуганы, крича ему вслед: «изменник». Случалось ли проходить ему по галерее гостиного двора, гимназисты бросали в него грязью. Один чиновник, выгнанный со службы за пьянство и ябедничество, позволял себе сидеть на тумбе против окна Сперанского и петь «На реках Вавилонских тамо седохом и плакахом». Полиция, видя все это, бездействовала.

Нужно принять во внимание, что все эти оскорбления особенно угнетали Сперанского, так как при его чуткости, деликатности, корректности и воспитанности заставляли его сильно страдать за себя и родных.

Уличные оскорбления побудили Михаила Михайловича избегать оживленных пунктов города и гулять на окраинах. Ежедневно он гулял по Монастырской улице и всегда любил садиться на скамейке на том месте берега, где теперь находится семинарская кухня. Автор труда «Великопермская и Пермская епархия» протоиерей Евгений Попов говорит, что эта скамья, на которой он вырезал однажды свою фамилию, долго оставалась памятником о нем. Мимо идущие семинаристы всегда кланялись ему. Они, вероятно, по примеру наставников, смотрели с благоговением на человека, поднявшегося из их среды[33].

Недолго прожил Сперанский в доме Попова. Вскоре он приискал себе более теплую квартиру в доме Ипанова на углу Торговой улицы и Верхотурского переулка, против нынешних главных мастерских железной дороги. Этот дом еще в 1837 году сломан за ветхостью. Здесь Сперанский прожил до выезда своего из Перми.

Несмотря на неприязненное отношение к нему пермского общества, Сперанский имел в Перми знакомых. Это были: хозяин первоначальной квартиры И. Н. Попов, квартировавший во флигеле дома Попова инспектор семинарии игумен Иннокентий, купец Д. Ё. Смышляев, В. А. Василевский и X. Я. Лазарев33 Попов и о. Иннокентий были постоянными собеседниками Сперанского, а Смышляев дал ему в долг 5000 руб. в трудное для Сперанского время, когда он принужден был занимать деньги у собственной прислуги. В Перми посетил Сперанского друг его Аркадий Алексеевич Столыпин, который довольно долго прожил в Перми. Скучая от безделья, Михаил Михайлович весь ушел в книги. В семинарской библиотеке, по словам прот. Е. Попова, не осталось ни одной книги, которой бы не прочитал Сперанский. В благодарность за это Сперанский пожертвовал бедным воспитанникам семинарии 50 руб. Епископ Иустин впоследствии подарил ему на память о Перми из семинарской библиотеки библию на нескольких языках (полиглотту).

Живя в Перми, Сперанский часто стал посещать церковь, читать святое писание и докончил перевод с французского мистической книги Фомы Кемпийского «О подражании Христу».

Из Перми Сперанский отправил два письма к Государю, одно через министра полиции Балашева, другое через дочь. Через два года Сперанскому предоставлено было право жить в своем имении Великополье Новгородской губернии. 19 сентября 1814 года Сперанский простился с Пермью. Незадолго до отъезда он примирился с пермскою администрацией, явившейся к нему на дом во главе с губернатором Гермесом и тем старавшейся загладить прежние отношения. Сперанский принял их в шлафроке и, привстав со стула, пригласил губернатора сесть; остальные не получили этого приглашения и должны были оставаться на ногах во все время приема, правда, очень непродолжительного. Этим только Сперанский дал понять свое неудовольствие к прежним оскорбительным отношениям. Уезжая, он сказал постоянному своему собеседнику игумену Иннокентию: «Прощайте, добрейший отец. Если со временем я буду счастлив, то и вы будете счастливы». Впоследствии этот Иннокентий всегда бывал в Петербурге у Сперанского и умер в сане архиепископа Волынского.

Через пять лет после своего отъезда из Перми Сперанский снова посетил Пермь, уже будучи генерал-губернатором Сибири.

Пермь изредка посещали министры и другие государственные сановники. Так, 17 и 18 июля 1890 года в Перми был обер-прокурор св. Синода К. П. Победоносцев и управляющий канцелярией г. обер-прокурора св. Синода, нынешний обер-прокурор св. Синода В. К. Саблер, присутствовавшие на литургий в Успенском женском монастыре и осмотревшие многие губернские и городские учреждения. С 10 по 12 июня 1900 г. в Перми находился товарищ министра финансов В. Н. Коковцев, ныне председатель совета министров. Особенно часто посещали Пермь министры государственных имуществ, так как в Пермской губернии много таковых, например, П. Д. Киселев (1844 г.), П. А. Валуев (26 и 27 июня 1875 г.), М. Н. Островский (18-20 июня 1884 г.). В 1863 г., 15 июня, и в 1864 г., с 20 по 25 июня, в Перми был Тимашев, впоследствии министр внутренних дел. С10 по 14 сентября 1876 г. в Перми находился министр народного просвещения и обер-прокурор св. Синода Д. А. Толстой, посетивший духовные и министерские средние учебные заведения и присутствовавший при открытии Пермского Алексеевского реального училища. 25 июля 1886 г. Пермь посетил министр путей сообщения Посьет. Особенно много времени уделил Пермской губернии и, главным образом, Уралу министр земледелия и государственных имуществ А. С. Ермолов (8 августа 1895 г. и 27 июля 1898 г.), посвятивший почти целый месяц ознакомлению с Уралом и его заводами. Поездка его описана в особой брошюре П. Вологдиным. Сравнительно долгое время пробыл также на Урале министр торговли и промышленности Д. А. Философов, бывший в Перми с 21 по 25 сентября 1900 г. и особенно внимательно знакомившийся с состоянием промышленности Урала.

21 августа 1896 г. Пермь посетил министр финансов, впоследствии председатель совета министров, С. Ю. Витте, при этом осматривал казенный винный завод и склад. 18 июня 1897 г. через Пермь проехал для открытия судебных учреждений в Сибири министр юстиции Н. В. Муравьев. 19 июня 1898 г. и 14 мая 1902 г. Пермь посетил министр путей сообщения М. И. Хилков. 7 сентября 1910 г. в Перми были председатель совета министров П. А. Столыпин и главный управляющий государственным землеустройством А. В. Кривошеий. К их приезду Пермское губернское земство открыло выставку кустарных изделий и сельскохозяйственных машин37.18 апреля 1911 года в Перми был военный министр Сухомлинов. Поездка его была связана с постройкой в Перми громадных каменных казарм. 21 июля 1911 г. через станцию Пермь II проехал министр путей сообщения С. В. Рухлов, при этом депутация от Перми поднесла ему доклад о необходимости сооружения в Перми Мулянской гавани и подъездной ветки, с чем министр вполне согласился.

Из выдающихся духовных лиц, бывших в Перми, нужно отметить апостола Америки — Митрополита Московского и Коломенского Иннокентия — единственного из митрополитов, бывшего в Перми с 16 по 20 мая 1868 года и здесь получившего белый клобук, и известного Кронштадтского пастыря о. Иоанна Ильича Сергиева, посетившего Пермь 25 июня 1904 г. и служившего литургию в Пермском кафедральном соборе.

Из лиц военного ведомства нужно указать на приезд в Пермь в 1874 году для приема новобранцев по новому уставу всеобщей воинской повинности флигель-адъютанта М. Д. Скобелева, впоследствии известного героя русско-турецкой войны.

Пермь видела также и людей науки и известных русских писателей. Так, в 1829 году известный ученый А. Гумбольдт производил физические опыты на ротонде бульвара. 18 и 19 июля 1899 г. в Перми был проездом знаменитый русский химик Д. И. Менделеев, командированный на Урал для изучения металлургической промышленности и для изыскания мер к поднятию ее производительности. 24 июня 1902 года в Перми видели известного писателя Алексея Максимовича Пешкова (Максима Горького). С 21 по 23 июня 1900 г. в Перми был известный литературный критик Н. Н. Михайловский, которого пермская интеллигенция чествовала обедом в Благородном собрании.

Кроме того, в Перми отбывали ссылку Александр Иванович Герцен и Владимир Галактионович Короленко. В Пермской мужской гимназии с 1837 по 1839 г. состоял преподавателем Павел Иванович Мельников-Печерский, автор «В лесах» и «На горах». В 60-х годах в Пермском уездном училище учился и служил в Пермском окружном суде и Казенной палате Федор Михайлович Решетников, автор «Подлиповцев», а в начале 1870 годов в Пермской духовной семинарии обучался Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк.

В 1890 году, проездом на Иньву, в Перми был профессор Казанского университета И. Н. Смирнов. Результатом его поездки явился обширный и единственный в этом роде труд «Пермяки». В 1893 году Пермь проездом же посетил другой профессор Казанского университета Сорокин, исследователь флоры Пермского края. В 1899 г. через Пермь проехал также профессор геологии Казанского университета Штукенберг для извлечения и отправки мамонта, найденного в пределах Пермской губернии.

В июле 1909 года в Перми был проездом же известный экономист-статистик профессор Озеров с инженером Митинским, командированные на Урал для обследования экономического положения и выяснения причин кризиса уральской промышленности. В июле 1911 г. на учительских курсах, бывших в Перми, читал десять лекций о Л. Н. Толстом профессор Петербургского историко-филологического факультета Бороздин, автор многих статей по истории литературы.

В Перми же неоднократно читал лекции профессор Петербургского психоневрологического института Жаков. 10 августа 1897 года Пермь посетили экскурсанты по Уралу — члены VII Международного геологического конгресса для исследования Пермской горной породы. Среди них знаменитый геолог, профессор Берлинского университета фон Рихтгофен, американец Голль, аахенский профессор Арцруни, Стоноэр (из Австралии).

Большинство посещений падает на летние месяцы и особенно на июнь. В последнее время ежегодно летом Пермь посещают много туристов, экскурсий учащих и учащихся.

 

 

 

II. СОСТОЯНИЕ ПРОСВЕЩЕНИЯ

 

Средние учебные заведения

 

МУЖСКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ГИМНАЗИЯ

 

Через два года после основания г. Перми, в 1783 году, в нем появилось низшее народное училище, названное «Российскою градскою Пермскою школою». Оно было подчинено приказу общественного призрения и находилось в заведовании только одного учителя.

В 1786 году вышел указ императрицы Екатерины II об учреждении в Пермском наместничестве народного училища по уставу того же года. В силу этого указа 22 сентября 1786 г. в Перми было открыто или, вернее, преобразовано из «Российской градской Пермской школы» «Главное народное училище», при чем корпорация учителей расширилась до четырех.

В 1808 году последовало преобразование Главного народного училища в Перми в Пермскую губернскую гимназию, по уставу 5 ноября 1804 года. Открытие новой гимназии происходило 29 июня. Первым директором был назначен Н. С. Попов. Особенное участие в основании гимназии принимал пермский генерал-губернатор К. Ф. Модерах. Под его личным наблюдением была окончена постройка нового каменного здания для гимназии, стоявшего на том же самом месте, где она находится и теперь. Им же заведены при гимназии физический и минералогический кабинеты и фундаментальная библиотека. Все это, как и здание гимназии, сгорело в пожаре 1842 года. После пожара в 1844 году директором гимназии был назначен И. Ф. Грацинский, бывший на этой должности сорок лет. Он приказал разломать обгоревшие стены гимназии и на этом месте в 1851 году построить новое здание гимназии, существующее и теперь. Его же заботами и на изысканные им средства был построен другой корпус гимназии, примыкающий к первому, по Петропавловской улице, для церкви и пансиона, которые были освящены 25 марта 1862 года. 22 октября 1862 года стараниями Грацинского же при гимназии было открыто братство во имя св. Стефана Пермского для вспомоществования нуждающимся учащимся. В августе 1871 года гимназия преобразована в «классическую» с двумя древними языками, при этом был открыт приготовительный класс (закрытый в 1888 г.) и введен институт классных наставников. Следствием этого явилось то, что весной следующего 1872 года в первый раз происходили двойные экзамены — письменные и устные — и из 20 человек кончили только 10 — небывалый выпуск! В 1873 году при гимназии был открыт восьмой класс с педагогическим курсом. 10 сентября 1876 г. гимназию ревизовал сам министр народного просвещения Д. А. Толстой. В августе 1883 года происходил 60-летний юбилей службы Грацинского, а с 1 января 1884 года он был по преклонности лет уволен в отставку с пенсией. Его преемником был назначен бывший профессор Казанской духовной академии Я. И. Алфионов. При нем был выстроен каменный двухэтажный дом для помещения квартиры директора, канцелярии гимназии и библиотеки им. Смышляева и приемной врача гимназии. 7 января 1906 года при гимназии происходило первое собрание родительского комитета. Осенью того же года Я. И. Алфионов оставил службу при гимназии, его место занял Н. А. Бравин. При нем гимназия торжественно праздновала 100-летие своего существования 21 сентября 1908 года. Ко дню юбилея вышел исторический очерк гимназии заслуженного преподавателя истории А. В. Зверева «Старейшее учебное заведение в г. Перми». При гимназии находится редкая библиотека о Пермском крае, пожертвованная   бывшим   учеником   гимназии,   впоследствии    известным    общественным    деятелем Д. Д. Смышляевым 41. На Годичных актах очень часто произносились преподавателями речи. Например, в 1865 году В. В. Малинин читал «О влиянии европейского образования на нравственные убеждения народов», в 1885 году А. А. Дмитриев - «О значении Св. Кирилла и Мефодия» (по поводу юбилея), в 1892 году Н. А. Рожков — «Опыт объяснения основной идеи трагедии Эсхила «Прикованный Прометей», в 1893 году Борняков — «Некоторые астрономические и физические данные учения об обитаемости планет Солнечной системы» и другие.

Наиболее выдающимися воспитанниками Пермской гимназии являются: А. Ф. Мерзляков (1788—1830), известный поэт и директор педагогического института; известный русский ориенталист, много путешествовавший по Востоку, профессор Петербургского университета И. Н. Березин (1819—1896), профессор технологии Московского университета М. Я. Киттары, знаток Уральского края Н. К. Чупин (т!882), юрист, профессор Казанского университета П. А. Муллов, профессор Петербургского университета А. И. Вицин, профессор, историк Московского университета П. Н. Кудрявцев (1817—1858), профессор медицины Казанского университета М. А. Хомяков, профессор Казанского университета Ф. М. Суворов, знаток Пермского края и общественный деятель Д. Д. Смышляев СИ 893), профессор медицины Казанского университета А. М. Дохман, профессор ботаники Томского университета, исследователь Алтая и Средней Азии В. В. Сапожников и историк Пермского края А. А. Дмитриев. (Составлено по книге «Старейшее учебное заведение в г. Перми» А. В. Зверева).

 

Алексеевское реальное училище.

 

Реальное училище в Перми возникло благодаря инициативе известного общественного деятеля И. И. Любимова, который 20 июля 1873 года, будучи городским головою, внес в городскую думу предложение об основании его. При этом И. И. Любимов жертвовал для училища свой двухэтажный каменный дом на Воскресенской площади и изъявил готовность вносить в течение пяти лет по две тысячи рублей ежегодно на его содержание. Гласные Пермской городской думы с благодарностью приняли предложение И. И. Любимова, постановив отпускать в свою очередь на училище по три тысячи рублей ежегодно и из прибылей общественного Мариинского банка по стольку же. Училищу, согласно предложению Любимова, было присвоено название Алексеевского, в память проезда через Пермь в этом году Великого князя Алексея Александровича. Впоследствии, узнав об этом, Пермское губернское и уездное земства, а также уездные земства Чердынское и Осинское, постановили ежегодно отпускать на тот же предмет: первое - 5000 руб., второе — 1000 руб., третье — 1000 руб. и четвертое — 500 руб.

Училище было торжественно открыто бывшим тогда в Перми министром народного просвещения Д. А. Толстым 12 сентября 1876 г. Первым директором училища был А. А. Залежский, которого в 1882 году сменил М. М. Дмитриевский, остававшийся на этой должности до осени 1907 года, когда его сменил нынешний директор Скурский.

6 мая 1890 года в здании реального училища была открыта выставка работ учеников по рисованию и черчению, которые потом были отправлены на бывшую в том же году Казанскую научно-промышленную выставку. Некоторые из работ были премированы Императорской академией художеств.

14 сентября 1896 года при реальном училище открыто горнозаводское отделение, переведенное сюда из Красноуфимска, а в январе 1899 года это последнее поместилось в другом здании — на углу Екатерининской и Соликамской улиц.

25 мая 1906 года при реальцом училище и горнозаводском отделении было открыто Общество вспомоществования нуждающимся учащимся. (Составлено по «Летописи» А. А. Дмитриева).

 

 

МАРИИНСКАЯ ЖЕНСКАЯ ГИМНАЗИЯ[34]

 

Общественное движение шестидесятых годов выдвинуло на очередь, между прочим, вопрос о женском образовании. Под влиянием возбуждения общественной мысли явилось несколько лиц, доказывавших необходимую нужду в устройстве женской гимназии в Перми. Для изыскания средств будущей женской гимназии зимою 1859 — 60 года в Перми было устроено одиннадцать музыкальных вечеров, привлекших много публики. Инициаторами этих вечеров были известный общественный деятель Д. Д. Смышляев и преподаватель мужской гимназии Н. А. Фирсов. Сборы с первых двух спектаклей должны были идти в пользу будущей женской гимназии. Отчасти на эти деньги в том же 1860 году 28 декабря в Перми было открыто женское училище 1-го разряда, названное в честь императрицы Марии Александровны Мариин-ским. Для училища были пожертвованы известными в Перми благотворителями Ф. К. и Г. К. Каменскими полукаменный двухэтажный дом по Пермской улице (ныне здание уездного земства). Но прежде чем он был приспособлен для училища, оно помещалось на частных квартирах. Попечение же о материальных нуждах учащихся взяло на себя Пермское общество.

В 1864 году в училище происходил первый выпуск воспитанниц, и в том же году был открыт приготовительный класс.

В 1871 году шестиклассное Мариинское женское училище было переименовано в Мариинскую женскую гимназию с открытием при ней седьмого класса.

С годами количество учениц росло и помещение на Пермской улице уже становилось тесным. Возник вопрос о другом, более обширном помещении. Земство и город пришли на помощь этому благому намерению. 31 марта 1883 года XI чрезвычайное Пермское уездное земское собрание постановило пожертвовать десять тысяч рублей на сооружение нового здания для Мариинской женской гимназии в ознаменование предстоящей в том же году коронации Их Величеств. Тогда же гласные Пермской городской думы на память о том же событии уступили для гимназии место в центре города, находящееся на углу Петропавловской и Обвинской улиц и оцененное в 7000 руб., и, кроме того, пожертвовали на постройку здания 3000 руб. Инициатива постройки нового здания принадлежит супруге бывшего тогда начальника Пермской губернии Т. Д. Анастасьевой. Ее же заботами открыто в Перми «Общество для доставления квартир ученицам женской гимназии», приобретшее в том же 1883 году дом по Петропавловской улице для помещения общежития. В пользу гимназии 22 июля того же года тою же Т. Д. Анастасьевой устроено в саду летнего помещения общественного собрания небывалое гулянье с музыкой, шествием Черномора и каруселями.

Капитал на постройку вскоре достиг крупной суммы благодаря земствам, которые дали следующие суммы: Пермское губернское - 30000 руб., Пермское уездное — 10 000 руб., Соликамское — 6000 и Кунгурское — 2000 руб. Кроме того, по подписке частных лиц собрано 11 577 руб., из которых 4000 руб. — от князя Воронцова и грасра Шувалова и 2000 руб. от А. Ф. Поклевского-Козелл и материалами от местных заводовладельцев, особенно от князя Абамелек-Лазарева — на сумму 4516 руб.

Вследствие этого, 24 июня следующего 1884 г. прис-туплено к постройке огромного каменного здания для гимназии на углу Петропавловской и Обвинской улиц по плану Ирбитского архитектора Дютеля, которое строилось довольно быстро и 12 июня 1887 года было освящено в присутствии бывших тогда в Перми проездом Великих Князей Михаила Николаевича и его сына Сергея Михайловича.

В августе 1884 г. было открыто общежитие для учениц гимназии в доме, купленном на средства «Общества для доставления квартир ученицам Мариинской женской гимназии».

Вместе с женской гимназией в одном доме помещалась при отдельном помещении и основанная в 1880 году женская прогимназия — до 1894 года, когда она заняла собственное особое здание.

В 1897 году происходила закладка нового отдельного каменного здания для пансиона гимназии, который вскоре и отстроен.

По инициативе почетной попечительницы Пермской гимназии Е. Г. Погодиной и на средства, ею изысканные, 6 мая 1895 года состоялась закладка прекрасной каменной церкви, соединенной с гимназией теплым коридором. Церковь освящена во имя св. Николая Чудотворца и св. Царицы Александры в ознаменование бракосочетания Государя Императора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Федоровны, и является одною из изящных и лучших церквей города, посещаемой преимущественно аристократической публикой.

Благодаря заботам нынешней начальницы гимназии Т. И. Пашихиной в Нижне-Курьинских дачах 14 августа 1911 года приступили к постройке дачи-колонии для воспитанниц гимназии, отличающимся слабым здоровьем и не имеющих средств жить на даче. Дача-колония открыта летом 1912 года.

28 декабря 1885 г. и 9 января 1911 года гимназии торжественно справляла акты своих 25-летнего и 50-летнего юбилеев. На первом преподаватель гимназии В. К. Семченков прочел историческую записку о гимназии и выпустил в печать в то же время свой труд «Исторический очерк Пермской Мариинской женской гимназии». На втором юбилейном акте историческую записку о гимназии прочла начальница Т. И. Пашихина.

Почетными попечительницами гимназии большею частью были супруги начальников губернии, из которых особенными заботами о гимназии выделялись Т. Д. Анастасьева и Е. Г. Погодина.

Начальницами училища и гимназии состояли: М. Ф. Ильина (1860-1861), М. В. Колюбакина (1861-1866), Фирекк (1866-1871), А. Г. Черняевская-Грацинская (1872-1902), В. И. Захарова (1902-1906) и нынешняя Т. И. Пашихина (с 1906 г.).

Главный контингент учащихся — дочери чиновников и купцов.

 

 

АЛЕКСАНДРОВСКАЯ ЖЕНСКАЯ ГИМНАЗИЯ

 

Ввиду увеличения числа учениц Мариинской женской гимназии и тесноты помещения в 1880 году, еще до постройки здания гимназии, появилась мысль об учреждении в Перми женской прогимназии. 19 февраля 1880 г. гласные Пермской городской думы постановили в память исполнившегося в этот день 25-летия царствования императора Александра II основать и Перми четырехклассную женскую прогимназию, каковая и была открыта 30 августа 1881 года в доме Драгунова на Сибирской улице. С открытием здания Мариинской женской гимназии в 1887 году прогимназия перешла в соседнее с ней помещение одного и того же дома. С 1 сентября 1894 года прогимназия была помещена в особом здании, купленном городским обществом у Дягилева, на углу Сибирской и Большой Ямской, где она и ныне помещается. В ноябре того же 1894 года в ознаменование бракосочетания Государя Императора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Федоровны Пермская городская дума дом, купленный у Дягилева, постановила пожертвовать в собственность прогимназии.

В 1888 году при прогимназии был открыт класс кройки, а 17 сентября 1898 года педагогический класс для приготовления учительниц начальных школ. 20 августа 1900 г. при прогимназии открыто Общество вспомоществования нуждающимся учащимся.

В сентябре 1907 года прогимназия была переименована в женскую семиклассную гимназию имени императора Александра II. В настоящее время к гимназии сделан каменный пристрой по Большой Ямской улице, заложенный 25 июля 1909 года. Начальницей гимназии состоит Н. Я. Клингберг, заменившая в 1907 году первую начальницу М. Л. Пермякову, занимавшую эту должность с 1881 по 1906 год.

Главные средства на содержание гимназии дают Пермские земства, а главный контингент учащихся - дочери мещан и крестьян[35].

 

 

ЧАСТНЫЕ ГИМНАЗИИ

 

В Перми существует несколько частных гимназий. Так, в сентябре 1909 года преобразована в гимназию мужская прогимназия Э. В. Циммерман, возникшая еще 22 сентября 1886 года под именем частной школой  и переименованная в 1903 году в прогимназию. При ней существует Общество вспомоществования и дающимся   учащимся.   Главный   контингент учащихся — не поступившие в казенные учебные заведения вследствие конкурса.

16 августа 1901 г. в Перми происходило открытие частного женского учебного заведения Л. В. Барбатенко, переименованного в октябре 1902 г. в женскую прогимназию, а 5 ноября 1903 г. в женскую гимназию. 14 декабря 1903 г. при ней открыто Общество вспомоществования. Главный состав учащихся — дочери интеллигентов.

1 сентября 1904 г. в Перми появилось подготовительное женское учебное заведение М. Н. Зиновьевой, преобразованное 1 сентября 1907 г. в профессиональное. Осенью 1909 г. это учебное заведение переименовано в прогимназию. Весной каждого года при ней бывают выставки рукодельных работ учениц. Главный контингент учащихся — оставшиеся за бортом вследствие переполнения казенных гимназий.

Осенью 1909 года Пермь сразу обогатилась тремя средними учебными заведениями: 20 сентября была открыта женская учительская семинария, 29 августа происходило открытие частного мужского учебного заведения с правами прогимназии и осенью того же года начала существовать частная женская прогимназия А. И. Дрекслер-Голынец. 25 сентября 1911 г. при учительской женской семинарии открыто Общество вспомоществования нуждающимся учащимся. Начальницей ее состоит А. К. Степанова, бывшая начальница Ирбитской женской гимназии. Все частные средние учебные заведения собственных помещений не имеют.

Духовные учебные заведения

 

ДУХОВНАЯ МУЖСКАЯ СЕМИНАРИЯ

 

Духовная семинария, имеющая целью готовить кандидатов священства, возникла в Перми одновременно с учреждением Пермской епархии 11 ноября 1800 г. Семинария первоначально была помещена в деревянном доме, пожертвованном канцеляристом А. Медведевым и находившемся у устья речки Медведки, теперь уже не существующей. Особенно близкое участие в судьбе семинарии принимал второй епископ Пермский Иустин. При нем в 1818 г. семинария была преобразована по уставу 1809 г. с более повышенными требованиями и систематизацией строго научного образования. Его же заботами она обзавелась библиотекой и физическим кабинетом. В 1807 г. семинария была переведена из ветхого и тесного медведевского дома в четыре деревянных дома, купленных у князей Голицыных, находившихся там, где теперь стоит здание духовной консистории. 23 мая 1829 г. было заложено каменное здание семинарии на углу Монастырской и Кунгурской улиц, оконченное в 1831 году и существующее до настоящего времени. При архиепископе Пермском Аркадии (1831—1851) при семинарии были построены каменный корпус для помещения столовой с кухнями на 300 воспитанников, деревянная больница на 40 кроватей и куплен большой деревянный дом, где теперь помещается квартира о. ректора. В 1851 г. приступлено к устройству домовой церкви в одной из зал семинарского корпуса, которая и освящена 10 мая 1853 г. во имя св. Иоанна Богослова. В1851,1860 и 1862 гг. происходили экстренные ревизии семинарии, наделавшие в свое время много шума. В 1860 г. при семинарии была обнаружена тайная типография, вследствие чего преподаватели семинарии Воскресенский и Моригеровский и многие семинаристы были высланы из Перми 52. Следствие производил известный впоследствии шеф жандармов генерал-майор Мезенцев, дважды приезжавший в Пермь из Петербурга для этого.

18 сентября 1866 г. при семинарии была открыта воскресная школа, вскоре закрытая.

7 апреля 1884 г. при семинарии открыто было Общество  вспомоществования  нуждающимся ученикам. В 1888 г. умер духовник семинарии священник М. П. Задорин, завещавший ей свою богатую библиотеку.

11 ноября 1901 г. семинария торжественно праздновала столетний юбилей своего существования. К этому времени были выпущены следующие издания: «История Пермской духовной семинарии» ректора семинарии архимандрита Иеронима (Лаговского) в 2-х томах, «Историческая записка о Пермской духовной семинарии» преподавателя Н. Н. Новикова и «Список окончивших курс в семинарии» священника И. Шестакова.

За столетний период в семинарии учились следующие лица: Иннокентий архиепископ Волынский, Палладий епископ Олонецкий, Иона епископ Екатеринбургский, историки Пермской епархии: протоиерей Е. А. Попов, А. М. Луканин и священник И. Шестаков, известный писатель Д. Н. Мамин-Сибиряк, изобретатель беспроволочного телеграфа А. С. Попов, известный общественный деятель Перми доктор П. Н. Серебренников, попечитель Западно-Сибирского учебного округа В. М. Флоринский, известный томский общественный деятель и основатель Томского народного университета П. И. Макушин и др.

В настоящее время при семинарии находится образцовая школа для практики воспитанников семинарии в деле учительства. Большой контингент учащихся идет в высшие учебные заведения, в священники и учителя.

Из ректоров семинарии замечательны Иоанникий (1828 — 1829), впоследствии епископ Оренбургский, Иона (1829 — 1830), впоследствии епископ Екатеринбургский, Антоний (1851—1854), впоследствии епископ Оренбургский, Палладий (1854 — 1860), впоследствии епископ Олонецкий, Вениамин (1862 — 1866), впоследствии епископ Рижский, Александр (1866 — 1868), впоследствии епископ Сухумский, архимандрит Иероним Лаговский (1868 — 1879)— историк семинарии и Иаков (1879—1883), впоследствии епископ Якутский. Ныне управляет семинарией с 1891 г. протоиерей К. М. Добронравов.

Долгое время старостой семинарской церкви был П. Д. Демидов, а фельдшером В. И. Селиванов. (Пособия «История Пермской духовной семинарии» архим. Иеронима, «Историческая записка о Пермской духовной семинарии за 100 лет» Н. Н. Новикова).

 

 

ЕПАРХИАЛЬНОЕ ЖЕНСКОЕ УЧИЛИЩЕ

 

В царствование императора Александра II в России распространяется новый тип средних учебных заведений — епархиальные училища, имеющие целью давать образование дочерям духовенства и подготовлять учительниц церковно-приходских школ. Эта мысль была встречена сочувственно еще первым Пермским епархиальным съездом духовенства в 1870 г. Вследствие усиленных хлопот Пермского епископа Владимира (1888-1892) ходатайство одного из следующих съездов духовенства об открытии училища было удовлетворено, и 12 августа 1889 г. последовал указ св. Синода об открытии в Перми епархиального женского училища. Для помещения училища был куплен дом Пеннинской, на углу Петропавловской и Соликамской улиц, где раньше долго помещалась станция вольных почт. Дом этот расширен пристроем и надстройкой второго этажа.

1 сентября 1891 г. Пермское епархиальное училище было торжественно открыто в новом здании.

16 сентября 1894 г. происходило освящение домовой церкви училища во имя св. Софии, Веры, Надежды и Любви, для чего приспособлен был актовый зал училища. Церковь устроена по инициативе начальницы училища Л. В. Первушиной.

Для практики оканчивающих курс в училище в учебном деле была открыта 18 сентября 1896 г. образцовая церковно-приходская школа, помещающаяся в отдельном соседнем доме, принадлежащем училищу, на углу Покровской и Соликамской улиц.

22 сентября 1898 г. при училище открыто общество вспомоществования нуждающимся учащимся.

Теснота помещения вызвала мысль о расширении помещения училища. Выработан был проект постройки нового обширного каменного здания для помещения училища, одобренный пермским епископом Иоанном. 17 сентября 1905 года совершена была закладка нового здания, оконченного вчерне осенью 1907 г. Пять лет здание стояло недостроенным и только в текущем году благодаря энергии епископа Палладия будет приспособлено под помещение училища.

Начальницей епархиального женского училища с 1891 г. состоит Л. В. Первушина.

 

ДУХОВНОЕ МУЖСКОЕ УЧИЛИЩЕ

 

Сначала духовная семинария и духовное училище составляли одно учебное заведение. По уставу же 1809 г., введенному в Перми с 1818 г., семинария была разделена на две части: воспитанники четырех старших классов отчислялись в состав семинарии, а ученики трех первых классов информатории, грамматики и синтаксимы - в состав духовного училища. Несмотря на разделение духовное училище помещалось в одном здании с семинарией. При переходе же семинарии в каменное здание духовное училище заняло нижний этаж этого же здания, и только уже при архиепископе Аркадии (1831 —1851) оно было отделено в особом деревянном здании; при епископе Антонии (1868 — 1876) для помещения училища был куплен прекрасный каменный барский дом с паркетными полами, в центре города, на углу Покровской и Охан-ской улиц. Этот дом впоследствии, при епископе Пермском Ефреме (1883 — 1888), был значительно расширен благодаря трудам его смотрителя Г.И.Холмогорова, обладавшего особенным искусством практично и экономно строить здания[36]. В настоящее время — это один из лучших домов в городе. Тогда же была устроена при училище домовая церковь во имя св. Кирилла и Мефодия, в память 1000-летнего юбилея со дня кончины последнего из славянских просветителей.

2 февраля 1901 г. при училище было открыто Общество вспомоществования нуждающимся учащимся.

После Г. И. Холмогорова смотрителем училища был нынешний наблюдатель церковно-приходских школ епархии П. А. Богородицкий, затем Н. М. Чернавский. Ныне смотрителем состоит иеромонах Феофил.

 

ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКИЕ ШКОЛЫ В Перми

 

По проекту обер-прокурора св. Синода К. П. Победоносцева в царствование Императора Александра III появился в России новый тип низших учебных заведений — церковно-приходские школы. Первая из таких школ появилась в Перми 14 ноября 1889 г. в пристрое часовни св. Стефана. Она была открыта в ознаменование события 17 октября 1888 г.

В настоящее время лучшею из церковно-приходских школ в Перми является школа, устроенная попечительством Рождество-Богородицкой церкви на углу Пермской и Оханской улиц. Школа занимает прекрасное каменное здание. Она открыта 27 октября 1896 г.; в сентябре 1898 г. при ней открыт бесплатный двухгодичный курс шитья, кройки и рукоделия, а с августа 1903 г. при ней существует профессиональный класс. С ноября 1896 г. в школе каждый праздник происходили народные чтения, сопровождаемые иногда демонстрированием световых картин, пением и музыкой, и привлекавшие всегда много публики. Весной каждого года при школе бывают выставки рукодельных работ учениц школы. Хорошее также каменное здание занимает Константиновская церковно-приходская школа, основанная 1 октября 1890 г. при Слудской Троицкой церкви в память посещения в том же году Перми обер-прокурором св. Синода К. П. Победоносцевым. Новое здание школы освящено 12 ноября 1906 г. При ней также зимой устраиваются народные чтения. Попечительство Петропавловского собора открыло на свои средства церковно-приходскую школу в деревне Горках за речкой Ягошихой 8 сентября 1897 г. В ней по праздникам ведутся чтения лекционной секции общества «Народный дом».

Кроме перечисленных в Перми есть еще следующие церковно-приходские школы: при духовной семинарии, при епархиальном женском училище (с 18 сентября 1896 г.), на Заимках (с осени 1893 г.) и в Закамском поселке, напротив г. Перми (с 11 января 1909г.).

 

Профессиональное образование в г. Перми

 

Профессиональное образование в г. Перми выражено техническим железнодорожным училищем, горнозаводским отделением при реальном училище, торговою школою, ремесленным училищем и профессиональными классами кройки и рукоделия при гимназии М. Н. Зиновьевой и при Рождество-Богородицкой церковно-приходской школе.

Техническое железнодорожное мужское училище открыто на средства Уральской железной дороги 11 ноября 1881 г. и состоит в ведомстве Министерства путей сообщения. Помещается оно в двухэтажном каменном доме, принадлежащем Уральской железной дороге и находящемся в конце Торговой улицы, между Соликамской и Верхотурской улицами. Училище имеет целью приготовлять техников для нужд железной дороги. Главный контингент учащихся - дети служащих на железной дороге.

О горнозаводском отделении находятся сведения в отделе о реальном училище.

Торговая школа фактически открыта 2 сентября 1901 г., хотя самый торжественный акт открытия состоялся позднее, именно 21 октября того же года. Дом для помещения школы уступлен М. И. Любимовым, наследником известного пермского коммерсанта И. И. Любимова, который жил в этом доме, на углу Покровской и Оханской улиц. М. И. Любимов уступил его за 40 000 руб., из которых 25 000 рублей пожертвовал в пользу школы. Супруга покойного И. И. Любимова Елизавета Ивановна также пожертвовала на школу 25 000 рублей. Средствами содержания школы являются ежегодные пособия общества приказчиков, города, земств и других общественных учреждений. Цель школы — давать образование детям приказчиков и служащим в различных торговых учреждениях со специальною подготовкою по бухгалтерии и других наук, имеющих приложение к торговле. 14 января 1907 г. при школе открыты торговые классы. Благодаря заботам И. Н. Зиновьева школа хорошо обставлена наглядными пособиями.

Ремесленное училище в Перми открыто 15 августа 1899 г. Кроме того 25 сентября 1907 г. происходила закладка, а 10 октября 1910г. освящение нового прекрасного каменного здания ремесленно-учебной мастерской на Слудке, на углу Торговой и Екатеринбургской улиц. Цель училища и мастерской - дать начальное образование и научить какому-нибудь мастерству детей рабочего населения Перми.

 

Низшее образование. Городские училища

 

Едва ли в каком провинциальном губернском городе на окраине есть такое количество прекрасных во всех отношениях зданий городских училищ, как в Перми. Это здания-дворцы, какими и должны быть будущие школы. Всего в Перми 6 четырехклассных, 4 двухклассных и 25 одноклассных городских училищ.

Самым старейшим из этих училищ, отпраздновавшим 1 октября 1909 г. свой вековой юбилей, является Кирилло-Мефодиевское мужское училище, названное так в честь 1000-летия со дня кончины последнего из славянских просветителей б апреля 1885 г. До сих пор оно помещалось в старом деревянном здании на углу Большой Ямской и Кунгурской улиц, но теперь для него выстроено великолепное здание, очень похожее по внешнему виду и размерам на художественную галерею Третьякова в Москве.

Почти одновременно с этим возникло в Перми и другое училище, которому присвоено название первого городского, также отпраздновавшее свой вековой юбилей 17 октября 1911 г., на котором инспектор училища М. П. Ширкалин (ск.1913) прочитал составленную им историческую записку об училище. Оно помещается в четырех деревянных с каменным при-строем зданиях на углу Покровской и Соликамской улиц. В этом училище получил образование известный писатель Ф. М. Решетников. С 1865 г. при нем открыты педагогические курсы для учителей начальных народных школ.

Другим хорошим школьным зданием в Перми является городское четырехклассное училище, которому присвоено название Екатерино-Петровского.

Оно построено на средства (100 000 руб.), пожертвованные городу пермским купцом И. И. Базано-вым, и открыто 8 сентября 1903 г.; помещается оно на Екатерининской улице, между проспектом и Оханской улицей. При нем есть столярно-токарно-ре-месленное отделение. Училище хорошо снабжено наглядными пособиями. В большом зале училища бывают выставки (как, например, педагогическая и наглядных учебных пособий, бывшая в январе 1912 г.) или происходят концерты или публичные чтения. Инспектором училища состоит Н. А. Бояр-шинов, автор учебника географии Пермской губернии60.

На Слудской площади помещается третье прекрасное одноэтажное каменное здание четырехклассного городского училища, построенное по плану архитектора В. В. Попатенко и стоющее 35 000 руб. Ему присвоено название Александровского. Открыто оно 15 октября 1900 г.

15 сентября 1896 г. в Солдатской слободке открыто Ольгинское училище, названное так в ознаменование рождения Великой княжны Ольги Николаевны. Теперь оно помещается в прекрасном двухэтажном каменном здании, построенном по плану архитектора В. В. Попатенко, рассчитанном на 300 детей и стоющем 50 000 руб. Оно освящено 8 октября 1911 г.

Недалеко от Ольгинского училища, в самом конце Обвинской улицы, при пересечении ее с Малой Ямской улицей только что отстроено каменное двухэтажное здание. В нем помещаются два училища: Алексеевское, в ознаменование рождения государя наследника Алексея Николаевича, и Нассоновское, названное так по фамилии В. М. Нассонова, оставившего по духовному завещанию капитал городу. Кроме того в городе Перми в настоящее время строится еще несколько каменных зданий для помещения училищ.

Для училищ 30 января 1905 г. открыто в Перми Общество вспомоществования нуждающимся учащимся низших народных школ, а 7 марта 1910 г. другое общество содействия начальному образованию.

Все училища г. Перми состоят в непосредственном ведении директора народных училищ А. П. Раменского, занимающего эту должность с 1890 г.

 

Внешкольное образование

 

ВОСКРЕСНЫЕ ШКОЛЫ

 

В Перми впервые вопрос о воскресных школах возник в шестидесятых годах, во время замечавшегося стремления интеллигентных людей к полезной общественной деятельности. Тогда же, именно зимой 1859—1860 г., в здании Благородного собрания Д. Д. Смышляевым и Н. А. Фирсовым было устроено девять музыкальных вечеров, сборы с которых пошли в пользу четырех воскресных школ. Но открылась только одна воскресная школа при духовной семинарии с 18 сентября 1866 г., которая вскоре по распоряжению администрации была закрыта.

После большого перерыва первая воскресная мужская школа в Перми была открыта при часовне св. Стефана 11 октября 1892 г. в классных комнатах церковно-приходской школы. 17 октября 1893 г. была открыта в Перми женская воскресная школа, а 22 ноября 1898 г. была открыта женская воскресная школа при городской тюрьме. В настоящее время в Перми существуют две воскресные школы при училищах Кирилло-Мефодиевском и Александровском. Кроме того существует воскресная школа общества «Народный дом».

 

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ КУРСЫ

 

Еще в 1865 г. при Пермском городском училище открыты постоянные педагогические курсы для учителей начальных народных школ, вскоре закрытые и вновь открытые 22 августа 1900 г. Но особенно усиленное ежегодное устройство курсов замечается со второй половины девяностых годов. Начиная с 1896 г., редкий год проходит, чтобы в Перми не было каких-нибудь краткосрочных курсов.

Первою ласточкою в этом отношении явился А. Д. Городцов, бывший оперный артист. Он выработал проект организации в губернии народных хоров, который сделался известным пермскому губернатору П. Г. Погодину. Последний сочувственно отнесся к этому и поддержал его в материальном отношении, учредя особую должность организатора народных хоров в губернии. 16 июня того же 1896 г. А. Д. Городцов открыл в Рождество-Богородицкой церковно-приходской школе краткосрочные курсы для подготовления регентов организуемых в Пермской губернии народных хоров. Эти курсы собирались и теперь собираются почти ежегодно, за исключением 1906,1907 и 1908 гг.

Пермское уездное земство устраивало также в Перми педагогические курсы для учителей земских школ летом 1901 и 1911 гг. На первые из них были приглашены известные педагоги П. Ф. Каптерев, автор «Педагогической психологии», Гольденберг, автор арифметического задачника, и Флеров, на вторые - известный автор статей по истории литературы, профессор Петербургского филологического института Бороздин. Первые велись в зимнем помещении Пермского общественного собрания, вторые - в Екатерино-Петровском городском училище. Кроме того Пермским уездным земством в 1899 г. в здании начального училища по Пермской улице устроены были курсы показательного ткачества и приготовления тюменских ковров.

В то же время при Александровской земской больнице велись и ведутся с конца восьмидесятых годов двухгодичные медицинские курсы, имеющие целью подготовить фельдшерский и акушерский персонал губернии. Лекторами являются преимущественно врачи.

С 1897 г. в Перми начинают открываться педагогические курсы, устраиваемые земством для учителей церковно-приходских школ. Так, 25 июня 1897 г. в Перми были открыты курсы для учителей церковно-приходских школ пяти губерний: Пермской, Вятской, Уфимской, Оренбургской и Тобольской. Почти одновременно с ними с 1 июня по 15 июля 1897 г. шли педагогические курсы для учителей одноклассных церковно-приходских школ.Такие же курсы велись в Перми в июне 1899 г., летом 1909 и 1910 гг.

В последние годы почти ежегодно в Перми ведутся миссионерские курсы с целью подготовить в среде местного духовенства, монашества и единоверцев борцов с расколом.

Кроме того, в Перми некоторыми частными лицами изредка устраивались курсы бухгалтерии, новых языков и стенографии.

 

Научно-популярные лекции и народные чтения

 

Кроме периодически устраиваемых педагогических курсов в Перми иногда читаются лекции научного или популярного характера. Правда, почти все они имеют случайный характер, за исключением лекций, устроенных советом Пермского научно-промышленного музея в 1909 г., которые имели целью сообщить слушателям систематические курсы различных наук в популярной форме.

Одною из таковых случайных лекций, отмеченных историком г. Перми г. Дмитриевым в своей летописи, была прочитанная в Пермском Благородном собрании 7 декабря 1871г. чиновником судебного ведомства Н. И. Грацинским публичная лекция «О судебных уставах 20 ноября 1864 г.». Дальнейшие печатные сведения о лекциях в г. Перми мы находим уже в Пермских губернских ведомостях. Так, 30 ноября 1892 г. там же был прочитан известной деятельницей по женскому профессиональному образованию П. К. Корвин-Пиотровской реферат о современном состоянии профессионального образования женщины в Европе. 3 июня 1894 г. в здании Пермского реального училища был прочитан научный доклад выдающегося по всесторонности образования Ф. А. Теплоухова «О культурной обстановке Пермской Чуди», сопровождаемый демонстрированием коллекции обстановки Чуди. 6 мая 1909 г. в Пермском Благородном собрании происходило чтение Масоло-вой «Оккультизм в Индии». Летом в Перми почти ежегодно происходит одна или несколько лекций, читаемых уроженцем Пермской губернии, профессором Петербургского психоневрологического института Жаковым; так, 21 июня 1910 г. была прочитана лекция на тему «Анатема» Л. Андреева и грядущий оптимизм», а 3 июля того же года «Мировая грусть и пессимизм нашего времени». В 1911 г. 10 и 11 января в здании Екатерино-Петровского городского училища были прочитаны две лекции уроженцем Пермской губернии профессором ботаники Томского университета В. В. Сапожниковым «Растение и солнце» и «Русский Алтай», демонстрированные массою световых картин. В июле 1911 г. профессор Петербургского историко-филологического факультета Бороздин в здании Пермского Екатерино-Петровского училища прочел десять лекций на тему «Л. Н. Толстой в связи с общественными вопросами своего времени». 17 октября 1911 г. в Перми была устроена лекция в пользу голодающих г. Сумароковым на тему «Иван Карамазов, как тип русского интеллигента».

В продолжение зим 1910/11 г., 1911/12 г. и 1912/13 г. в Перми в разных пунктах города, преимущественно на окраинах, были введены бесплатные народные популярные чтения лекционной секцией Пермского общества «Народный дом» с демонстрированием световых картин; лекторами были главным образом преподаватели средних учебных заведений г. Перми и врачи.

Кроме того еще в девяностых годах в зале бр. св. Стефана по вечерам праздничных дней велись чтения религиозно-нравственного характера. С 1905 г. благодаря инспектору Пермской духовной семинарии Н. И. Знамировскому эти чтения приняли более систематичный и живой характер. Чтения ведутся преимущественно воспитанниками духовной семинарии при руководстве и почти постоянном участии Н. И. Знамировского. Некоторые из этих чтений носили популярно-научный характер и сопровождались демонстрированием световых картин, таковы чтения Камчатского миссионера иеромонаха Нестора о быте жителей Камчатки и Н. И. Знамировского о совершенной им поездке в Палестину.

Но особенно привлекал интеллигентную публику Перми ряд систематических научно-популярных лекций, читанных в Пермском научно-промышленном музее, начиная с осени 1901 г. в продолжение зимы почти ежегодно.

Среди лекторов особенно выделялись тогда А. Н. Юрьев (по истории и философии), Стемпневский и Гецен (по физике).

С 15 февраля 1909 г. там же начинается ряд общеобразовательных лекций повышенного типа, читаемых преподавателями средних учебных заведений, именно Е. Н. Строгиным и А. А. Лучининым (по истории русской литературы), А. С. Обтемперанским, С. Г. Макухиным и Н. А. Несслером (по русской истории), М. П. Горных (по истории философии), А. Л. Борманом (по химии), Н. А. Павским (по физике) и врачами П. Н. Серебренниковым и В. П. Ивановым (по анатомии).

Среди лекций музея были и политического характера, особенно в конце 1905 г. и начале 1906 г., когда выступали приезжие (Миклашевский) или местные ораторы, знакомя пермскую публику с политическою жизнию западно-европейских государств. Там же 27 сентября 1910 г. была прочитана членом 3-й и 4-й Государственной Думы И. В. Титовым лекция о всеобщем обучении в жизни и в Государственной Думе.

Некоторые лекции носили специально практический характер, например, читанные 2, 4, 8, и 10 декабря 1911 г. по пчеловодству И. В. Голотиным и в конце 1901 г. и начале 1902 г. С. В. Егоршиным о современных способах приготовления различных чучел Н. И. Малиновского и др.

 

III. УЧРЕЖДЕНИЯ КУЛЬТУРНОГО ХАРАКТЕРА

 

Пермский научно-промышленный музей

 

В настоящее время не только каждый губернский, но многие и уездные города и даже села (Кукарка Вятской губ.) имеют музеи. Обзавелся им и г. Пермь. Инициатива учреждения и заботы о собирании предметов и коллекций принадлежат известному общественному деятелю г. Перми доктору П. Н. Серебренникову. Пермский музей, можно сказать, его создание. Собираемый с 1890 г. он был открыт 25 января 1894 г. под именем музея Пермской комиссии Уральского общества любителей естествознания и не имел собственного помещения. В 1897 г. мать известного коммерческого деятеля И. И. Любимова А. С. Любимова пожертвовала г. Перми.свой двухэтажный каменный дом по Петропавловской улице, между Охан-ской и Кунгурской улицами. Гласные Пермской городской думы с согласия жертвовательницы решили предоставить этот дом для помещения научно-промышленного музея. Во вновь отремонтированном и приспособленном для музея доме этот последний был бесплатно открыт для более широкой публики 3 октября 1899 г. С осени следующего года в нем уже начинается ряд лекций.

В настоящее время музей имеет коллекции в залах: по археологии, истории, этнографии, геологии, палеонтологии, почвоведению, зоологии, ботанике и др. Всего в музее 18 отделов. Чтение лекций происходит в зале музея, где находятся портреты людей науки и выдающихся деятелей Пермского края и картины художников-пермяков. С 1901 г. при музее существует еще подвижной музей учебных пособий, основанный по инициативе члена музея А. А. Наумова в память исполнившегося в этом году 40-летия освобождения крестьян от крепостной зависимости. Подвижной музей снабжает учебные заведения г. Перми, окрестностей и соседних уездов наглядными учебными пособиями. Кроме того, в аудитории музея для собирающихся по воскресеньям детей старшего возраста начальных школ производятся опыты из области физики, химии и физиологии. Затем музей в огромном количестве распространяет по губернии разного рода брошюры, листки, рисунки и плакаты по гигиене, сельскому хозяйству, огородничеству и травосеянию. Для опыта культивирования различных растений бесплатно раздаются их семена. В стенах музея находятся огромные коллекции картограмм и диаграмм для изучения всех сторон русской жизни и особенно Пермского края по сравнению с жизнью других государств.

Из ряда лекций, прочитанных в музее, заслуживают особенного внимания ряд лекций по истории искусств преподавателя Пермского реального училища, ныне директора частной мужской гимназии Циммерман Г. А. Орлова (1904 г.) и лекции профессора Варшавского университета В. П. Амалицкого об открытых им на севере России гигантских ископаемых животных Пермской фармации (19 августа 1902 г.), С. Н. Стемпневского о беспроволочной электрической сигнализации (26 апреля 1902 г.) и его же о рентгеновских лучах (9 октября 1899 г.), П. А. Голубева о 200-летии горнозаводской промышленности в России и на Урале, известного педагога П. Ф. Каптерева о роли внушения в деле воспитания и др. Последняя лекция происходила при необыкновенной обстановке. Зал музея не вместил всех желающих слышать лекцию, и потому она была прочитана во дворе музея, что, конечно, возможно было в теплый тихий летний вечер.

Музей делает выпуски научных трудов под именем «Материалов по изучению Пермского края», которых вышло уже четыре. В выпусках находятся следующие статьи: «Двухсотлетие русской горной промышленности» П. А. Голубева, «Санитарные условия горнозаводских работ на У рале» П. С. Сигова, «К вопросу о канализации Верхотурского уезда» А. Е. Бог-дановского, «Вогулы-Манси» И. Г. Остроумова, «Ис-торико-статистические таблицы по уездам Пермской губернии» П. А. Голубева, «Древности Пермской Чуди, принадлежащие Пермскому музею» Ф. А. Теплоухова, «Жесткокрылые окрестностей г. Перми» Ф. Ф. Гельцермана, «Водопровод для г. Перми» А. Д. Семенова, «Флора окрестностей г. Глазова» А. А. Нимвицкого, «Свадебные обычаи и песни крестьян Андреевской волости Оханского уезда Пермской губернии» Серебренникова, «Страничка из истории солепромышленности в Пермской губернии» А. Вологдина, «Памяти автора «Пермской старины» А. А. Дмитриева» и «О Печерском крае» Н. П. Бел-дыцкого, «Пермь Великая, ее живая старина и вещественные памятники» И. Я. Кривощекова и др.

В помещении музея иногда помещались выставки, например, передвижная сельскохозяйственная Пермского губернского земства, художественная выставка картин художников Прикамья, педагогическая и гигиеническая.

Музей иногда организует экскурсии по окрестностям г. Перми с целью собирания и определения различных естественных исторических коллекций: по зоологии, энтомологии, ботанике, геологии и другим отраслям знаний. (Составлено по годичным отчетам музея.)

 

Библиотеки

 

Важным средством внешкольного образования являются также библиотеки. Первая «публичная» библиотека открыта в Перми в 1831 г., но для публики она сделалась доступной только с 1835 г. Во время страшного пожара 1842 г. она сильно пострадала и только в 1860 г. отчасти пополнилась книгами библиотеки Иконникова. В 1863 году эта библиотека была преобразована в «Пермскую общественную», при этом сначала она была в ведении губернского статистического комитета и только с 1875 г. перешла в собственность города. Сначала библиотека помещалась в частном доме Шеина, на углу Торговой и Обвинской улиц, а с 1 мая 1878 г. была переведена в дом городского общества рядом с Думою. В 1910 г. в ней насчитывалось 45 000 томов по разным отраслям знаний, с преобладанием беллетристического отдела. В 1912 г. библиотека переведена в прекрасно устроенное каменное помещение. Рядом с нею находится обширный читальный зал .

Другою библиотекою, удовлетворяющею, по мере возможности, книжный голод, является Смышляев-ская, помещающаяся в довольно тесном наемном помещении на Слудке. При ней также находится небольшой читальный зал имени общественного деятеля Перми Д. Д. Смышляева. Она открыта 17 октября 1899 г.[37] При ней находится мусульманское отделение с книгами и газетами на татарском языке, так как на Слудке живет много магометан.

Далее следуют частные библиотеки различных учреждений и учебных заведений. Из этих библиотек заслуживают внимания библиотеки губернского земства (15 000 томов), железнодорожная, Пермского научно-промышленного музея, Пермской ученой архивной комиссии, Пермского статистического комитета, Благородного собрания и др. Из библиотек при учебных заведениях выделяются библиотека книг о Пермском крае, пожертвованная Д. Д. Смышляевым мужской гимназии, и библиотека архиепископа Неофита и священника М. П. Задорина при духовной семинарии. При часовне св. Стефана находится библиотека книг религиозно-нравственного содержания.

Помимо этих библиотек в Перми еще возникали библиотеки частных лиц. Так, в 1860 году основана была библиотека чиновником А. И. Иконниковым и преподавателем духовной семинарии А. Г. Воскресенским, вскоре закрытая; в 1866 году открыта библиотека Прощекальникова, просуществовавшая недолго, в 1875 году библиотека Наумова, не существовавшая два года[38]. В настоящее время все эти частные библиотеки не существуют.

8 сентября 1911 г. в Перми открыто филиальное отделение библиотеки общества «Народный дом»[39].

 

Пермская губернская ученая архивная комиссия

 

Другим ученым учреждением города, кроме научно-промышленного музея, является Пермская губернская ученая архивная комиссия. Направления того или другого ученого учреждения, будучи строго научными, различаются между собою областями изучения. В то время как Пермский музей поставил своею задачею изучение естественных богатств и собирание научных коллекций Пермского края, Пермская губернская ученая комиссия преследует другую цель — хранение архивных документов и изучение по ним прошлой истории Пермского края. В частности, на ее задаче лежит разбор архивов всевозможных учреждений с целью отобрать и оставить для хранения при ней дел, наиболее важных и имеющих интерес. Инициатива открытия Пермской ученой архивной комиссии принадлежит С.-Петербургскому археологическому институту. 5 июля 1888 г. состоялось учредительное собрание новой комиссии в присутствии известного историка М. И. Семевского, а 6 июля 1889 г. в зале губернского правления последовало официальное открытие Пермской губернской ученой архивной комиссии. В настоящее время библиотека и зал заседаний архивной комиссии находятся в здании Пермского научно-промышленного музея. За 25 лет своего существования комиссия насчитывает среди своих членов некоторых видных историков Пермского края, например, В. Н. Шишон-ко, выпустившего 7 томов Пермской летописи, А. А. Дмитриева, историка г. Перми и др. Органом комиссии являются «Труды», 10-й выпуск которых вышел в нынешнем году.

 

Общество «Народный дом»

 

Народного дома в Перми пока не существует, но есть общество «Народный дом», возникшее в январе 1910 г. и поставившее себе целью построить его. Самая мысль о постройке Народного дома возникла в Перми в мае 1899 г., в разгар юбилейных торжеств по поводу 100-летия со дня рождения А. С. Пушкина. Инициатива принадлежит Пермскому драматическому кружку, решившему образовать денежный фонд на постройку Народного дома имени поэта. Тогда же кружок пожертвовал 800 рублей и постановил отчислять ежегодно 20% всех своих доходов на тот же предмет. Дело на первых порах пошло довольно бойко. Через два года для разработки проекта была избрана строительная комиссия, в которую вошли представители как от городского управления и от народной библиотеки, так и от местного драматического кружка. В распоряжение этого комитета поступило уже 29 000 руб., собранных по подписным листам и пожертвованные городскою управою. Кроме того городская дума для постройки дома бесплатно отвела участок земли в 2100 квадратных сажень, оцененный в 42 000 руб. Но этих средств однако же было недостаточно. Тогда строительный комитет вошел с ходатайством в департамент неокладных сборов об отпуске из средств попечительства о народной трезвости 60 000 руб. В этом ходатайстве было отказано, но Министерство финансов обещало дать такую же сумму, какая наберется из местных источников. Получив необходимые для сметы сведения из различных народных домов, строительный комитет выработал проект постройки Пермского народного дома, с залою при нем имени А. С. Пушкина, общею стоимостью в 160 000 руб. При этом постройку предполагалось произвести в два приема: основное помещение, которое должно было строиться в первую очередь и определялось сметой в 110 000 руб., и дополнительное помещение, относимое постройкою во вторую очередь, исчислялось сметою в 50 000 руб. Ввиду несоответствия средств, имевшихся в распоряжении комитета, с проектом, строительный комитет должен был отложить постройку до более благоприятного времени. Вскоре и самый комитет распался и деятельность его прекратилась; собранные деньги были переданы, оставаясь на счете общества бесплатной народной библиотеки, на хранение в городскую управу.

Снова вопрос о Пермском народном доме поднялся в 1907 г., когда члены совета бесплатной народной библиотеки пытались осуществить построение крыла народного дома с тем расчетом, чтобы впоследствии, по мере притока средств, здание могло быть расширено новым пристроем до размеров проекта.

С этой целью, ввиду прекращения деятельности строительного комитета, решено общество бесплатной народной библиотеки, с целью расширения его деятельности, преобразовать в Пермское общество «Народный дом», которое и стало существовать с 31 декабря 1909 г. Новое общество поставило себе целью содействовать развитию и удовлетворению общеобразовательных потребностей местного населения и доставлять ему возможность разумно и здраво проводить свободное время. Деятельность этого общества пока выразилась в организации воскресной школы, в устройстве лекций повышенного типа и общеобразовательных курсов в научно-промышленном музее, а также воскресных народных чтений в разных пунктах города и в открытии двух филиальных отделений бесплатной народной библиотеки на окраине города. Кроме того общее собрание членов общества «Народный дом» поручило совету общества в возможно скорейшем времени начать постройку самого здания народного дома, но совет затрудняется приступить к постройке в виду недостаточности капиталов общества, достигающих 60 000 руб., тогда как самое здание по проекту должно стоить свыше 100 000 руб. Для постройки «Народного дома» город отвел бесплатно усадебное место[40].

 

Искусство

 

8 декабря 1909 года в Перми состоялось первое собрание вновь открытого общества живописи, ваяния и зодчества. В кружок учредителей вошли все местные художники и некоторые из преподавателей средних учебных заведений. Деятельность молодого общества выразилась пока в устройстве лекций по истории искусства с демонстрированием шедевров всемирного искусства и в устройстве выставок. Последние устраиваются ежегодно весной в здании Пермской казенной палаты и охотно посещаются пермскою публикою, не избалованною в этом отношении[41].

Еще задолго до учреждения этого общества в Перми была открыта (в 1888 г.) школа рисования, основанная местным художником А. И. Шаниным, теперь не существующая.

В настоящее время в Перми даются уроки живописи, выжигания и лепки художником А. Н. Зелениным.

 

Музыкальная жизнь

 

Кроме живописи и рисования в искусстве среди жителей Перми большою симпатией пользуется музыка. Еще зимой 1895/60 г. устраиваемые в Благородном собрании музыкальные вечера давали полные сборы, а 19 октября 1874 г. в Перми был открыт музыкальный кружок, насчитывающий таким образом 38 лет своего существования. Спустя двенадцать лет после того (в 1888 г.) в Перми была открыта первая музыкальная школа учителем музыки учеником Миланской консерватории Э. Кабелла, теперь давно не существующая. После долгого перерыва 1 сентября 1904 г. была открыта в Перми новая музыкальная школа С. В. Гедговд, а 1 декабря 1907 г. начали существовать фортепианные классы свободного художника Л. Н. Басовой-Гольдберг. Еще через два года (18 октября 1909 г.) в Перми были открыты музыкальные классы при местном отделе Императорского Русского музыкального общества, а с 14 октября 1911 г. при них же, кроме этого, существуют классы хорового пения.

Довольно монотонная зимою жизнь Перми изредка оживлялась концертами приезжающих знаменитостей. Из них заслуживают особенного внимания концерты короля теноров Собинова (25 мая 1910 г.), «шведского соловья» Альмы Фострем (9 и 21 мая 1891 г. и 17 мая 1898 г.), исполнительницы цыганских песен А. Д. Вяльцевой (5 и б октября 1910 г.) и русских песен Н. В. Плевицкой (2 марта 1911 г.) и следующих артистов и артисток Императорских театров: Н. Фигнера, тенора (20 февраля 1907 г.), Долиной, контральто (22 мая 1903 г.), М. А. Михайловой, сопрано (22 мая 1903 г. и 26 мая 1905 г.), Лабинского, тенора (17 мая 1909 г.), А. В. Смирнова, баритона (20 апреля 1908 г. и 10 мая 1911 г.), В. Н. Петровой-Званцевой, меццо-сопрано (16 февраля 1909 г.), Морского, тенора (20 марта 1907 г.), Серебрякова, баса (16 мая 1903 г.), Южина, тенора (15 апреля 1897 г. и в мае 1909 г.), баритона Тартакова (26 и 28 апреля 1909 г.), баритона О. И. Ка-мионского (24 февраля 1909 г.).

В Перми неоднократно (1887, 1898, 1904 гг.) давал со своей капеллой концерт известный исполнитель славянских и русских песен Д. Д. Агренев-Славянс-кий. 19 сентября 1891 г. в Перми происходил концерт на гармониуме дирижера Павловского оркестра В. И. Главача, зимой 1893 г. дан был концерт скрипача К. Думчева, 14 и 16 сентября 1894 г. пианиста Рейзе-науэра, 15 ноября 1907 г. скрипача Ауэра.

Кроме того в Перми начали устраиваться местными силами духовные концерты. Так, 20 марта 1903 г. дан был такой концерт регентом архиерейского хора П. К. Потеряйко. 23 ноября 1910 г. в здании Ека-терино-Петровского городского училища исполнено было хором любителей под управлением регента прекрасного хора Рождество-Богородицкой церкви П. Е. Степанова в первый раз оратория Гайдна «Семь слов Спасителя на кресте», а 2 декабря 1911 г. оратория «Самсон».

Большою популярностью среди жителей Перми пользуются также концерты, устраиваемые воспитанниками духовной семинарии.

 

Выставки

 

От времени до времени в Перми устраиваются выставки. Прежде всего к ним нужно отнести художественные выставки картин. Устроителями их являются или местные или приезжие художники. Так, в конце декабря 1900 г. и в начале января 1901 г. в Перми были выставлены картины Урала художника Денисова-Уральского, из них особенно сильное впечатление производила картина «Лесной пожар». В апреле 1902 г. в Перми открылась выставка также уроженцев Пермской губернии художников Сведомских; некоторые из их картин до сих пор украшают стены Пермского научно-промышленного музея. В октябре 1904 г. приезжий художник А. А. Сахаров выставил в Перми несколько картин из русско-японской войны. В мае 1907 г. в Пермском общественном собрании была открыта выставка картин польских художников, иллюстрирующих сочинения г. Сенкевича. В конце того же года подобная же выставка картин местных художников состоялась в Пермском научно-промышленном музее. С 1910 г. ежегодно весной в Перми устраиваются выставки картин местных художников, организуемые вновь возникшим в Перми обществом живописи, ваяния и зодчества. Из них в 1911 г. большую сенсацию произвела картина Чиркова «Именины», снятая потом с выставки. На весенней выставке 1912 г. особенно выделялись картины «Село Пушкино» А. А. Беляева, «На дне морском» А. Н. Зеленина и картины В. А. Мамаева, Николаева, Мальцевой и др.

Помимо художественных выставок в Перми бывают и другие. Так, в июле 1901 г. во время чтения педагогических курсов при Пермском научно-промышленном музее были выставлены учебные пособия. Подобная же педагогическая выставка, организованная обществом содействия начальному образованию, была устроена в Екатерино-Петровском училище в конце 1911 г. и начале 1912 г.

Были в Перми и научные выставки.

В июне 1894 г. в Пермском общественном собрании была выставлена археологическая коллекция обстановки древней Чуди Ф. А. Теплоухова, а в мае 1904 г. там же была открыта этнографическая выставка Бернова.

К приезду в Пермь председателя Совета министров П. А. Столыпина в сентябре 1910 г. Пермское губернское земство устроило выставку сельскохозяйственных орудий и предметов кустарного производства местных мастеров.

Пермское уездное земство в 1897 и 1911 гг. устраивало в Перми конную выставку, а общество сельскохозяйственного птицеводства ежегодно экспонирует два раза в год птиц.

При прогимназии М. Н. Зиновьевой и при Богородицкой школе ежегодно весной устраиваются выставки женских рукоделий.

 

Театр

 

В Перми театр как учреждение существует давно. Сначала было деревянное здание театра по Обвинской улице, но оно сгорело в 1863 году. После того был построен деревянный театр, впоследствии разобранный.

В конце семидесятых годов было приступлено к постройке каменного театра, который существует и теперь и представляет на вид довольно изящное здание, стоящее посреди площади и окруженное с трех сторон садом, находящимся от театра на небольшом расстоянии. В настоящее время, когда население Перми в сравнении с семидесятыми годами возросло почти втрое, театр уже тесен. К тому же он построен по старому типу: партер построен не на земле, а во втором этаже, вследствие чего целый ярус пропадает; также много места на балконе занято проходами, амфитеатр снабжен излишним навесом. Были проекты перестройки театра, но осуществление их не приводилось в исполнение. Теперь эти попытки, кажется, уже оставлены, и жители Перми мечтают о новом более удобном здании театра в Народном доме, который, вероятно, скоро будет в Перми.

В 1882 г. в Перми было построено деревянное здание летнего помещения общественного собрания. В нем были устроены сцена и зрительный зал очень небольших размеров. В половине восьмидесятых годов в конце сада общественного собрания была устроена открытая сцена, на которой ежегодно летом выступали хоры певиц, балалаечников, гармонистов, куплетистов и др. В конце же девяностых годов эта открытая сцена была сломана, и на месте ее построено довольно большое деревянное здание летнего театра, но оно сгорело.

Впервые жители города Перми увидели хорошую труппу и при том оперную зимой 1879/80 г. в еще неотстроенном каменном театре. Труппу содержал известный впоследствии антрепренер П. П. Медведев. Только 1 февраля 1880 г. постройка театра была окончена. С тех пор уже в Пермском театре ежегодно зимой играет какая-нибудь труппа — оперная, опереточная или драматическая.

Зимой 1880/81 г. труппу содержал тот же Медведев, но только уже опереточную, как наиболее дешевую, так как постановка и содержание оперы стоили Медведеву средств, несоразмерных с доходами небогатой пермской публики. Но и опереточная труппа, очевидно, не могла оправдать себя: в следующий сезон 1881/82 г. она сменилась драматической, содержимой товариществом артистов во главе с А. П. Бельским и М. Л. Гусевым. С тех пор драматическая труппа с каждым годом ухудшается все более, и пермская публика становится равнодушной к театру. Только в сезон 1884/85 г. труппа была много лучше в сравнении с 1883 г. Во главе ее стоял архитектор Турчевич-Глумов. В сезоны 1886/87 г. и 1888/89 г. в Перми снова антрепренером мы видим того же Медведева, содержавшего опереточную труппу[42]*. 16 сентября 1890 г. открылся сезон драмы под антрепризой Смелянского. В сезоны 1891/92 и 1892/93 гг. театр в Перми снимала Карцева, содержавшая довольно хорошую драматическую труппу. В следующие годы 1893 — 1894 и 1894 — 1895 г. в Перми играет опереточно-драматическая труппа, в первый год содержимая антрепренером Н. Е. Максимовым, а во второй тем же П. П. Медведевым.

В 1896 г. начинается целая эпоха в истории Пермского театра. Его берут под свое непосредственное попечение гласные городской думы, которые решают вести театральное дело за счет города; для непосредственного заведывания театром выбирается городская дирекция, которая и озабочивается приглашением артистов. Решено за счет города содержать оперную труппу повышенного состава, в состав которой вошли А. Н. Круглов (баритон), Шор-Плотникова (сопрано), А. Д. Городцов (бас), Д. Южин (тенор), Лугарти (тенор), Плауктин (бас), Парамонов (бас), Мелодист (сопрано), Ильющенко и Пушкарев. Публика валом повалила в театр. Общим любимцем был А. Н. Круглов. Театр сделался злобою дня. Пермь, казалось, только и бредила тогда театром. Благодаря городской дирекции Пермь обзавелась прекрасными декорациями. С того времени Пермь приобретает репутацию театрального города, а его жители получают кличку «опероманов». О такой любви к театру услыхали и в столицах. С этого времени ежегодно летом начинается приезд в Пермь на гастроли выдающихся артистов Императорских театров.

В сезон 1897/98 г. к прежней превосходной для провинциального города оперной труппе присоединяются: Шевелев (тенор), Закржевский (тенор), Асатурова (сопрано), Ткачев (бас) и Ковелькова (меццо-сопрано). Тот же состав играет и в сезон 1898/99 г.

В сезон 1899/900 г. в прежний состав приглашаются: Боброва-Пфейфер (колоратурное сопрано), Эйген (колоратурное сопрано), Амирджан (баритон), Арцимович (тенор), Резунов (тенор).

Оперная труппа приносила большие убытки городу, и потому в 1900 г. гласные городской думы отказались содержать оперную труппу. В сезон 1900/01 г. театр был сдан антрепренеру П. П. Струйскому, который содержал драматическую труппу. Пермская публика сразу охладела к театру. Некоторые из «опероманов» из протеста решили бойкотировать театр. Этот бойкот неприятно отразился на Струйском, который поставил хорошую драматическую труппу, в состав которой входили бывшая артистка Императорских театров Пальчикова, Свободина, Мострас, Щеглова, Дагмаров, Гофман, Зубов, Борисов, Бартенев — некоторые из них незаурядные и небезызвестные в театральном мире, но театр пустовал. «Опероманы» настояли на своем. Они так энергично возмущались драмой и так энергично воздействовали на гласных, что в 1901—1902 гг. снова была приглашена оперная труппа с общим любимцем А. Н. Круг-ловым, Пасхаловой (меццо-сопрано), Парамоновым и Россолимо (басами). В бенефис Круглова в этом сезоне происходило нечто не поддающееся описанию. При появлении бенефицианта опера была прервана, посыпался отовсюду дождь цветов и бумажных лент, аплодисменты и крики приветствия долго не смолкали. «Опероманы» из протеста драме, можно сказать, неистовствовали.

В сезоне 1902/03 г. в Пермском театре шли спектакли драматической труппы Никулина, в состав которой входили Никулина, Шеина, Лодина, Кони-Стрельская, Чекалова, Белозерская, Никитин-Фабианский, Долин, Хохлов, Чечин и др. Никулин ставил интересные по содержанию пьесы, которые довольно охотно посещались публикой.

Зимой 1903 и 1904 г. Пермский театр снимал антрепренер Кравченко, с условием в первый год дать оперу, во второй драму. В состав оперной труппы 1903 г. вошли следующие лица: Де-Вос-Соболева (колоратурное сопрано), Позднякова (лирическое сопрано), Горнот и Веселовская (меццо-сопрано), Лаврова (контральто), Саянов и Хлюстин (лирические тенора), Ошустович и Булатов (тенора), Рышков и Корсаков (баритоны), Мутин и А. Д. Городцов (басы), балет Чекетти.

С 1904 по 1907 г. в Пермском городском театре идут спектакли драматических трупп, Кравченко (1904-1905), М. Т. Строева (1905-1906), Левицкого (1905-1907). Первый и отчасти второй ставили довольно серьезные пьесы, что касается третьего, то при нем на сцене сказалось сильное влияние Конан Дойля и литературы этого рода. В первую половину . 1907 года шла сенсационная пьеса «Черные вороны» Протопопова, наделавшая много шуму. Во второй половине этого года, т. е. декабря, снова начались спектакли оперной труппы, в состав которой вошли: Позднякова (лирическое сопрано), Шмидт (меццо-сопрано), Лаврова (контральто), Альтшулер (баритон), Степанов (баритон), Мадаев (бас), Тиманина (сопрано), Хлюстин (тенор) и др.

В 1908 г. в Перми полусезонно шли спектакли оперной труппы и драматической (с декабря) Зарайской. В состав оперной труппы вошли: Де-Вос-Соболева (колоратурное сопрано), Ковелькова (меццо-сопрано), Спешнева (контральто), Леонидов (баритон), Евгеньев-Дарский (тенор), Булатов (тенор). Особенною любовью пермской публики пользовались Ковелькова и Леонидов.

В 1909 г.,осенью,театральный сезон в Перми начался спектаклями драматической труппы Зарайской. Среди артистов особенно выделялись Зарайская, Джвирблис и Васильев. С декабря того же года начались спектакли оперной труппы И. Я. Альтшулера, п которую вошли: Осипова и Негина (колоратурное сопрано), Ковелькова (меццо-сопрано), Леонидов и Горленко (баритоны), Комиссаржевский, Чернов и Чаров (тенора), Маратов (бас) и др.

Театральный сезон 1910 года был начат спектаклями драматической труппы Ф. Ф. Кирикова, которая с декабря сменилась оперной И. Я. Альтшулера. В последнюю вошли: Де-Вос-Соболева, Талина и Негина (колоратурное сопрано), Ковелькова и Евгеньева (меццо-сопрано), Чернов и Саянов (тенора), Леонидов и Зелинский (баритоны), Маратов и Шаповалов (басы).

В следующем 1911 году, осенью, театр снял выдающийся драматический артист Строителев, вскоре умерший в Перми. Состав его труппы, кроме него, был посредственный и после его смерти почти распался.

С декабря того же года в театре начались спектакли товарищества русской оперы.

С 1 октября 1912 г. по 24 февраля 1913 г. в Пермском городском театре давала спектакли оперная труппа товарищества артистов под антрепризою Лезина, в состав которой вошли: Тихонова (меццо-сопрано), Нестерова (колоратурное сопрано), Туманова (меццо-сопрано), Ланская (драматическое сопрано), Бо-гатикова (контральто), Сазонцева (сопрано), Каратов, Комиссаржевский, Ганф, Славин, Каншин (тенора), Хохлов, Тарновский, Лезин, Борисов (баритоны), Поплавский, Шекуров, Дейнар (басы)[43].

С 1894 г. особенно учащается приезд весной и летом в Пермь артистов Императорских русских театров на гастроли. Из них заслуживают особенного внимания спектакли Далматова (в июне 1894 г.), Г. Н. Федотовой (в мае 1897 г.), братьев Адельгейм (летом 1900 г.), Яблочкиной и Падарина (летом 1902 г., 1903 г., 1906 г. и 1909 г.), В. Ф. Комиссаржевской (в мае 1904 г.), Орленева (в августе 1904 г.), Петипа (в мае 1905 г.), Гайдебурова (в июне 1905 г.), К. А. Варламова (в июне 1907 г.), В. Н. Давыдова (в мае 1911 г.), передвижного театра Ге (в июне 1903 г.) и артистов Петербургского литейного театра (в июне 1911 г.), оперной труппы московского театра Солодовникова (в апреле 1908 г.), оперной труппы Шигаевой, среди которой был Клеменьев (в апреле 1909 г.), итальянской оперы Гон-салец (в августе 1911 г.) и разных опереточных малороссийских трупп.

Большинство из перечисленных гастролеров давали спектакли в городском театре, только спектакли опереточной и малороссийской трупп иногда происходили в летнем деревянном театре, теперь сгоревшем.

 

Цирк и другие зрелища

 

В Перми нет постоянного цирка, но с половины восьмидесятых годов прошлого столетия цирк начинает приезжать из других городов. Тогда же построено было деревянное здание цирка, теперь сломанное, на том месте, где ныне находится Екатерино-Петров-ское училище. Летом 1884 г. в Перми был цирк Труцци, собиравший большие деньги. С половины девяностых годов прошлого столетия цирк приезжает почти ежегодно, а в 1905 году на Дровяной площади построено деревянное здание цирка. В 1897 г. летом в Перми был цирк Боровского, в 1901 г. Малюгина, в 1902 г. Лар, в 1906 г. Сайковского, в 1907 г. Соболевского, в 1908 г. Бен-Сайда, в 1909 г. Лепехиной (Сибирский), в 191fr г. Труцци и в 1911-912 гг. Изако.

Цирк посещает преимущественно купечество и среднее сословие пермской публики. В последнее время цирковая публика сильно увлекается борьбою всевозможного рода. Что касается простого народа, то ежегодно почти на масленице или в Троицын и Петров день для него устраиваются различными предпринимателями балаганы на Дровяной площади.

Особенно много развлечений было в 1897 г. Тогда летом в Пермь приезжали зверинец Эйгус, музей восковых фигур Боцва, труппа дагомейцев; кроме того, устраивались балаганы, хождение по канату с подносом на голове, на котором был кипящий самовар, бег скорохода и т. п.

С 1907 г. в Перми появляются «Иллюзион», «Триумф», «Модерн» и др. электро-театры, привлекающие публику всех классов общества.

Кроме того в Перми иногда давали представления трансформаторы Франкарди (в 1911 г.) и Эрнали (в 1906 г), сеансы  магии Роберт Ленц (в 1902 г.) и клоун В. А. Дуров с дрессированными животными (в 1896 г.).

 

IV. Литература. Периодическая печать

 

Начало появления в Перми периодической печати нужно отнести к 1838 году, когда впервые в Перми появляется официальный орган «Пермские губернские ведомости». Сначала они представляли из себя исключительно официальные сведения, а в последствии к ним был присоединен и неофициальный отдел, состоявший большей частью из небольших статей по истории Пермского края. В восьмидесятых годах прошлого столетия деятельными сотрудниками неофициального отдела являются Д. Д. Смышляев и А. А. Дмитриев, помещающие в них ежегодно ряд статей по истории Пермского края. Тогда же в «Пермских губернских ведомостях» начинают появляться корреспонденции из разных мест Пермского края.

Но особенно «Пермские губернские ведомости» оживляются с ноября месяца 1894 года, когда по инициативе начальника Пермской губернии П. Г. Погодина происходит их коренная реформа. С этого времени они начинают выходить в значительно увеличенном размере и становятся в ряд лучших провинциальных газет. В них начинают печататься передовые статьи, телеграммы Северного телеграфного агентства, последние известия разных газет и журналов, внутренние и иностранные известия, значительно расширенный отдел местной хроники, фельетоны литературно-исторического и библиографического содержания, отдел «Среди газет и журналов», корреспонденции из провинции, иногда библиография и смесь. К сотрудничеству в газете привлекаются лучшие литературные силы губернии. Так, начинает выступать местный даровитый поэт С. А. Ильин, интересные фельетонисты Кричевский и Скугарев (псевдоним Гукс); местный историк А. А. Дмитриев продолжает помещать здесь свои статьи по истории Пермского края, а преподаватель гимназии Синицын пишет ряд очерков периодической печати. В 1906 году «Пермским губернским ведомостям» угрожает некоторый кризис, они временно сводятся опять к одному почти официальному отделу, и программа их значительно суживается. Только с 1909 года в них начинает уделяться внимание изучению местной жизни и обсуждению общественных вопросов.

В конце девяностых годов прошлого столетия в Перми появляется орган либеральной прессы «Пермский край», который, просуществовав несколько лет, прекращает свое существование и возобновляется с 1 ноября 1905 года, но он скоро опять прекращается и возникает опять ненадолго 19 марта 1906 г. под именем «Камский край». В 1910 и 1911 гг. продолжалась неоднократная попытка появления «Пермского края», но вскоре он прекратил свое существование.

С февраля 1906 года, когда развилась в Перми партийная жизнь, начал выходить «Пермский вестник» - орган союза русского народа, просуществовавший недолго. Он возобновил свое существование в июне 1912 г. как орган новой партии «националистов», появившейся в Перми, но просуществовал только до конца ноября того же года.

Кроме того в Перми издаются «Пермские епархиальные ведомости», орган епархиальной жизни, издаваемые с 1867 г. За 45-летний период существования «Пермских епархиальных ведомостей» в них помещено много статей по истории Пермского края и, в частности, Пермской епархии. Выходят они три раза в месяц, каждое 1, 11 и 21 число.

17 апреля 1871 года Пермской губернской земской управе разрешено издавать «Сборник Пермского земства» книжками в неопределенные сроки. Первым редактором его был первый председатель Пермской губернской земской управы Д. Д. Смышляев, а с начала 1900 годов он был заменен еженедельным изданием «Пермской земской недели» под редакцией Д. М. Бобылева, известного писателя по земским вопросам Пермской губернии. «Земская неделя», представляя из себя орган Пермского губернского земства, знакомит с деятельностью земств Пермской губернии и с жизнью крестьян.

Кроме того в Перми периодически выходят «Труды Пермского научно-промышленного музея», в котором помещаются научные статьи, и «Труды Пермской губернской ученой комиссии», в которых находят себе место статьи по истории Пермского края.

Помимо перечисленных в Перми выходят следующие периодические издания: «Врачебно-санитарная хроника Пермской губернии» (с марта 1908 г.), «Северная лесопромышленность» (с 1 января 1910 г.), «Известия счетоводного общества Пермско-Уральского края» (с сентября 1911 г.), «Искусство и жизнь» (с 16 октября 1911 г.), «Вестник землеустройства северного района» (с 1 января 1912 г.) и «Голос долга» - патриотический журнал (с 1 апреля 1912 г.).

 

Литература г. Перми

 

Литература, выходящая в Перми и издаваемая пермскими учреждениями и частными лицами, главным образом имеет своей целью изучение настоящего и прошедшего Пермского края. Первая попытка в этом отношении была сделана пермским губернатором Модерахом, под руководством которого составлено «Хозяйственное описание Пермской губернии», редактированное первым директором Пермской гимназии Н. С. Поповым. Это обширный и беспримерный по тому времени труд, заключающий в себе массу материала о Пермском крае. По словам знатока пермской истории Н. К. Чупина, «до появления описания Киевской губернии Журавского ни одна губерния не была так хорошо описана, как Пермская». Первое издание этой книги появилось в Перми в 1804 году в двух больших томах, второе — в 1811 —1813 гг. в трех томах.

Далее в начале сороковых годов XIX века известный писатель П. И. Мельников-Печерский в своих путевых очерках, помещенных в «Отечественных записках», описывал г. Пермь и Пермскую губернию[44].

Но особенный интерес к изучению Пермского края пробуждается в шестидесятых годах, когда появляются труды таких историков Пермского края, как Н. К. Чупин и Д. Д. Смышляев. В 1859 году Д. Д. Смышляевым выпущен из печати 1-й том «Пермского сборника», где помещены труды преподавателей Пермской мужской гимназии С. В. Ешевского, М. Я. Киттары и Н. П. Вагнера (потом профессоров Московского университета), Н. А. Фирсова (потом профессора Казанского университета), Я. И. Предтеченского и А. Д. Крупенина. Сборник вызвал лестный отзыв известного критика Н. А. Добролюбова, как первый труд местной литературы. В следующем  1860 году Д. Д. Смышляев издал 2-й том «Пермского сборника», но затем, за отъездом Д. Д. Смышляева за границу, издание прекратилось.

В 1873 году известный знаток Пермского края, директор горного училища в Екатеринбурге Н. К. Чупин начал печатать в приложениях к «Сборнику Пермского губернского земства» и отдельно свой замечательный труд: «Географический и статистический словарь Пермской губернии».

Через два года (в 1875 году) в печати появляется чрезвычайно ценный труд Д. Д. Смышляева «Источники и пособия для изучения Пермского края».

В 1879 году в Перми вышел первый опыт истории Пермской епархии - «Великопермская и Пермская епархия» протоиерея Е. А. Попова - труд, ценный в том отношении, что большей части описанного очевидцем был сам автор, но не чуждый крупных недостатков и теперь устаревший.

В следующем 1880 году статистическое бюро Пермского губернского земства выпустило обработанные местным статистиком Е. И. Красноперовым «Материалы для сельскохозяйственной статистики Пермской губернии» (выпуск 1-й — Красноуфимский, выпуск 2-й — Шадринский и выпуск 3-й — Верхотурский уезды).

Директор народных училищ Пермской губернии и председатель Пермской ученой архивной комиссии В. Н. Шишонко начал издание материалов о Пермском крае, напечатав 1-й том «Пермской летописи» на средства Пермского губернского земства. В настоящее время вышло семь томов этого издания — представляющих чрезвычайно ценный материал по истории Пермского края.

Второй председатель Пермской ученой архивной комиссии инспектор народных училищ Пермского уезда А. А. Дмитриев с 1889 года приступил к изданию точно таких же ценных материалов по истории Пермского края под именем «Пермской старины». Всего этого издания вышло восемь выпусков (1-й в 1889 г., 2-й и 3-й в 1890 г., 4, 5, 6-й в 1894 г., 7-й и 8-й в 1897г.). В 1888 году в Перми возникает Пермская ученая архивная комиссия, задавшаяся целью изучения Пермского края. В1892 г. она выпустила 1-й выпуск своих «Трудов», в 1893 г. - 2-й, в 1896 г. - 3-й, в 1901 г. - 4-й, в 1902 г.- 5-й, в 1903 г.- 6-й, в 1904 г. - 7-й, в 1905 г. - 8-й и 9-й, а в 1913 г. - 10-й выпуск. В этих «Трудах» помещено много ценного материала по истории Пермского края и список заслуживающих внимания архивных дел разных учреждений Прикамья.

Кроме того Д. Д. Смышляев приступил к изданию таких же материалов под именем «Пермского края», которых вышло три тома (в 1892 г., в 1893 г. и в 1895 г.). Последний том вышел уже после смерти автора, под редакцией А. А. Дмитриева.

Исполнившиеся юбилеи средних учебных заведений г. Перми вызвали литературу по истории этих учреждений. Так, по поводу исполнившегося 100-летия с года учреждения народного училища в г. Перми и мужской гимназии были напечатаны преподавателями гимназии «Историческая записка о Пермской мужской гимназии за 100 лет» А. А. Дмитриева (1886 год) и «Старейшее учебное заведение в г. Перми» А. В. Зверева (1908 г.). В 1886 году преподаватель Пермской Мариинской женской гимназии В. К. Сем-ченков напечатал «Исторический очерк Пермской Мариинской женской гимназии за 25 лет ее существования (с 1861 по 1886 г.)». 100-летний юбилей духовной семинарии вызвал появление в свет вторичного издания обстоятельного труда одного из ректоров семинарии архимандрита Иеронима (Лаговского) «История Пермской духовной семинарии» в двух темах, «Краткой исторической записки о Пермской духовной семинарии за 100 лет существования» — преподавателя духовной семинарии Н. Н. Новикова и «Список кончивших курс в Пермской духовной семинарии» священника И. Шестакова. В 1886 году в печати появился исторический очерк Пермского первого городского училища П. Н. Серебренникова.

Кроме того заслуживают большого внимания следующие отдельные труды по истории Пермского края: «Исторический очерк Пермского края» (1896 г.), «Очерки по истории губернского города Перми» (1889 г.) А. А. Дмитриева, «Исторический очерк Пермской епархии» священника И. Шестакова (1899 г.), «Пермская губерния в сельскохозяйственном отношении», издание губернского земства под редакцией П. А. Голубева (1894 г.), «Пермяки» профессора Казанского университета И. Н. Смирнова и труд под таким же названием земского начальника Яновича, «Описание Пермской губернии в почвенном отношении» профессора Казанского университета Ризоположенского и др.

В 1901 г. вышла подробная географическая карта Пермской губернии, составленная И. Я. Кривощековым. Попытка сделать географический очерк Пермской губернии была сделана также И. Я. Кривощековым, а затем инспектором Екатерино-Петровского городского училища в Перми Н. А. Бояршиновым в его учебнике по географии Пермской губернии, вышедшем впервые в 1910 году и в расширенном и дополнительном виде в 1912 году. Особенно количество трудов по изучению Пермского края увеличилось в последние три года. В 1910 году вышел большой и обстоятельный труд «Географическо-статистический словарь Верхотурского уезда Пермской губернии» И. Я. Кривощекова и «Список населенных мест Пермской губернии по уездам». В том же году вышел труд знатока горной промышленности Урала, долгое время служившего на Уральских заводах, Л. Е. Воеводина «Урал и его горная промышленность в пределах Пермской губернии».

Особенно богатая литература о Пермской губернии вышла в 1911 году, а именно: «Очерк истории Прикамья и Приуралья в эпоху закрепощения» (XVI и XVII вв.) В. Н. Трапезникова, «Иллюстрированный путеводитель по рекам Каме, Вишере и Колве», «Путеводитель по Каме, Вятке, Белой и Уральской железной дороге» Горшенина, «Записка князя Г. Е. Львова по вопросу об открытии высшего технического учебного заведения в северо-восточной части России», «Материалы по орнитофауне Пермской губернии» Ф. А. Теплоухова, «1-й артельный солеваренный завод на Урале» и «Ныробский узник» Н. П. Белдыц-кого, «Урал и его богатства» Денисова-Уральского, «Труды XIX съезда агрономов и представителей уездных земств Пермской губернии за 10 лет», «Систематический свод постановлений Пермского губернского земского собрания» (выпуск 5-й, 1870-1907) и «Труды 1-го съезда лесопромышленников Пермского края».

В 1912 году вышла из печати книга Неопиханова «Железнодорожные пути Урала», а в 1913 году брошюра В. Верхоланцева «Летопись г. Перми с 1890 по 1912 г.».

Много также исторических сведений о Пермском крае периодически печаталось в адрес-календарях Пермской губернии и епархии. Описание некоторых сторон быта жителей г. Перми можно встретить в произведениях Д. Н. Мамина-Сибиряка и Ф. М. Решетникова[45].

 

V. ПЕРМСКОЕ ЗЕМСТВО[46]

 

Великими реформами Императора Александра II было предоставлено выборное начало и некоторое самоуправление учреждением земств. Пермское губернское земство является одним из передовых и образцовых во всей России благодаря кипучей деятельности его первого председателя Д. Д. Смышляева. В течение десятилетнего управления Д. Д. земским делом в Пермской губернии возник целый ряд полезных учреждений.

16 мая 1870 г. была открыта Пермская уездная управа, a ll августа того же года губернская управа. Председателем первой был избран М. И. Любимов, а председателем второй Д. Д. Смышляев. Уездная управа поместилась в деревянном здании на углу Пермской и Верхотурской улиц, а губернская тоже в деревянном доме у Сибирской заставы. 21 июня 1870 года в здании Благородного собрания было открыто первое земское собрание, на котором председательствовал А. Н. Всеволожский.

Деятельность Пермского губернского земства была направлена прежде всего на лучшую постановку медицинского дела в губернии. Так, 14 мая 1871 г. им был открыт бесплатный приемный покой для бедных, 24 августа того же года родильное отделение, 29 апреля 1872 года учреждена санитарная комиссия, 1 августа 1872 г. был собран первый съезд врачей для обсуждения устройства санитарной части в губернии, в октябре 1872 г. открыта амбулаторная лечебница для домашних животных, 1 ноября 1872 г. явилась земская ветеринарная фельдшерская школа для подготовки фельдшерского персонала в губернии, теперь не существующая. Помимо этого, Пермским губернским земством открыты типография (1 октября 1874 г.) и «Статистическое бюро» (1876 г.). После ухода Д. Д. Смышляева (1880 г.) деятельность земства уже не отличается такой интенсивностью.

В 1886 г. учреждается на средства земства санитарная станция, а 7 января 1894 года по инициативе Е. И. Красноперова открывается кустарно-промышленный банк. 19 февраля 1880 года Пермское губернское земство ассигнует 60 000 рублей на нужды учебно-воспитательных и благотворительных заведений. Деятельность земства направляется на народное образование и развитие кустарной промышленности. Для облегчения сбыта кустарям своих изделий в 1890 году на Сенной площади устраивается в особом деревянном здании постоянная выставка кустарных изделий. В том же 1890 году губернским земством основывается колония для душевнобольных на Липовой горе на 9 версте по Сибирскому тракту.

С 1870 года земство имеет свой орган «Сборник Пермского губернского земства», замененный в начале 1900 годов «Земской неделей», выходящей еженедельно. В 1895 году Пермское губернское земство рассылает книги для 28 библиотек. 9 декабря 1901 года при нем открыт книжный склад. Летом 1909 г. на казанской научно-промышленной выставке Пермское губернское земство имело свой отдельный павильон, где экспонировали изделия кустарей Пермской губернии и земледельческие орудия, изготовленные в пределах Пермской же губернии. То же самое губернское земство выставляло и на Омской сельскохозяйственной выставке, где экспонатам присуждена малая золотая медаль. Осенью 1910 года в Перми в здании Пермского губернского земства была открыта сельскохозяйственная и кустарная выставка.

Председателями Пермской губернской земской управы были: Д. Д. Смышляев (1870 — 1880 гг.), А. М. Суворов (1880-1883 гг.), К. Я. Пермяков (1883-1890), А. А. Попов (1890-1897), В. В. Ковалевский (1897-1903), П. В. Калина (1903-1906), И. П. Бенедиктов (1906 — 1909) и А. И. Мухлынин (с 1910 года).

В Пермском уездном земстве после М. И. Любимова председателем был избран А. А. Маллеев (с 1887 до 1905 г.), а ныне (с 1905 г.) А. И. Кирпищиков.

31 марта 1883 года 11-е чрезвычайное Пермское уездное земское собрание пожертвовало 10000 рублей на сооружение здания Пермской Мариинской женской гимназии, в ознаменование предстоявшей 15 мая 1883 года коронации Их Величеств.

В 1885 году при уездном земстве учреждена сберегательная касса.

С 14 октября 1887 года Пермская уездная земская управа поместилась в собственном, занимаемом ею теперь, помещении по Пермской улице, между Сибирской и Оханской улицами. Дом этот приобретен земством за 15 000 рублей.

В1888 году при уездной земской управе, точно так же, как и при губернской, учреждается комитет для содействия кустарной и другим отраслям промышленности. В том же году уездное земство устраивает первый склад изделий кустарей для облегчения их сбыта.

27 июня 1897 года и 28 июня 1911 года уездное земство устраивает выставку лошадей.

С 16 июня по 15 июля 1911 года в Екатерино-Петровском городском училище уездным земством устраиваются педагогические курсы для учителей земских школ Пермского уезда[47].

 

VI. Медицинская помощь в Перми[48]

 

Волею Императрицы Екатерины в губернских городах были учреждены приказы общественного призрения, имевшие целью дела благотворительности. С учреждением Пермского наместничества 1781 г. возник таковой и в Перми. На первых же порах члены его позаботились о приглашении на службу докторов, лекарей, костоправов, бабок, повитух и прочего медицинского персонала, а также о сооружении в Перми госпиталя, богадельни и аптеки. Госпиталь был построен в 1786 г. на средства Приказа общественного призрения, при участии частных пожертвований. Один из помещиков Пермской губернии Н. Лазарев изъявил желание построить в Перми за свой счет больницу для заразных и привития оспы и давать на ее содержание до его смерти 1200 руб. ежегодно. Госпиталь был построен на площади около Петропавловского собора. При нем же была отдельно сооружена на средства Лазарева больница для больных венерическими болезнями и для привития оспы. Первыми городскими врачами г. Перми были доктора Карл Крон (1781-1783) и Михаил Гамалея (1783-1797), место которых в 1797 г. занял незабвенный для пермяков «Пермский Гааз» Федор Хрис-тофорович Граль. Благодаря энергии пермского губернатора К. Ф. Модераха в декабре 1797 г. была окончена, а в марте 1798 г. открыта для приема больных городская больница на 25 кроватей, занимавшая целый квартал по Вознесенской улице, около Старого кладбища. Она была перестроена из старого корпуса рабочего дома и представляла из себя деревянное чдание на каменном фундаменте, огороженное палисадником. В 1807 г. это здание было обшито тесом и у него выкрашена крыша. Врач больницы Граль не только служил при ней бесплатно до 1818 года, но и содержал на свой счет больных. Только в 1800 г. ему было выдано единовременно 200 рублей. В 1797 г. в Перми была открыта врачебная управа, которой подчинена городская больница. Лекарства для больницы получались из так называемой казенной аптеки, основанной еще при наместничестве, а 1 декабря 1812 г. Приказ общественного призрения открыл свою аптеку. Вместе с больными в городской больнице помещались и умалишенные. На Вознесенской улице больница находилась 36 лет, т. е. до 1833 года, когда она была закрыта, а больные переведены во вновь открытую Александровскую больницу. Во время губернаторства Модераха (1796 — 1811) больница поддерживалась в приличном виде, но при его приемниках Гермесе и Криденере, мало обращавших внимания на дела призрения, больница за неимением средств едва влачила существование. Вследствие ветхости губернатором Тюфяевым городская больница была переведена в каменный дом купца Пономарева, принадлежавший тогда Приказу общественного призрения на Черном рынке, где еще недавно помещалась богадельня губернского земства.

В 1824 году в Перми был император Александр I. Обозревая заведения Приказа общественного призрения, он сказал губернатору К. Я. Тюфяеву: «Не мешало бы позаботиться о приведении заведений Приказа в лучший вид, а то они у вас настоящие руины, хотя и содержатся в примерном порядке». Эти слова государя подали мысль Тюфяеву устроить новую больницу, приспособив для нее пустовавший генерал-губернаторский дом, на что было получено Высочайшее соизволение. Для увеличения средств больницы Тюфяев в день своих именин, 14 февраля 1825 г., предложил подписку в пользу больницы, а 25 апреля того же года дан был концерт с той же целью. Все сословия общества горячо отозвались на это благое дело и с 1825 по 1836 г. было собрано 437 127 руб., что при дешевизне материала и работ того времени представляло из себя цифру очень солидную. Такие средства подали повод Тюфяеву устроить на эти средства уже не одну больницу, но и воспитательный дом, богадельню и училище детей канцелярских служителей, но Министерство внутренних дел предложило ему начать постройки с больницы и дома умалишенных, как учреждений более необходимых. Место для больницы Тюфяевым было выбрано у Сибирской заставы, где ныне здание губернской земской управы, но Министерство внутренних дел это место нашло неудобным и указало другое, по Большой Ямской улице, где оканчивается бульвар, т. е. на нынешнее место больницы. 16 мая 1827 г. происходила закладка здания больницы и дома умалишенных. Оба дома кончены кладкою и покрыты в 1830 г., тем не менее окончательная отделка затянулась до 1833 года. Много раз ее свидетельствовали, и все-таки работ от подрядчика Крылова не принимали. Приезжала даже комиссия из Петербургского строительного департамента, которая приказывала вырывать ямы перед фундаментом для освидетельствования его кладки и проламывать стены для проверки количества кирпича, употребленного на них. Наконец, в октябре 1833 г. больница и здание для умалишенных приняты Приказом общественного призрения. 17 ноября 1833 г. больные переведены в новые здания, а 6 декабря 1833 г. освящена церковь во имя св. Александра Невского. Больница названа Александровской в память посещения Перми императором Александром в 1824 году. В 1856 г. в Перми был закрыт существовавший независимо от больницы военный госпиталь, больные из него переведены в Александровскую больницу, вследствие чего число кроватей от 60 возросло до 300. За период времени 1856—1870 гг. больница и дом умалишенных, будучи оставлены без должного внимания, пришли в упадок. Возрождение Александровской больницы начинается со времени передачи ее в руки губернского земства в 1870 г. 24 августа следующего 1871 г. при ней было учреждено родильное отделение. Для заразных больных решено сделать отдельное помещение, для чего в 1875 году построен был за бульваром первый заразный барак. Еще ранее, 6 ноября 1874 г., освящено вновь перестроенное помещение для душевнобольных.

В настоящее время Александровская больница помещается в двух больших каменных корпусах и в целом ряде деревянных за бульваром. В первом из них, построенном в 1830 году, находится церковь и терапевтическое отделение, во втором, построенном в 1907 году, хирургическое отделение и покой родильниц. За бульваром находится целый ряд каменных и деревянных зданий, относящихся к Александровской больнице, именно деревянная Успенская церковь и покойничная, бактериологическая станция, приготовляющая различные сыворотки для предохранительных прививок (с 1897 года), электрическая станция и водопровод для обслуживания Александровской больницы, заразные бараки, прачечная и т. п.

С половины восьмидесятых годов прошлого столетия при больнице существовали курсы для подготовления фельдшерского и акушерского персонала в губернии, а с 15 сентября 1911 г. при больнице с той же целью открыта фельдшерская школа.

В настоящее время Александровская больница содержится на средства Пермского губернского земства, расходует ежегодно свыше полумиллиона рублей, рассчитана на 430 кроватей, имеет приют душевнобольных на 800 кроватей, с персоналом, состоящим из 14 врачей и многочисленного штата служащих и прислуги.

Особенно выдающимися врачами, служившими при Александровской земской больнице, являются: прекрасный хирург А. Ф. Цандер (1879-1903 г.), офтальмолог Е. П. Серебренникова (ск.1897г.), превосходный диагност и терапевт В. М. Виноградов (ск.1909 г.), знаток нервных болезней В. В. Белоруссов (ск.1910 г.). Последние два скончались, сделавшись жертвами служебного долга, заразившись от больных сыпным тифом. Благодаря инициативе врача А. Я. Пономарева на Липовой Горе, на 9-й версте от г. Перми по Сибирскому тракту, устроена колония для душевнобольных, где последние занимаются полеводством, садоводством, огородничеством и пчеловодством. Зимой им позволяется катание с гор и на коньках и частое пребывание на свежем воздухе, кроме того для привлечения душевнобольных к деятельности открыты столярная, слесарная, сапожная, швейная, ткацко-ковровая и кузнечная мастерские.

Александровская больница обслуживает весь город Пермь и его отдаленные окрестности и пользуется громадной популярностью среди бедного и деревенского населения.

Пермь отличается сравнительно здоровым климатом. Здесь нет никаких так называемых местных болезней. Эпидемии, хотя и достигали Перми, но на сравнительно непродолжительное время. Так, в Перми была холера в 1848 г., 1853 г., 1866 г., 1870 г., 1871 г., 1892 г. и 1910 г. В 1910 году она скоро прекратилась, унеся немного жертв. Что касается холеры 1892 г., то она была довольно продолжительна и упорна и оставила тяжелое воспоминание у жителей г. Перми в виде холерного кладбища. По улицам тогда возили черные засмоленные гробы. В1892 году борьба с холерой велась энергично благодаря городской думе, которая ассигновала 30 000 рублей на это дело.

В настоящее время в городе имеется городская амбулатория в заведывании одного врача. При этой же амбулатории производится ежедневно бесплатно прием глазных больных врачом-специалистом. Заразными бараками заведует второй городской врач. Лечение бедных больных на домах производится обоими врачами, для чего город разделен на два участка. Осмотр городских школ производится двумя городскими врачами и санитарным врачом. Санитарной частью заведует особый санитарный надзор.

Кроме Александровской больницы и городского приемного покоя в Перми есть еще община Красного Креста, при которой в 1906 году открыт родильный покой. Для подачи акушерской помощи на домах бесплатно бедным жителям г. Перми приглашена городская акушерка. На медицинскую и ветеринарную части город в 1910 году расходовал 42 900 рублей, из них на санитарную часть - 13 840 руб. и на ветеринарную - 5 175 руб.[49]

Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и русско-японской 1904-1905 гг. г. Пермь сформировывал врачебную помощь и отправлял ее на театр военных действий. В 1877 г. Пермский санитарный отряд во главе ординатора Александровской больницы П. Ф. Крамера начал свою деятельность на станции Новоукраинка Елизаветградской железной дороги. 12 февраля 1878 года Пермский госпиталь осматривал известный хирург Н. И. Пирогов и нашел в нем образцовый порядок[50].

Во время русско-японской войны Пермским отделением Красного Креста устроен был лазарет, рассчитанный на 200 кроватей, с врачом В. А. Хомяковым во главе. В числе врачебного персонала Пермского лазарета были также А. Н. Варфоломеев, Е. Ф. Шрей-бер, А. П. Штейнфельд и Н. Е. Костромин[51].

С 1 января 1907 г. при Надеждинской общине Красного Креста была открыта терапевтическая лечебница с хирургическим при ней отделением[52].

Большую помощь населению Перми оказывает также карета скорой помощи, начавшая функционировать с 26 февраля 1911 г. Она начала действовать в Перми благодаря инициативе супруги начальника губернии Н. И. Лопухиной, энергично взявшейся за собирание средств для нее. Особенно ценна бывает деятельность «скорой помощи» ночью[53].

11 апреля 1912 г. в Перми открыта Пермским отделением Всероссийской Лиги для борьбы с туберкулезом амбулатория для легочных больных[54].

 

VII. Благотворительность в Перми

 

Начало благотворительности в Перми относится ко времени основания самого города. Так, в числе учреждений нового города в 1781 г. упоминается Приказ общественного призрения. Этот приказ на первых порах имел довольно широкую сферу деятельности. По крайней мере, известно, что на его средства была основана первая школа в 1783 году. Очевидно, школы входили тогда в область ведения этого Приказа. Относительно его деятельности нет определенных и точных сведений. Известно только из «Хозяйственного описания Пермской губернии», что ему были подчинены дом для сирот и городская богадельня, помещавшаяся в двух деревянных домах у Старого кладбища, при этом в одном из них жили мужчины, а в другом женщины.

27 декабря 1839 г. Высочайше утверждено положение о детских приютах с тем, чтобы были приняты меры для приведения в исполнение Высочайшей воли о распространении в Пермской губернии, наряду с другими, детских приютов. Вследствие этого пермским губернатором И. И. Огаревым была открыта подписка по всей губернии, которая дала к 1848 году 3836 руб. 34 коп., а к 1850 г. достигла уже свыше 10 000 рублей. Это дало возможность к открытию Пермского губернского детского приюта, который и открыт 1 мая 1850 г. Число призреваемых при открытии приюта достигло 46 человек, из них 10 мальчиков и 36 девочек. Тогда же на собранные средства куплен был дом для помещения приюта, но он оказался мало удобным и был продан, при этом новый хозяин проданного дома уступил за 11 650 руб. для приюта свой двухэтажный каменный дом на углу Кунгурской и Покровской улиц, в котором приют находится до сих пор. 4 февраля 1860 г. при приюте открыто ночлежное отделение на 10 человек, а в 1863 г. положено начало образованию сиротского капитала, который в 1900 г. возрос до 2630 руб. 73 коп. Когда возросли средства приюта, то представилась возможность выстроить двухэтажный каменный пристрой к приютскому зданию по Кунгурской улице для помещения первых двух ремесленных классов, открытый 7 декабря 1886 г. и стоивший до 15 000 рублей. Воспитанницы стали заниматься рукоделием, шитьем и стиркой белья. В 1896 г. приступлено к постройке каменного двухэтажного корпуса по Кунгурской улице для помещения кулинарного и прачечного классов, открытие которых последовало 24 января 1899 г. В кулинарном классе обучаются и посторонние, же лающие научиться кулинарному искусству. При классе существует столовая, где ежедневно отпускаются обеды. В 1900 г. стоимость всех приютских зданий достигала 60 000 руб., ежегодный расход определялся в 14 000 руб., основной капитал представлял из себя сумму в 72 593 руб. 39 коп. В приюте постоянно призревалось 85 девочек. Особенно большую материальную помощь приюту оказала Е. И. Любимова, состоявшая более 25 лет попечительницей приюта.

В 1862 г. 10 июня в Перми появляется дамское попечительство о бедных, деятельность которого выразилась в основании начального училища в Перми и, главным образом, в открытии 3 ноября 1863 г. «Убежища детей бедных». К 1 января 1866 г. в нем было уже 95 человек. Последнее учреждение существует до настоящего времени.

Оно открыто по инициативе супруги начальника губернии А. Г. Лошкаревой. Сначала оно помещалось в доме, где была городская дума, на углу Соликамской и Верхотурской улиц; в конце семидесятых годов для него был начат постройкой дом на площади Петропавловского собора, но так как у «Убежища детей бедных» не оказалось средств на постройку большого дома, то на помощь ему пришли известные благотворители Ф. и Г. К. Каменские, которые в марте 1882 г. приобрели на свои средства каменный двухэтажный дом с флигелем, на углу Покровской и Верхотурской улиц, и пожертвовали его для помещения убежища. Дом был заново перестроен теми же братьями Каменскими и приспособлен для «Убежища детей бедных», которое и перешло в него 1 ноября 1883 г. В деле внутреннего благоустройства убежища много потрудилась А. Г. Семевская, супруга управляющего Пермским отделением государственного банка. Еще 24 ноября 1867 г. убежище было принято под Высочайшее покровительство Государыни Императрицы Марии Александровны. В память этого события, а также в ознаменование события 17 октября 1888 г. при убежище 22 июля 1889 г. заложена отдельная каменная церковь во имя св. Марии Магдалины на средства частных лиц, освященная 3 ноября 1892 г. В настоящее время кроме общежития при Магдалининском приюте помещаются: училище, столярная, переплетная, сапожная и рукодельная. Капитал в 1910 г. достигал 57 565 руб., а с инвентарем 138 763 руб. Теперь в нем призревается 75 человек[55].

Затем на Обвинской улице (№ 60) помещается детский приют-ясли ведомства Императрицы Марии. Собственного здания, за неимением средств, приют не имеет. В квартире четыре комнаты и кухня, приходящих ежедневно бывает от 10 до 12 человек, которых утром родители приносят, а вечером уносят. Дети получают от приюта пищу, белье, платье и обувь. (№148 «Перм. губ. вед.» за 1910 г.).

Есть еще приют-ясли, основанный в 1899 г. Ададуровой. Он помещается в конце Петропавловской улицы в собственном доме, построенном благодаря энергии Л. Я. Бенедиктовой. Средствами приюта-яслей являются: пособие городской думы 100 руб., губернского земства 100 руб., уездного земства 125 руб., Е. И. Любимовой 300 руб. и дохода от вечеров, лотерей и спектаклей. Дети воспитываются в приюте до 8 лет, а потом отдаются в Марие-Магдалининский или Рождество-Богородицкий приюты. В «дети» отдают чрезвычайно редко, всего было 2 случая за время существования, и то после наведения тщательных справок. Число приходящих колеблется от 6 до 20. Плата с приходящих взимается от 1 руб. до 1 руб. 50 коп. в месяц. Всего на приют расходуется в год 2000 руб., из них на каждого ребенка ежедневно приходится 18 коп. В пользу приюта принимается пожертвование старья. При доме имеется огород, за которым ухаживают все дети. В приюте содержится 75% круглых сирот и 25% полусирот; из них 60% крестьян, 30% мещан и 10% остальных сословий. (№ 148 «Перм. губ. вед.» за 1908 год).

В городе Перми есть также приют-ясли имени Григорьева, основанный в доме Григорьева, завещавшего свой дом и капитал городу на устройство приюта. Последний открыт 1 октября 1908 г.

Для призрения престарелых в г. Перми на углу Большой Ямской и Красноуфимской улиц имеется городская богадельня, основанная по постановлению Пермской городской думы 10 октября 1866 г. В 1879 г. при богадельне устроена деревянная церковь во имя св. Симеона Верхотурского, замененная в 1885 г. каменной на средства Каменских. В 1899 г. главный каменный корпус при богадельне надстроен вторым этажом и увеличен в размере. В настоящее время богадельня имеет 4 мужских палаты и 18 женских, в которых в 1910 г. помещалось 32 мужчины и 113 женщин. Главный контингент женщин — мещанки, мелкие торговки; кроме того, 24 женщины живут вне богадельни, получая 36 руб. в год. В1909 г. содержание ее стоило 9360 руб., в том числе 6175 руб. от города, 1445 руб. из запасного капитала и 1200 руб. от мещанского общества. Принимаются в богадельню не моложе 50 лет, но есть дожившие и до 90 — 95 лет. (№157 «Перм. губ, вед.», 1910 г.). Кроме этой есть еще богадельня земская, помещающаяся в пригороде Данилиха. Для приюта работоспособных 1 августа 1882 г. Пермским комитетом по разбору и призрению нищих открыт ночлежный дом на 100 мужчин, помещающийся по Петропавловской улице, между Верхотурской и Соликамской улицами. Здесь летом ночует от 100 до 110 человек, а зимой до 300. Расходуется на его содержание всего 480 руб. в год. Помещение для ночлежного дома ниже всякой критики, теснота и грязь всюду. В настоящее время есть проект устроить обширное каменное помещение для ночлежного дома со всеми новейшими улучшениями известным благотворителем Перми Н. В. Мешковым в память его покойной матери.

22 февраля 1898 г. в Перми был открыт дом трудолюбия по типу такового же в г. Кронштадте, устроенного известным протоиереем И. Н. Сергеевым-Кронштадтским, но дела его шли очень вяло, и в 1904 г. его взяло под свое попечение вновь возникшее в Перми 1 октября 1904 г. общество трудовой помощи. Цель этого общества — дать встать на ноги работоспособному, но впавшему в безысходную нужду человеку. Главное детище общества — дом трудолюбия. До декабря месяца 1912 года он помещался в наемном здании и двух флигелях по Вознесенской улице, а с 9 декабря 1912г. переведен в новое собственное прекрасное помещение – трехэтажный каменный дом, находящийся на углу Торговой и Брюхановской улиц. Средства дома трудолюбия (около 10 000 руб.) составляют пожертвования, членские взносы, доход от вечеров и главным образом доход от заработков работающих. Мужское и женское отделения дома изолированы. При доме трудолюбия находятся белошвейная, переплетная, сапожная и столярная, а также черное отделение, где треплют мочало, канаты для пеньки и пакли, делают швабры и веники. Особенно много работающих бывает зимою. Среди работающих встречается много лиц со средним и даже с высшим образованием.

Для призрения вдов на средства известной благотворительницы Е. И. Любимовой построен на Слудской площади каменный дом по плану архитектора В. В. Попатенко, стоящий 40 000 руб. Здесь бедные вдовы с детьми получают бесплатно хорошую квартиру с готовым освещением и отоплением. Кроме того, на 7-й версте от Перми по Сибирскому тракту открыта 1 ноября 1909 г. ремесленно-земледельческая колония и при ней земская школа. В ней призревается до 20 детей. Далее, в Перми есть несколько дешевых народных столовых-чайных, например, в переселенческом бараке, на набережной Камы, по Петропавловской улице в доме Быковой. Последняя устроена комитетом по разбору и призрению нищих. Этот комитет образовался давно и проявил очень большую деятельность в половине восьмидесятых годов, когда душою его был протоиерей Е. А. Попов, можно сказать, уничтоживший нищенство в Перми благодаря рациональной постановке дела благотворительности. Нищих в Перми тогда почти не было. Но после смерти протоиерея Е. А. Попова это благое дело забылось, и только в декабре 1911 г. возникло городское попечительство бедных, и город Пермь был разделен на 9 участков, в которых были открыты участковые попечительства о бедных.

Деятельность участковых попечительств нашла большое сочувствие в Пермском обществе и была особенно активна в 1912 г. Некоторые из попечительств открыли бесплатные столовые для бедных, устроили бесплатные завтраки в начальных школах для бедных учащихся, на произведенный на вербной неделе кружечный двухдневный сбор организовано было разговение при попечительствах. Каждый квартал города был поручен известному лицу, знающему бедное население квартала, которое и устанавливает, в чем главным образом нуждаются бедные его квартала и кому действительно нужна помощь. Последняя оказывается исключительно только материалами.

К благотворительным учреждениям города нужно отнести также училище и убежище слепых и училище глухонемых. Первое основано в начале девяностых годов прошлого века и помещается в прекрасном трехэтажном каменном здании с церковью 85. Второе существует очень недавно, не имеет собственного помещения и существует на взносы за право учения, пособия города и земства и на частные пожертвования. Большую благотворительную помощь оказывают также церковно-приходские попечительства, особенно Рождество-Богородицкое, открытое в декабре 1889 г. в ознаменование столетия существования Рождество-Богородицкой церкви, и Петропавловское, учрежденное 19 декабря 1893 г. Первое из них ежегодно в первый день Св. Пасхи устраивает разговение для 500 бедных.

Нужно думать, что рациональная и систематическая постановка дела благотворительности, к которой город приближается с учреждением участковых попечительств, со временем совсем уничтожит печальное явление нищенства на улицах.

 

VIII. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И ТОРГОВЛЯ

 

В начале XIX века в Перми существовало 5 салотопенных, 2 мыловаренных, 5 кожевенных и 8 кирпичных заводов. В них ежегодно вытапливалось сала до 5 000 пудов на 15 000 рублей в год, мыла вываривалось на 500 руб., считая пуд от 3 до 3 1/2 рублей, кожевенных товаров выделывалось на сумму 6400 рублей, при этом цена каждой тысячи кирпичей была от 5 до 7 рублей. Судя по оборотам, это были не столько заводы, как их называет «Хозяйственное описание Пермской губернии», сколько мелкие промышленные предприятия. В донесении губернатора Тюфяева в 1824 году единственным значительным промышленным заведением считается завод восковых церковных свеч Д. Е. Смышляева. Вообще, с основания города в нем не видно было никаких крупных предприятий, купцы и мещане занимались мелкими казенными подрядами, розничною торговлей, разработкой казенных заводских рудников, преимущественно же содержанием питейных заведений[56]. В сороковых и пятидесятых годах на Каме начинает развиваться судоходство.

В 1860 г. в Перми было 25 мелких фабричных заведений, при них работало 407 рабочих, и ценность их годового производства достигала 368 962 рубля. С развитием пассажирского пароходства в шестидесятых годах в Перми возникают более крупные заводы. Так, в 1858 г. англичанин Гуллет устраивает на берегу Камы механический и литейный завод, перешедший потом к Тету, а в 1878 г. к И. И. Любимову. Через шестнадцать лет (в 1874 г.) рядом с ним возникает другой такой же завод братьев Ф. К. и Г. К. Каменских для ремонта и постройки пароходов. В 1871 году на речке Данилихе открыт первый в России фосфорный завод Е. К. Тупицына; на следующий год там же начала свои действия бумажная фабрика Нечаева. В 1878 году по течению речки Данилихи устроена гвоздарно-шпильковая фабрика П. П. Калинина[57].

В настоящее время в Перми 140 фабрик, заводов и промышленных предприятий, из них наиболее крупными являются Мотовилихинский пушечный завод, 4 судостроительных и механических, 3 кожевенных, 2 канатных, гвоздарный, пивоваренные, спиртоочистительный, лесопильные, кирпиче делательные, а также конфектная и спичечная фабрики[58].

Что касается торговли, то она наиболее производится на трех ярмарках, бывающих 29 июня, 20 сентября и 24 ноября. На эти ярмарки приводятся для продажи лошади и привозятся различные кустарные изделия Пермской и соседних с ней губерний. Торговых предприятий в городе 904с денежным оборотом на 31 миллион рублей, из них на четырех рыночных площадях магазинов, лавок и ларей 794. Лучшими магазинами в Перми являются «Пермский Мюр и Мерилиз» Агафурова (галантерейный), Ижболдина (мануфактурный) и «Проводник» (резиновые изделия).

Лучшим показателем промышленности и торговли является деятельность кредитных учреждений. В Перми, как и в каждом большом городе, их несколько. Самый первый по времени учреждения банк в Перми это Марьинский, открывший свои действия 1 января 1863 г. с капиталом в 13000 рублей, завещанным городу уроженцем г. Перми Селенгинским купцом К. Г. Марьиным. Затем в сентябре 1870 г. в Перми открыто отделение Государственного банка, помещавшееся сначала в доме А. С. Любимовой, где теперь находится научно-промышленный музей, а с 22 октября 1896 г. переведенное в собственный дом на углу Покровской и Обвинской улиц. 27 марта 1873 г. в Перми возникло общество взаимного кредита, а в октябре того же года открыто Пермское отделение Волжско-Камского коммерческого банка. В царствование императора Александра в России возник крестьянский поземельный банк; отделение этого банка в Перми открыто 3 ноября 1888 г. и теперь помещается в собственном доме на углу Петропавловской и Обвинской улиц. В восьмидесятых годах XIX века статистик губернского земства Е. И. Краснопёрой хлопотал об открытии в Перми кустарного банка, который бы имел целью выдавать ссуды кустарям на материал с тем, чтобы повысить кустарную производительность губернии. Его хлопоты увенчались успехом: 7 января 1894 г. банк был открыт при губернском земстве с первоначальным капиталом в 116 000 рублей. В настоящее время кустарный банк закрыт и заменен кассою мелкого кредита. Далее 27 ноября 1906 г. открыто Пермское отделение Сибирского торгового банка, 14 января 1907 года Русского для внешней торговли банка, 10 января 1912 года в Перми открыт купеческий банк и 7 апреля 1912 года второе общество взаимного кредита.

 

IX. ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

 

К 1 января 1912 года у г. Перми числилось недвижимого имущества на 2 709 900 руб. и движимого на 45 613 руб. 57 коп., старой недоимки по городским сборам было 23 808 руб. 19 коп.; пассив составлялся из займов 2 129 172 руб. 36 коп., долгов к платежу 11 773 руб. 92 коп., переходящих сумм 56 878 руб. 63 коп., сборов для казны и земств 13 825 руб. 82 коп., сметных расходов 39 983 руб. 73 коп.; капитал городского общества, состоящий из домов, земель и других городских имуществ, достигал 2 755 513 руб. 57 коп.; общий баланс определился в 5 413 533 руб. 67 коп.

Наиболее крупные расходы за счет займов следующие: на электрическую станцию и водопровод 736 026 руб. 73 коп., на городской ломбард 211 981 руб. 36 коп., на постройку лавок 70 000 руб., на постройку Ольгинского училища 41000 руб., на городские дома на Черном рынке 27 401 руб., на постройку Нассоновс-кого училища 20 000 руб., на расширение станции 18,000 руб., на ремесленную мастерскую 6311 руб. 58 коп.[59]

 

РОСТ БЮДЖЕТА ГОРОДА ПЕРМИ[60]

 

Годы

 

Доходы

 

Расходы

 

Годы

 

Доходы

 

Расходы

 

1871

 

72000

 

61 000

 

1882

 

183564

 

164415

 

1872

 

84000

 

80000

 

1883

 

187597

 

187011

 

1873

 

80000

 

78400

 

1884

 

195295

 

195312

 

1874

 

77000

 

70000

 

1885

 

176216

 

187175

 

1875

 

87000

 

137000

 

1886

 

210742

 

201 968

 

1876

 

128000

 

143 000

 

1887

 

207 776

 

215361

 

1877

 

119000

 

145000

 

1888

 

199810

 

223 870

 

1878

 

130000

 

142900

 

1889

 

200 827

 

204 861

 

1879

 

169988

 

171 109

 

1890

 

212110

 

207179

 

1880

 

208 623

 

214 641

 

1891

 

207616

 

195076

 

1881

 

174335

 

176632

 

1892

 

214248

 

204 703

 

1893

 

198308

 

198638

 

1903

 

453 359

 

452 383

 

1894

 

207 623

 

187752

 

1904

 

453410

 

445 946

 

1895

217307

 

196559

 

1905

 

440 092

 

443 374

 

1896

232 241

 

203212

 

1906

 

508 724

 

502125

 

1897

234 334

 

229 962

 

1907

 

587 574

 

589153

 

1898

254 500

 

263 585

 

1908

 

668 231

 

697 967

 

1899

288 654

 

283 442

 

1909

 

743 062

 

742 941

 

1900

293 747

 

281 556

 

1910

 

777 480

 

777 480

 

1901

344 660

326 005

 

1911

 

911 206

 

911 206

 

1902

351 659

345 601

 

 

 

 

 

X. ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ

 

Впервые вопрос о необходимости проведения железной дороги через Пермь, как один из главных транзитных путей из Сибири и Урала в центр России, возник в Перми в начале 60-х годов. Еще в 1861 г. генерал-майор Рашет издал брошюру о необходимости проведения этой дороги. К единодушному желанию жителей г. Перми о необходимости иметь в Перми железную дорогу присоединился энергичный пермский губернатор Струве, который 5 декабря 1867 г. сделал представление министру путей сообщения о разрешении открыть в Перми комитет для обсуждения вопроса об Уральской железной дороге. Разрешение было получено, и 10 декабря следующего 1868 года в Перми открылся комитет для обсуждения вопроса о проведении железной дороги между бассейнами Волги и Оки. Комитет высказался за желательность проведения дороги. Пять лет прошло в переписке с Министерством путей сообщения и в разведках относительно продолжения пути, и только 18 ноября 1873 г. Высочайше утвержден устав «Общества Уральской горнозаводской железной дороги», а 22 февраля 1874 г. Высочайше разрешено приступить к постройке Уральской железной дороги от Перми до Екатеринбурга с ветвью к Луньевским каменноугольным копям. Строителем дороги был П. И. Губонин. Особенно сильно постройка железной дороги в Перми велась в 1876 г. На набережной были построены обширные каменные помещения вокзала, железнодорожного управления и мастерских. 24 августа 1878 г. открыто было движение по Уральской горнозаводской железной дороге между Пермью и Чусовой, а 1 октября того же года торжественно открыта вся дорога от Перми до Екатеринбурга на протяжении 468 верст. 1 же ноября 1879 г. открыто движение по Луньевской ветви, идущей к Луньевским каменноугольным копям.

С 1 января 1886 г. открылось сплошное движение поездов от Перми далее до Тюмени, а с 1 июля 1887 г. вся Уральская горнозаводская железная дорога перешла в собственность казны. С 1 января 1888 г. Екатеринбург-Тюменская железная дорога присоединилась к Уральской.

В половине девяностых годов появилась новая потребность в соединении железной дорогой бассейнов Камы и Северной Двины. Произведены были разведки, и 4 мая 1895 г. Государь Император повелел приступить к сооружению железной дороги Пермь— Вятка —Котлас. В Перми постройка новой железной дороги производилась летом 1897 и 1898 годов. Она соединилась с Уральской, прошла по берегу Камы, а через Каму сооружен был в 4 верстах от города прекрасный на вид железнодорожный мост. 1 января 1898 г. Уральская дорога переименована в Пермь-Тюменскую. Зимой 1899 г. открыто движение по Пермь-Котласской железной дороге. Кроме того, построены были в 1900 г. Лысьвенская ветвь, а в 1908 г. Салдинская в заводы того же имени. Обе последние строились на средства графа Шувалова и наследников Демидова и князя Сан-Донато.

Немного позднее прошла Северная дорога от Петербурга до Вятки, и с 1 октября 1905 г. открылось правильное пассажирское и товарное движение из Петербурга через Пермь в Челябинск и далее в Сибирь. 7 января 1908 г. через Пермь II прошел первый экспресс из Петербурга в Иркутск.

1 ноября 1909 г. открыта новая железная дорога Пермь — Кунгур — Екатеринбург, построенная для спрямления пути.

Начальниками Уральской, а затем Пермской железной дороги были: Н. С. Островский (1878-1889), Замятнин (1889-1893), А. М. Повалишин (1893Ш04), Матренинский (1904-1906), Свентицкий (1906-1909), С. В. Мошков (1909-1913 ) и А. Н. Тихомиров (1913г.)[61].

 

XI. ПАРОХОДСТВО В г. ПЕРМИ

 

Летописец г. Перми Прядильщиков говорит, что еще в начале XIX века пермский помещик Всеволожский применил паровую силу, пустив в верховьях Камы нечто вроде парохода, который появился у г. Перми в 1819 г. Потом по Каме долгое время ходили коноводные машины. Первый буксирный пароход у Перми появился в 1846 году. Он принадлежал Пермскому пароходному обществу, которое существовало до 1853 года. В следующем 1847 году новая пароходная компания «Гаке и Тет» построила также буксирный пароход. С 1848 г. по Каме начинается постоянное движение буксирных пароходов. В 1851 году всего буксирных пароходов, ходивших от Перми, насчитывается одиннадцать, в том числе пять нового Камско-Волжского пароходного общества. Далее количество пароходов с каждым годом увеличивается все более и более. Так, в 1855 г. И. Ф. Любимов, отец известного общественного деятеля, строит свой буксирный пароход, а в 1856 г. на Каме у Перми появляется новая пароходная компания Ильина и Севастьянова. К 1858 г. число пароходов настолько возросло, что явилась потребность в устройстве завода для постройки и починки пароходов, каковой и был устроен в том же году англичанином Гуллетом. С того же 1858 года по Каме начинается движение пассажирских пароходов, именно компания «Кавказ и Меркурий» пустила на Каму четыре волжских парохода. Это пассажирское движение с 1859 г. делается правильным от Перми до Нижнего Новгорода. Тогда же у Перми появляются три буксирных парохода двух новых компаний «Дружины» и «Соваж и Миронов». С 1860 г. по Каме открывается новая пароходная компания «Польза», построившая два пассажирских парохода и два буксирных. С этого же начинается движение пароходов вверх по Каме до Чердыни (Турчанинов) и по Чусовой. В 1861 г. количество пароходов, совершающих рейсы до Перми, достигает 43, из 12 пассажирских, 6 буксиро-пассажирских и 25 буксирных. Некоторые компании, например, «Польза», не выдерживают конкуренции и прекращают свое существование (1862 г.).

С 1863 г. устанавливается правильное пассажирское сообщение вверх по Каме до Усолья, а с 1864 г. у Перми появляются пароходы сарапульского купца Колчина, который заключил условие с казной о перевозке арестантов,в железных баржах — плавучих тюрьмах. Тогда же началось пароходное сообщение с Мотовилихой. С 1865 г. пароходство на Каме разрастается до таких размеров, что становится трудным следить. Этот год — год начала движения пассажирских пароходов братьев Каменских, которые пустили четыре парохода. С увеличением количества пароходов растет потребность в заводах для их постройки и ремонта. Таковые исправляют с 1869 г. Мотовилихин-ский завод, с 1874 г. Каменских, а с 1877 г. Любимова. В1876 г. на Каме появляются пароходы «Самолет», совершающие рейсы до Усолья, а с следующего 1877 г. начинают ходить двухэтажные пароходы американского типа, первенцем которых был «Березники». В том же 1877 г. устанавливается пассажирское пароходство Лунегова до Усолья и Чердыни. С 1878 г. у пароходов явилась опасная конкуренция: была открыта Уральская железная дорога. Это отражается на Камском пароходстве: компании «Самолет» (в 1880 г.), «Кавказ и Меркурий» прекращают свои движения, первая совсем, а вторая только пока вверх по Каме, а с 1883 года тоже совсем. Колчинские пароходы переходят к У. С. Курбатову ( 1881 г.), а потом к его наследнице О. П. Карповой (1885 г.). В 1884 г. на Каме появляются пассажирские пароходы известного кунгурского богача Кузнецова, проданные им через три года Григорьеву, который с 1886 г. взялся возить арестантов. Курбатовские пароходы с 1886 г. начинают ходить с одной баржей. В том же году Лунегов завел пароходы типа волжской компании «Зевеке» с колесом позади, а в следующем году у него явился конкурент - Черных. Тогда же появляются на Каме пароходы-баржи для перевозки керосина и несрти Нобеля. В 1888 г. возникает срочное движение по Чусовой и Сылве до Кунгура пароходов Брюханова и Мельникова. В навигацию 1889 года от Перми по Каме ходят уже 27 пассажирских пароходов, из них 10 принадлежали братьям Каменским, 4 Любимову, 9 Курбатову и 4 Григорьеву. Ввиду того, что пароходы Каменских и Любимова отходили в одно время, то появилось далеко не желательное для публики состязание этих пароходов, или, как говорят пермяки, «резня». Сильно развивалась деятельность машины, что при толчке могло вызвать взрыв котла. В Г892 году в Перми много толков возбудил пожар парохода Каменских «Григорий», хотя: при этом никто не пострадал. Затем пароходство Григорьева прекращается, а Луне-говское, по смерти владельца, переходит к Д. Е. Рже-вину; точно также ликвидировало свои дела пароходство О. П. Карповой в 1905 году. Но зато в 1906 году на Каме появляются пароходы двух новых контор М. К. Кашиной и «Надежда», переименованная теперь в «Русь». Последние исключительно товарные и имеют колесо позади. По Чусовой и Сылве в начале девятисотых годов ходили пассажирские пароходы Сорокина и Тупицына; но потом, вследствие мелководья, перебрались на реку Белую и теперь совершают рейсы между Уфой и Казанью. Также еще между Пермью и Осой ходят пароходы Истомина, а между Пермью и Косьвой — Беклемышева. Затем существует дачное пароходное сообщение между Верхними и Нижними Курьинскими дачами. В навигацию 1912 года по Каме от Перми ходил теплоход «Урал», обещающий начать новую эпоху в пароходстве, но первые его рейсы нельзя назвать удачными. С весны 1913 г. движение пароходства М. К. Кашиной прекратилось; эту фирму заменило общество «Кавказ и Меркурий», купившие пароходы у Кашиной.

 

XII. БЫТ ЖИТЕЛЕЙ ГОРОДА Перми

 

Первые сведения о жизни первоначальных обитателей г. Перми мы находим в «Хозяйственном описании г. Перми». Приступая к подробному описанию образа жизни жителей Перми, автор прежде всего останавливается на их жилищах. Дома небогатых пермяков обыкновенно устраивались из двух комнат — чистой «горницы» и черной избы, соединенных между собою длинными сенями из стоячих досок, в которых устраивались чуланы (кладовые) для хранения домашнего скарба. Наиболее же зажиточные строили двухэтажный дом, при этом весь дом занимался самим домовладельцем. Вверху жил хозяин с семьей, а внизу были кухня, жилище прислуги и кладовые. К дому в этих случаях пристраивалось высокое крыльцо.

После учреждения города дома уже начали строиться по плану, и количество комнат в каждом доме стало увеличиваться. Дом ставился на бутовом фундаменте и тянулся по улице сажен на 6 — 8, а в ширину (внутрь двора) от 4 до 6 сажен. К дому пристраивалось крыльцо, которое отделялось от выстроенного иногда для квартирантов флигеля воротами с калиткой. С крыльца дверь вела в прихожую, а из прихожей в зал.

Передняя часть дома состояла из зала и столовой. Далее шел коридор, по обеим сторонам которого находились кабинет, спальня, детская, а в самом конце дома кухня с чуланами. Большею частью последние находились внизу. При доме на обширной усадьбе устраивались амбары, погреба, конюшни, каретник, баня, иногда прачечная и сушильня для белья. При каждом почти доме насаждался садик, в котором строили беседку или просто стол со скамьями. У некоторых домов вверху устраивались антресоли (мезонин).

Внутри дома в переднем углу каждой комнаты было по одной или несколько икон, иногда в серебряных окладах и киотах. В некоторых киотах были вставлены венчальные свечи с цветами. При иконах находились вербы, пасхальные яйца, артос, просфоры. На окнах стояли комнатные растения, как-то: герани, кактусы, олеандры, гортензии, розаны, фикусы, кипарисы. В зале между окнами висели тяжелые зеркала, большею частию в рамках из красного дерева, а также портреты и картины. В зале же или гостиной обыкновенно стоял длинный широкий мягкий диван и кресла с деревянными спинками и мягкими подушками. Столы покрывались вязаными скатертями, обычно сделанными хозяйкою дома. В столовой стоял буфет, в верхней части которого были стеклянные дверцы, через которые можно было видеть фарфоровую и стеклянную посуду. Пол для чистоты и теплоты покрывался коврами или кошмами (войлоками), а коридоры и лестница холстяною тропинкою. Комнаты освещались сальными свечами, при этом для съема нагара при подсвечниках лежали съемы, вроде ножниц. Впоследствии сальные свечи были заменены стеариновыми.

Одежда у мужчин была короткая, за исключением духовенства, купцов и крестьян. Чиновники носили картузы с кокардой и шинели, купцы — бекеши и картузы. Дамские моды менялись, как всегда и везде. Почти в продолжение всей первой половины XIX века дамы носили пышные юбки с кринолинами.

Почти во всех домах строго соблюдались посты, при этом в Великий пост не ели рыбу, а довольствовались грибами, горохом, редькою и капустою с приправою конопляного масла. В мясоеды обычную пищу составляли щи, суп с лапшою, студень из ног, говядина, каша, кисели, по праздникам рыбные пироги и мясные пирожки, гуси, поросята, рябчики. Наиболее любимым блюдом являлись пельмени (маленькие пирожки из теста с мясом). Они готовились почти всегда в заговенье и во время приема гостей. В эти дни обычно весь обед состоял из пельменей, сначала в суп, потом вареных, наконец, жареных. Как говорят, что «без блина — не масленица, без пирога — не именинник», точно так же про пермяков можно сказать, что для них «без пельменей — не заговенье». В заговенье даже самые бедняки старались готовить у себя пельмени, хотя бы из «брюшины», т. е. из несъедобных частей мяса. Вечером в заговенье, говорит Мельников-Печерский, прогуливаясь по Перми, во всех домах можно слышать стук сечек о деревянные корыта.

Зимой по праздникам происходили катанья пермских граждан по Сибирской улице. Наиболее зажиточные катались на рысаках, запряженных в казанские сани, с медвежьим одеялом. У саней прежде устраивались «запятки», или место для стояния. По словам старожилов, пермские дон-жуаны и кавалеры, увидев знакомую катающуюся барышню, вскакивали на «запятки», здоровались и разговаривали во время катания, стоя на «запятках». Наговорившись и простившись, они соскакивали и вскакивали к другим. Ездили катающиеся медленно, лошадь за лошадью, чтобы рассмотреть знакомых.

На масленице для катания выбирался Проспект, или Кунгурская улица, где в последние дни масленицы играл военный оркестр. Кататься сюда приезжали не только обыватели Перми, но и Мотовилихи и окрестных сел и деревень, например, Верхних Муллов. Катались тогда на тройках, обычно приготовляемых ямщиками-татарами, при этом лошади украшались цветами, бубенчиками, лентами и расписной дугой. Сзади кошевы, т. е. больших саней с двумя скамьями, обычно красовался персидский или тюменский ковер с изображением сцен из жизни, животных и цветов. Катанье обычно кончалось в прощеный день при первом ударе соборного колокола к вечерне, когда большинство ехало в собор. Молодежь делала города из снега и брала их с бою, каталась с горы Слудки на санках на Каму и в город. Те же, кто не имел возможности кататься, гуляли или сидели на лавочках у домов, грызя подсолнечное семя или кедровые орехи. Последнее занятие у пермяков в шутку называлось «сибирским разговором». Летом же ездили на узких дрожках, где могли сидеть четверо, а некоторые мужчины, особенно военные, ездили на них, сидя верхом, спустив ноги в противоположные стороны. На Пасхе на очень длинных дрогах ездили певчие разных церквей «с концертом» по купеческим домам.

На святках пермская молодежь маскировалась, ходила по домам знакомых, а иногда и вовсе незнакомых, танцевали без конца под гармошку кадриль, хоронили золото, играли в туалет (?!), в фанты, иногда разыгрывали шайку разбойников. На Пасхе качались на веревочных и круглых качелях (каруселях). На каруселях, т. е. деревянных лошадях вокруг столба, не стеснялись вместе с детьми кататься иногда и весьма почтенных лет и веса папаши. На окраинах в Пасху девушки скакали на досках, а мальчики играли в крашеные яйца, бабки, городки, чехарду и т. п. Парни и молодые мужчины по праздникам устраивали кулачные бои, которые обычно происходили на Горках. Такие же бои устраивали гимназисты с семинаристами и ученики городских училищ между собою.

В радоницу, т. е. во вторник на Фоминой неделе, каждый пермяк считал своею обязанностью побывать на кладбище, отслужить панихиду по родителям, положить на их могилу крашеное яйцо, которое тотчас же подбиралось нищими. Так как здесь встречались знакомые, то к концу дня здесь устраивалось нечто вроде гулянья. В этот же день в некоторых домах накрывали стол, уставляли его кушаньями, кадили ладаном и называли по именам покойников, приглашая их прийти и откушать хлеба-соли.

В семик, или в четверг перед Троицыным днем, девушки пригородных деревень Данилихи и Гаркм пек «завивали березку», т. е. водили хороводы вокруг срубленной и украшенной лентами березки. I (осмотреть на это съезжалось много городских жителей.

Особенно многолюдные гулянья летом устраивались в Троицын, Петров и Ильин дни. В Троицу и на второй день жители почти всего города уходили на большое поле за Кунгурской улицей, между Сибирским трактом и опушкою леса. Здесь ставились карусели и качели, играла музыка, продавались в парусинных балаганах кедровые орехи, фуксинные пряники-коньки, конфеты, мармелад, сахарные, маковые плитки, сбитень, брага, квас, травник, домашнее пиво, кислые щи и т. п. В Духов день и в заговенье перед Петровым постом устраивали на Горках свое гулянье женщины так называемый «бабий праздник».

Как и всякий провинциальный город, Пермь ничем не отличается от других городов. Большинство домов в городе были деревянные и одноэтажные, только казенные здания были выкрашены большею частию в желтую краску. Почти у каждого дома был садик. Улицы были не мощены до восьмидесятых годов XIX века, и в осенние дни обыватели тонули в грязи[62]. Тротуары на главных улицах, сделанные к приезду Императора Александра I, скоро обветшали и не поправлялись. Более осторожные обыватели не решались ходить по ним во избежание увечья, так как многие из них имели большие отверстия, при этом нужно было балансировать на них, потому что доски их поднимались, подобно клавишам музыкального инструмента. Кроме того они состояли из трех плах, так что на них трудно было разойтись двум человекам, чтобы не задеть друг друга. Мелкие чиновники, завидя начальство, обычно сходили с тротуар, уступая их начальству.

До шестидесятых годов не было никакого освещения, и город в темные осенние вечера тонул во мраке. I la ночь каждый обыватель спускал с цепи собаку, и малейшее движение в городе вызывало неистовый собачий лай. Кроме того, стаи уличных собак преследовали всякого нарушителя общественной тишины. В силу этих обстоятельств редкий из обывателей рисковал появляться ночью на улицах. Летом по городу носились столбы пыли. Непредусмотрительная полиция не позаботилась полить улицы даже к приезду в Пермь Государя Наследника Александра Николаевича в 1837 году, и он, весь покрытый пылью, должен был закрыть от нее свое лицо, что лишило возможности пермяков рассмотреть царственного гостя. Ночью по улицам города ходили караульные, неистово стуча колотушками самого примитивного устройства. Площади и некоторые улицы города были покрыты травою, которую мирно пощипывали бродившие по городу в изобилии козы, на что полиция смотрела сквозь пальцы, особенно, если эти козы принадлежали кому-нибудь из «тузов» города.

Как и во всяком провинциальном городе, в Перми большую роль играли сплетни. Жизнь каждого обывателя была на виду, и в случае уклонения от известного шаблона подвергалась бесконечным пересудам. Боясь злых языков, все старались до мелочей подражать другим, и потому жизнь была однообразна и скучна. Людей, ведущих себя несколько иначе, чем другие, если они не были каким-нибудь начальством, чуждались, называли оригиналами, затейниками, чудаками, вольнодумцами, и они были на плохом счету у начальства. Мелкие чиновники, а их было большинство в городе, старались подражать по мере сил начальству и избегать того, чего начальство не любит. Некоторую вольность в поведении позволяли себе купцы. Конечно, им храбрость придавало излишнее подпитие, но и их выходки не выходили за пределы. Обычно это были нелепые пари, вроде того, кто сильнее в кулачном бою, или кто съест больше пельменей или блинов, или больше выпьет вина.

В городе не было никаких культурных развлечений. По вечерам обычно собирались в гости друг к другу, где мужчины играли в карты, а женщины рассуждали о детях, нарядах, прислуге и кухне и перемывали косточки своим ближним. Большим пороком тогдашнего чиновничества, по словам Ф. М. Решетникова, было взяточничество, которое тщетно старались уничтожить наиболее энергичные губернаторы и архиереи; «без взятки, — говорит Решетников, — нельзя было ничего получить и ничего добиться». Пороком купечества, по словам Мельникова-Печерского, был обман. Предметами долгих разговоров были обычно свадьбы, крестины, похороны. Богатая свадьба была целым событием. Начинали к ней готовиться задолго. Девушки — подруги невесты — по целым неделям жили в доме невесты и шили приданое. Во время шитья пели песни, в которых прославляли не только жениха и невесту, но и тех гостей, кто дарил им «на пряники и орехи». Невеста «выла» при расставании с домом родителей, так как считалось неприличным, если она не плакала, ибо в таком случае ее могли укорить в неблагодарности к родителям и в слабой привязанности к родному крову. На богатые свадьбы собиралось столько народу, что жених и невеста иногда с трудом могли пробраться в церковь. В церкви зрители вели себя свободно, забывая о святости места, позволяли себе стоять боком и даже задом к иконостасу, громко рассуждали о достоинствах и недостатках жениха и невесты, смеялись, иногда так теснили жениха и невесту, что шафера, схватываясь за руки, должны были сдерживать напор толпы. Впоследствии во избежание тесноты стали пускать в церковь публику по билетам, приглашали полицию и ставили решетки-преграды. Каждому шагу жениха и невесты придавалось особое значение, например, создавались приметы, кто первый ступит на ковер, тот будет глава дома, у кого свеча сгорит меньше, тот проживет более и т. п. Почетным лицом на свадьбе был «тысяцкий», который платил за венчание, освещение церкви и лошадей для свадебного поезда. Обычно в тысяцкие выбирали людей зажиточных и пожилых. Жениха и невесту сопровождали шафера, украшенные белыми лентами и цветами, они ездили от жениха с подарками и угощали гостей. Кареты для поездки молодых в церковь и обратно брались на прокат у людей богатых, которые за это ничего не брали, но кучерам делал подарки тысяцкий. По приезде домой родители благословляли молодых иконами и хлебом-солью. У богатых свадебное торжество продолжалось иногда дня три, а у некоторых неделю. При похоронах за покойником обычно следовала большая толпа, так как каждый покойник был известен в городе. При этом некоторые сопровождали печальное шествие не только по родству, знакомству или из уважения к покойному, сколько из любопытства. Путь к кладбищу устилали пихтой. Заслышав надгробное пение, обыватели выходили из домов и расспрашивали провожающих, кого хоронят, от какой болезни умер, долго ли хворал и т. п.

При родинах были свои обычаи. Обыкновенно дарили родильницу золотыми монетами «на зубок» ребенку. В первой половине XIX века акушерская, как и вообще медицинская помощь, были слабо развиты в Перми. К медицинскому персоналу обращались только в крайних случаях. Обычно же купечество и наименее зажиточные предпочитали лечиться у фельдшеров. Простой народ лечился у знахарей и «бабушек», «бабушки» были вхожи и в купеческие дома и дома других зажиточных обывателей. Помощь их при родинах, по словам автора «Хозяйственного описания Пермской губернии», выражалась в том, чтобы беспрерывно водить родильницу по комнате или бане, не давая ей садиться и особенно лежать. В трудных случаях «встряхивали», выправляли неправильно рождающегося младенца посредством намыливания, давали есть воробьиное семя и некоторые травы. Эти же «бабушки», полные нелепых суеверий и предрассудков, не отказывались лечить и другие болезни посредством нашептывания на воду, вспрыскиванием с уголька, поили водкой с солью и т. п.

До шестидесятых годов в Перми не было никаких культурных учреждений. Серьезных книг не любили и на людей, любивших читать, смотрели враждебно, называли их «умниками» и «вольнодумцами», и они были на плохом счету у начальства и общества. Впрочем, дозволялось читать глупейшие романы, вроде «Тайн Мадридского двора», которые в изобилии доставлялись молодежи услужливыми коробейниками из Ярославской и Владимирской губерний. У них бойко расходились молитвенники, поминальники, песенники, оракулы, сонники и т. п. По городу распространялась и переписывалась нелепая молитва с надписью: «Кто перепишет эту молитву, будет ежедневно читать и даст другим списать, получит отпущение грехов». Тех, кто увлекался серьезным чтением, предостерегали, чтоб «не зачитался». Особенно боялись читать библию, и это опасение имело некоторые основания. Люди, не получившие систематического образования, понимали и толковали по-своему священное писание. Это могло вести к ереси и к печальным последствиям. Так, пермский купец Адриан Павлович Пушкин пытался по-своему истолковать библию, делал массу выписок из нее в подтверждение своих мыслей, впал в мистицизм, сделался ненормальным и провозгласил себя Мессией. Свои проекты о скорейшем осуществлении царства Мессии на земле он посылал Государю Александру II. По освидетельствовании его умственных способностей Пушкин признан был ненормальным, и так как его экзальтированное состояние сообщалось другим и он приобрел себе сообщников даже из интеллигенции, например, врача Коробова, то его дальнейшее пребывание в Перми признано небезвредным, и он удален был в Соловецкий монастырь, но потом оставлен в г. Архангельске, где и умер в 1882 г. Это был тип пермяка-мистика. В Перми жили и чудаки, очевидно, скучая от безделья и от однообразной жизни. Так, в Перми жил в ссылке князь Долгорукий. Причиною его ссылки, по мнению Д. Д. Смышляева, были проказы, перешедшие всякие границы терпимости. Вот как описывает этого чудака Д. Д. Смышляев. «Любимой забавой. Долгорукого была травля собаками нищих и мужиков, требовавших уплаты за проданный фураж или хозяйственные припасы. Однажды в летний воскресный день, когда народ шел к обедне в Петропавловский собор, он высадил в окно на улицу свою фаворитку в райском костюме нашей общей прабабушки. Излюбленным кушаньем его были жирные обитатели провиантских магазинов — хомяки, из которых повар-француз, артист кулинарного искусства, приготовлял различные рагу и фрикассе для опального барина. Когда деяния Долгорукого сделались невыносимыми даже и для не особенно взыскательных в то время пермяков, он был переведен на жительство в Верхотурье. Долгорукий, впрочем, ограничивал свои безобразия людьми мелкими или своими крепостными; в обществе же держал себя относительно сносно, был в хорошую минуту приятным собеседником, любил картежную игру и водил хлеб-соль с тогдашнею чиновною знатью Перми; на прощанье он, однако, не выдержал и скормил сановным гостям за завтраком в паштете своего пуделя»[63].

 

XIII. МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

 

Летописец г. Перми А. А. Дмитриев, отмечая факты повседневной жизни, нередко упоминает о некоторых выдающихся метеорологических явлениях, например, северном сиянии, необыкновенном разливе Камы, появлении комет, затмении солнца, падении аэролита, позднем выпадении снега и др.

Северное сияние — явление в Перми не особенно редкое. Здесь оно бывает видимо зимою и притом в очень слабой степени. Явление это наблюдается сравнительно немногими, так как бывает в ночное время, а теперь, когда город освещается электричеством, оно может быть видимо только в слабой степени.

В 1811, 1856 и 1911 гг. в Перми наблюдались кометы. Последнее полное солнечное затмение (7 августа 1887 г.) в Перми совершилось при пасмурной погоде, отчего потерялся ожидаемый эффект покрытия луною солнечного диска. С Ягошихинской горы астрономические наблюдения делал профессор Казанского университета Слугинов, а в Верхотурском уезде с горы Благодать его наблюдал киевский профессор Хандриков.

В 1887 г. в том же августе месяце 18 числа в 12 час. 40 мин. пополудни, при безоблачном почти небе над Пермью пронесся в направлении с востока на запад и несколько к югу от зенита аэролит значительной величины. При падении его слышался как бы отдаленный гром, из хвоста его сыпались искры. Он упал в версте от села Табор Оханского уезда со страшным шумом, грохотом и сотрясением почвы. Это событие своевременно описано в журнале «Нива» за 1887 г.

Через два года, 28 апреля 1889 г., с 3 до 5 часов пополудни в Перми было наблюдаемо следующее атмосферическое явление: вокруг солнца образовался темный круг, окруженный радугой и заключенный внутри громадного эллипсиса, окружность которого казалась огненной. Со всех четырех сторон вблизи эллипсиса видны были места усиленного света, как будто еще четыре солнца, задернутых белыми облаками. Фон эллипсиса и небосклон были голубые.

Кроме этих двух чрезвычайно редких атмосферических явлений историк г. Перми неоднократно отмечал выдающиеся из ряда метеорологические явления, а именно: слишком раннее наступление весны (в 1888 г.), раннее вскрытие Камы (26 марта 1888 г.), первую грозу в апреле (21-го), рано распустившуюся зелень (в апреле 1888 г.), выпадение снега в мае (2-го 1864 г., 24-го в 1887 г. и 15-го в 1901 г.), слишком раннее установление санного пути (26 сентября 1861 г.).       

 

ВСКРЫТИЕ И ЗАМЕРЗАНИЕ р. КАМЫ У г. ПЕРМИ

(по сведениям полковника Н. М. Палатникова) [64]

 

 

Вскрытие

 

Замерзание

 

Годы

 

Месяцы

 

Тоды

 

Месяцы

 

1817 1820 1822 1823 1824 1826 1827 1828 1830 1831 1841 1842 1843 1844

 

10 апреля 1 6 апреля 30 марта 15 апреля 14 апреля 12 апреля 11 апреля 12 апреля 8 апреля 7 апреля 1 7 апреля 20 апреля 19 апреля 17 апреля

 

1850        3 ноября 1850       11 ноября 1842        8 ноября 1843        4 ноября 1844      25 октября

 

По «Летописи»

 

А. А. Дмитриева

 

Годы

 

Вскрытие

 

Замерзание

 

Годы

 

Вскрытие

 

Замерзание

 

1845

 

21 апреля

 

15 ноября

 

1862

 

10 апреля

 

15 ноября

 

1846

 

27 апреля

 

8 ноября

 

1863

 

15 апреля

 

14 ноября

 

1847

 

6 апреля

 

1 0 ноября

 

1864

 

1 апреля

 

10 ноября

 

1848

 

6 апреля

 

22 октября

 

1865

 

26 апреля

 

20 ноября

 

1849

 

13 апреля

 

22 октября

 

1866

 

24 апреля

 

20 ноября

 

1850

 

1 7 апреля

 

1 8 октября

 

1867

 

9 апреля

 

22-24 нояб.

 

1851

 

21 апреля

 

25 октября

 

1868

 

15 апреля

 

16 ноября

 

1852

 

14 апреля

 

15 октября

 

1869

 

24 апреля

 

20 ноября

 

1853

 

11 апреля

 

9 ноября

 

1870

 

1 6 апреля

 

1 ноября

 

1854

 

19 апреля

 

22 ноября

 

1871

 

14 апреля

 

13 ноября

 

1855

 

4 апреля

 

13 ноября

 

1872

 

18 апреля

 

23 ноября

 

1856

 

21 апреля

 

24 октября

 

1873

 

25 апреля

 

1 декабря

 

1857

 

24 апреля

 

27 октября

 

1874

 

14 апреля

 

1 0 ноября

 

1858

 

12 апреля

 

12 ноября

 

1875

 

22 апреля

 

19 октября

 

1859

 

7 апреля

 

14 ноября

 

1876

 

8 апреля

 

1 8 ноября

 

1860

 

13 апреля

 

25 октября

 

1877

 

22 апреля

 

1 7 ноября

 

1861

 

21 апреля

 

17 октября

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НАЧАЛО И КОНЕЦ НАВИГАЦИИ У г. ПЕРМИ[65]

 

Годы

 

Начало навигации

 

Конец навигации

 

Годы

 

Начало навигации

 

Конец навигации

 

1878

 

25 апреля

 

20 ноября

 

1895

 

27 апреля

 

20 октября

 

1879

 

16 апреля

 

1 ноября

 

1896

 

20 апреля

 

24 октября

 

1880

 

27 апреля

 

1 ноября

 

1897

 

21 апреля

 

14 октября

 

•1881

 

15 апреля

 

24 ноября

 

1898

 

27 апреля

 

3 октября

 

1882

 

21 апреля

 

13 октября

 

1899

 

9 апреля

 

20 октября

 

1883

 

23 апреля

 

19 октября

 

1900

 

20 апреля

 

20 октября

 

1884

 

27 апреля

 

3 ноября

 

1901

 

9 апреля

 

18 октября

 

1885

 

25 апреля

 

25 октября

 

1902

 

26 апреля

 

24 октября

 

1886

 

23 апреля

 

13 октября

 

1903

 

12 апреля

 

17 октября

 

1887

 

17 апреля

 

27 октября

 

1904

 

16 апреля

 

23 октября

 

1888

 

31 марта

 

16 октября

 

1905

 

18 апреля

 

25 октября

 

1889

 

13 марта

 

13 октября

 

1906

 

11 апреля

 

17 октября

 

1890

 

16 марта

 

24 октября

 

1907

 

15 апреля

 

19 октября

 

1891

 

20 марта

 

3 октября

 

1908

 

1 8 апреля

 

19 октября

 

1892

 

21 марта

 

14 октября

 

1909

 

14 апреля

 

6 ноября

 

1893

 

18 марта

 

13 октября

 

1910

 

11 апреля

 

10 октября

 

1894

 

24 марта

 

13 октября

 

1911

 

16 апреля

 

11 ноября

 

 

Весной 1855 г., 1862 г., 1867 г. и особенно 1902 г. были необыкновенные разливы Камы. Особенно памятен был разлив 1902 г., какого не было около 100 лет. Вода затопила набережную и доходила до вокзала.

Осенью 1912г. последовало необыкновенно раннее замерзание Камы, вследствие чего масса пароходов очутилась в критическом положении далеко от затонов[66].

 

XIV. ПРИГОРОДНЫЕ СЕЛЕНИЯ Перми

 

В 4 верстах от города находится Мотовилихинский пушечный завод, который существует с 1736 года. Сначала в нем плавили медь, а с 1863 г. он сделан пушечным.

Тогда же сооружен целый ряд громадных заводских зданий на берегу реки Камы. В феврале 1875 г. в заводе приведен в действие 50-тонный паровой молот, ударяющий в наковальню весом в 38 000 пудов. С 1876 г. на заводе была начата выплавка мартеновской стали, причем изготовлялись только твердые сорта, а с 1893 г. введена плавка на основном поду для изготовления мягких сортов литого металла для прокатки котельных и корабельных сортов. Кроме приготовления медных и стальных пушек на Мотовили-хинском заводе приготовляются и другие артиллерийские орудия.

Между последними делаются также бронепробивающие снаряды. Один из начальников завода инженер Славянов изобрел особый сцособ электрической спайки колоколов, благодаря которому многие разбитые колокола не только из Пермской, но и из соседних епархий были исправлены. На заводе приготовляются также части пароходных и паровозных частей.

При заводе имеются фабрики: сталелитейная, изготовляющая мартеновской и тигельной стали до 600 000 пудов, чугунно- и медно-литейная, пудлингово-прокатная, токарная, слесарно-сборочная, котельная, снарядная, тигельная, столярная, кирпиче-делательная, лесопильная и фабрика электрической отливки по способу Славянова.

На заводе работает 5763 человека; вырабатываются исключительно предметы военной обороны: орудия, лафеты, снаряды. Ежегодные обороты Пермского пушечного завода колеблются от 4,5 до 5,5 миллиона рублей.

Жителей в заводе свыше 39 000, из них большинство служащие и рабочие завода. Помимо работ до 300 домохозяев занимаются земледелием, 20 — огородничеством и 50 имеют пасеки. Женщины доставляют на городской рынок для сбыта молочные продукты, ягоды и овощи. Часть мастеровых имеет промышленные заведения, мельницы, пекарни, кирпичеделательные сараи, а также занимается кустарными промыслами: сапожным, пимокатным, скорняжным, кузнечным, слесарным, портняжным, перчаточным и др. В селении завода имеется особая торговая площадь с 86 лавками и ларями и вне рынка в разных частях селения находятся 55 лавок.

Между Мотовилихой и Пермью на левом высоком и крутом берегу Камы находятся две деревни – Мотовилихинские Горки и Городские Горки. Названия свои деревни получили, очевидно, от места нахождения на горе. Заселены они, главным образом, мастеровыми Мотовилихинского завода. При этом Городские Горки застроились сравнительно недавно, в восьмидесятых годах прошлого столетия.

С юго-восточной стороны к городу прилегает несколько слободок: Старая, Новая, Солдатская и Михайловская. Далее пригородные местности составляют деревни Данилиха, Гарюшки, Новая Деревня, Ку-рочкин поселок. Все эти селения сплошным кольцом окружают город. На противоположном берегу Камы расположился Закамский поселок, насчитывающий свыше 4000 жителей и составляющий часть Оханского уезда Пермской губернии. В настоящее время город сильно растет по направлению берега вниз по Каме.

 

XV. Дачи.

 

Дачная жизнь среди жителей Перми начала развиваться сравнительно недавно, с начала девяностых годов прошлого века. В 12 верстах от города Перми вниз по течению реки Камы, на правом высоком берегу в местности, называемой Нижние Курьи, был устроен затон для зимней стоянки пароходов пароходовладельцев братьев Каменских. С 1891 года здесь начали строить дачные участки и другие жители Перми. В начале нынешнего столетия дачные дома здесь строятся особенно усиленно. В настоящее время в Нижних Курьях около ста дач, имеется церковь и несколько магазинов. Здесь же находятся летние дачи-колонии Мариинской женской гимназии, технического училища и Богородицкой церковно-приходской школы. Высокий берег, прекрасный вид вдаль, сосновый лес, купанье на Каме — все это делает эту местность наиболее любимым дачным местом для жителей Перми.

В четырех верстах выше города, против Мотовилихинского завода, на правом берегу Камы находятся Верхние Курьи — в настоящее время тоже усиленно застраиваемые дачами. Но низменное место, сравнительно редкий лес, дым от Мотовилихинских заводов и довольно частая летом стрельба из пушек делает эти дачи менее привлекательными, чем Нижние Курьи. Тем не менее, усиленная стройка дач здесь продолжается, так как дачи в Нижней Курье находятся сравнительно далеко и сильно растут в цене, так что становятся недоступными для среднего класса общества-Люди же с ограниченными средствами, как-то: мелкие чиновники, служащие в различных частных учреждениях, учительский персонал селятся на лето или в Закамском поселке, против города, или же в селениях, лежащих вблизи города, где плата за помещение в простых крестьянских избах невысока. Особенно любимыми дачными местами являются те селения на Каме, где находятся пристани дачного пароходства Истомина. На всем пути от Перми до Осы, где останавливаются эти пароходы, можно встретить дачников. Эти селения следующие: село Нижние Муллы (в 25 верстах от Перми), дер. Оборина (против Нижних Муллов), деревни Оверята и Чирки (в 32 верстах), деревня Слудка, деревня Конец-Бор (в 40 верстах), село Усть-Качка (в 50 верстах), село Ново-Ильинское (в 60 верстах). Далее дачники встречаются все реже и реже, однако их можно встретить даже ниже г. Оханска (120 верст по р. Каме от Перми), например, в селах Беляевка и Казанка и деревне Монастырка (против г. Осы — в 180 верстах от г. Перми). В этих местах живут уже те из пермских обывателей, которые в летнее время совсем порывают связь с городом, например, лица из учительского персонала. Кроме того, много дачников живет летом и вдали от реки Камы в деревнях, лежащих по рекам Мулянке, Ягошихе и Данилихе. Что касается железнодорожных служащих, то они, благодаря бесплатному проезду по железной дороге, селятся на лето по линии в селе Лев-шине, деревнях Васильевой, Лядах, Заборной и Мысах. Таким образом, по крайней мере третья часть жителей города Перми из интеллигенции на лето удаляется из города на дачи и приезжает в город только для исполнения служебных обязанностей или за покупками[67].

 

XVI. ГОРОДСКИЕ САДЫ

 

Что касается той части жителей Перми, которая не имеет возможности уезжать на дачи, то она вечерами удаляемся в городские сады. Излюбленным местом гуляния пермской публики является сад общественного собрания за бульваром. Здесь летним вечером можно видеть большинство жителей Перми. Число гуляющих достигает иногда нескольких тысяч, особенно в народные праздники: Троицын, Петров и Ильин дни, или же когда здесь устраиваются лотереи-аллегри, которых в лето бывает несколько. Эти последние большей частью бывают беспроигрышными, так как их особенно любит простой народ, во множестве стекающийся на них из Мотовилихи и других пригородов Перми. Занята гуляющими бывает обычно только центральная аллея. С 1882 года в саду ежедневно, кроме суббот и понедельников, играет оркестр музыки. Долгое время оркестром управлял покойный Винярский, небольшая фигура которого с горбами спереди и сзади до сих пор памятна пермским жителям. В этом же саду помещается круглый павильон-ротонда, в которой жители г. Перми встречали Императора Александра I в 1824 году. Здесь же находится большое деревянное помещение для небольшого театра, бусрета, биллиарда, комнаты для игры в карты, кегельбана, синематографа. К саду примыкает велодром. Площадь, находящаяся под садом, занимает большое пространство. К ней также относятся два довольно больших сада, называемых «ботаническими» или «питомниками». Последние возникли недавно, в девяностых годах прошлого века. Сад общественного собрания находится на юго-восточной окраине города.

Кроме того, в самом центре города находится театральный сад, окружающий городской театр. В нем есть хороший фонтан и клумбы с цветами; в саду по праздникам играет оркестр музыки. В это время здесь можно наблюдать много детей. Особенно много публики посещает театральный сад весной, пока не открыт общественный сад, который открывается обычно с половины мая. На берегу Камы находится Набережный сад. Из него открывается прекрасный вид на всю Каму. С этого места любовался Камой Государь Император Александр II в 1837 году, тогда еще Наследник престола. «Как хорошо здесь!»— воскликнул царственный гость. Здесь же в беседке, ныне не существующей, любил сиживать и подолгу смотреть вдаль известный писатель Мельников-Печерский. Отсюда же любовался Камой опальный изгнанник М. М. Сперанский. В шестидесятых годах сад был назван народом садом Багратиона, в честь генерала, привезшего в Пермь весть об освобождении крестьян, но это название не привилось и превратилось в комичное название «козьего загона», так как этих животных, мирно пощипывающих травку, тода можно было часто видеть в этом саду. Только назад тому лет пять в саду было построено изящное деревянное здание биржи, устроены большой фонтан и клумбы цветов, после чего саду было присвоено название «Набережного». Этот сад бывает наполнен публикой во время вскрытия Камы, когда пермяки спешат сюда полюбоваться зрелищем ледохода. В это время массы гуляющих покрывают не только Набережный сад, но и всю насыпь полотна железной дороги до самого железнодорожного моста.

Как ледоход, так и встреча первых пароходов вносят большое оживление в довольно однообразную и монотонную жизнь пермяков. Первые приходящие пароходы буквально берутся с боя пермяками, которые спешат удовлетворить свое желание, — посидеть на пароходе, несколько подышать чистым воздухом и отрешиться от пыльного города. Особенно хорош бывает вид Камы при закате солнца и в белые июньские ночи, когда темноты почти совсем не бывает. Красный огненный шар солнца погружается за горизонтом, на облаках красиво переливаются последние лучи заходящего солнца. На чистеньких беленьких пароходах, освещенных электричеством, толпы народа снуют взад и вперед, Кама покрывается массою лодок с катающимися. С лодок слышатся песни и звуки гитар, мандолин и балалаек. А над городом, утопающем в садах и красиво освещенном, медленно поднимается царица ночи — луна.

 

 

XVII. ВЫДАЮЩИЕСЯ ДЕЯТЕЛИ И УРОЖЕНЦЫ

ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ

 

АРХИМАНДРИТ АНТОНИН (1817-1894)

 

Архимандрит Антонин, в мире Андрей Иванович Капустин, родился 12 августа 1817 г. в селе Батурине Шадринского уезда Пермской губернии, воспитывался в Далматовском духовном училище (1825-1830), Пермской духовной семинарии (1830-1836), Екате-ринославской духовной семинарии (1836-1839) и Киевской духовной академии (1839-1843). По окончании академического курса со степенью магистра он был оставлен при той же академии сначала преподавателем, а потом помощником инспектора. 7 ноября 1845 г. А. И. Капустин был пострижен в монашество с именем Антонина Киевским митрополитом Филаретом. В 1830 г. он был назначен настоятелем при русской посольской церкви в Афинах, а в 1860 г. переведен на ту же должность в Константинополь. Возведенный еще в 1853 г. в сан архимандрита, о.Антонин с 16 июля 1865 г. назначен настоятелем русской духовной миссии в Иерусалиме, где и оставался до своей кончины, последовавшей 24 марта 1894 г. В течение тридцатилетнего настоятельства в Иерусалиме архимандрит Антонин оказал огромные услуги русской духовной миссии. Он был одним из учредителей Православного Палестинского общества. Энергично и твердо отстаивал он интересы русского дела в Святой земле, без всяких почти средств, исключительно благодаря своей энергии, он построил несколько храмов в Палестине, буквально вырвал из рук европейцев и приобрел для русских некоторые важные для всякого христианства места земной жизни Иисуса Христа, создал ряд странноприимниц и больницу в Святой земле для паломников. Недовольные его деятельностью европейцы старались удалить его всевозможными способами, но он перенес все, отказался даже от архиерейства ради интересов русских в Святой земле[68].

 

И. Н. БЕРЕЗИН (1818-1896)

 

Европейский известный ориенталист Илья Николаевич Березин родился 19 июля 1818 года в Юго-Камском заводе Пермской губернии и воспитывался в Екатеринбургском уездном училище, Пермской гимназии и Казанском университете, где и окончил курс в 1837 г., будучи оставлен при университете для приготовления к профессуре. Через пять лет (1842 г.) удостоенный степени магистра восточных наук И. Н, Березин был отправлен с научной целью в путешествие по Востоку. В продолжение трех лет он объехал Персию, Месопотамию, Малую Азию, Сирию и Египет, а потом целый год прожил в Константинополе. Отчеты о его научной деятельности в это время печатались в «Ученых записках Казанского университета». По возвращении из путешествия в 1846 г. И. Н. был назначен исправляющим должность экстраординарного профессора турецкого языка в Казанском университете. В это время им написаны «Описание турецко-татарских рукописей, хранящихся в петербургских библиотеках», «Путешествие по Востоку (2 тома, Казань, 1849-1852 гг.)», «Systeme des dialectes turcs», «Becherches sur les dialectes persans» и много других трудов. Кроме того в 1848 году он ездил в Тобольск для филологических и этнографических изысканий, а в 1852 г. изучал на месте развалины города Булгар на Волге, результатом чего напечатана была его монография «Булгар на Волге» (Казань, 1853 г.). В том же году издана была им в Петербурге монография «О нашествии Батыя на Россию». В1855 г. при открытии факультета восточных языков в Петербургском университете И. Н. занял там кафедру турецко-татарской словесности, на которой и работал до смерти (22 марта 1896 г.) более сорока лет. В 1864 г. И. Н. получил степень доктора восточной словесности после защиты диссертации «Очерк внутреннего устройства улуса Джучиева».

Перечислить все труды И. Н. почти невозможно. Они рассеяны в разных периодических изданиях, например, в «Московитянине», «Русском вестнике», «Отечественных записках», «Библиотеке для чтения», «Современнике», «С.-Петербургских ведомостях», «Вестнике Европы», «Журнале Министерства народного просвещения», где И. Н. помещал свои популярно-научные статьи о своем путешествии по Востоку. Собственно же научные труды И. Н. приобрели ему европейскую известность; из них главные следующие: «Ханские ярлыки» (4 выпуска), «Библиотека восточных историков» (3 тома), «История монголов» Рашид-эд-Дина (7 томов), «Русский энциклопедический словарь» (16 томов), «Новый энциклопедический словарь» (2 тома), «Грамматика персидского |Языка», «Турецкая хрестоматия», «Православные и другие христианские церкви в Турции», «Quid du Vojageur en Orient», «О туризмах слова о полку Игоря», «Исследования о мусульманских наречиях», «Грамматика турецкого языка», «Ярлык Тохтамыша». Похоронен И. Н. в Петербургском Новодевичьем монастыре («Всемирная иллюстрация» за 1887 год, «Нива» за 1896 г. и «Биографический указатель памятных Деятелей Пермского края» А. А. Дмитриева).

 

В. П. ВЕРЕЩАГИН (1835-1909)

 

К числу художников-пермяков принадлежит Василий Петрович Верещагин. Он родился в г. Перми в 1835 г. В 1856 г. он поступил в Академию художеств к профессору А. Маркову. В1861 г. В. П. получил малую золотую медаль за картину «Олимпийские игры», а спустя год большую золотую медаль за картину «Софья Витовтовна срывает пояс у князя Василия Косого». За последнюю картину ему также была присуждена заграничная поездка. За границей В. П. написал картину «Молитва св. Анны, матери пророка Самуила», имевшую успех на академической выставке. За картины «Свидание узника с семейством» и «Св. Григорий проклинает монаха за любостяжание» В. П. получил звание профессора исторической живописи. С 1869 г. в течение 25 лет он состоял преподавателем в Академии художеств, а потом посвятил себя художественной иконописи: им были пополнены некоторые картины-образа для Московского храма Спасителя и Киево-Печерской Лавры. Лучшей его композицией считается огромный холст «Осада Тро-ице-Сергиевой Лавры», находящийся в музее Императора Александра III. В музее Академии художеств находится также картина В. П. «Св. Георгий». Кроме

того В. П. принадлежат следующие картины: «Ночь на Голгофе», «Русские богатыри», «Крещение св. Владимира», «Закладка Десятинной церкви в Киеве» и др. В1910 г. в Петербурге была устроена посмертная выставка его картин. Скончался В. П. 10 октября 1909 г.[69]

 

А. Н. ВОРОНИХИН (1760-1814)

 

К числу уроженцев Пермской губернии принадлежит строитель Петербургского Казанского собора Андрей Никифорович Воронихин. Он родился в 1760 году в селе Новом Усолье Соликамского уезда Пермской губернии, в семье крепостного крестьянина графа А. С. Строганова. У него рано обнаружились способности к рисованию, о чем узнал Строганов — человек просвещенный и очень гуманный. За счет графа Воронихина отправили для дальнейшего образования в Москву, где он работал под руководством архитекторов Баженова и Казакова. Строганов взял его из Москвы в Петербург, а затем отправил за границу со своим сыном. С 1784 г. по 1790 год А. Н. совершил четыре поездки по России и Западной Европе. За границей он серьезно изучал перспективу, архитектуру и много работал в области пейзажной живописи. Кроме того, А. Н. интересовался математикой, естественными науками, физикой, механикой и астрономией. В 1787 г. он получил от Строганова отпускную, сделавшись таким образом свободным. В 1794 г. А. Н. представил в Академию художеств картину, изображающую в перспективном виде картинную галерею графа Строганова, и за эту работу получил звание академика. В 1800 году он был назначен адъюнкт-профессором Академии художеств, а в 1802 году там же профессором архитектуры. Скончался А. Н. 21 февраля 1814 года и похоронен в Александро-Невской Лавре.

Главный труд его — проект и постройка Петербургского Казанского собора. Кроме того А. Н. построил Дом государственного казначейства, здание горного института, коллонады и каскад в Петергофе, дворцы в Стрельне, Гатчине и Павловске. В большинстве случаев он придерживался стиля итальянского Возрождения и псевдо-классицизма, господствовавшего во второй половине XVIII века[70].

 

Ф. X. ГРАЛЬ (1770-1835)

 

В Перми был свой «Гааз или святой доктор» — Федор Христофорович Граль. Будучи сыном лютеранского пастора, он родился в России в 1770 г. и учился в Петербургском медико-хирургическом институте, а затем был в госпитале во время шведской войны. Возвратясь с театра войны, Граль в 1789 г. получил звание лекаря, но, не довольствуясь полученными знаниями, он хотел восполнить их за границей, где удостоен степени доктора медицины и хирургии, в каковом звании и утвержден государственной медицинской коллегией 12 мая 1791 г. В июле того же года Ф. X. Граль приехал в Пермь и пермским Приказом общественного призрения назначен доктором в Ирбите и Алапаевске, а в 1799 г. переведен в Пермь губернским врачом. В 1801 году он назначен инспектором врачебной управы, на каковой должности прослужил до самой смерти[71]. В Перми и Пермской губернии Ф. X. оставил по себе неизгладимую память своим идеальным бескорыстием и высокой гуманностью. Насколько он был бескорыстен, это видно из того, что он служил первое время не только без жалованья, но даже на собственный счет содержал больных. С 1798 по 1818 г. Ф. X. Граль заведывал Пермской городской больницей. Вся медицинская часть в городской больнице вполне находилась в руках Граля. Он был и терапевт, и оператор, и окулист[72]. Кроме того он состоял бесплатным врачом учебных и благотворительных учреждений города. Он один лечил весь город и с утра до вечера находился в разъездах. Не довольствуясь этим, он еженедельно по субботам объезжал ближайшие к Перми деревни, чтобы и там помочь больным. За свое бескорыстие он уважаем был всеми. Ф. X. Граль скончался 6 июня 1835 г. от болезни «антонов огонь», вероятно, заразившись при операции. Благодарный народ, собравшийся в количестве нескольких тысяч из города и из окрестных деревень, не дал похоронить его на лютеранском кладбище, а колесницу с его телом повез на себе в ограду кафедрального собора, где в продолжение обедни вырыл ему могилу[73].

Массивная чугунная колонна до сих пор служит памятником этому незабвенному для Перми врачу-филантропу.

 

И. Ф. ГРАЦИНСКИЙ (1800-1887)[74]

 

Иван Флорович родился на рубеже двух столетий (2 января 1800 г.) и жил, как он сам говорил, с XIX веком, всего 13 лет не дожив до конца его. Не красны были детство и юность Грацинского. Сын сельского дьякона — будущий директор-с серпом в руках помогал отцу и братьям в полевых работах. Далее мы видим его воспитанником дореформенной бурсы, описанной Помяловским и Ростиславовым. Здесь же, в Рязанской духовной семинарии, в нем зародилась неутомимая жажда света. По окончании курса в духовную академию за казенный счет Грацинского почему-то не отправили. И вот с котомкой за плечами, пешком, почти без копейки денег, подобно великому помору Ломоносову, юноша Грацинский отправляется в Казань. Счастье ему улыбается. При содействии старшего брата он поступает на словесный факультет Казанского университета.

1823 г. был годом окончания курса и вступления Ивана Флоровича на действительную службу, сначала исправляющим должность комнатного и больничного надзирателя 1 -и Казанской гимназии, а с 1 сентября 1823 г. учителя логики. Через три года 17 января 1826 года он занимает должность помощника инспектора студентов Казанского университета и репетитора по географии. С тех пор он остается преподавателем географии в университете до своего перевода из Казани. В 1835 году, сохраняя должность в университете, он назначается старшим преподавателем истории и статистики во 2-ю Казанскую гимназию.

В это же время Иван Флорович за бесплатное преподавание русской истории в университете всемилостивейше награждается золотыми часами. В 1837 г. Грацинский переводится в Симбирск инспектором гимназии, а в 1844 году получает пост директора Пермской гимназии и вместе с тем всех народных училищ Пермской губернии. Последнюю должность он занимал до 1870 г., когда эти две должности были разделены и директором народных училищ стало другое лицо.

Таким образом, с 1844 г. начинается сорокалетняя плодотворная деятельность Ивана Флоровича для Пермского края. Гимназия ко времени его приезда в Пермь буквально лежала в развалинах после страшного пожара, опустошившего Пермь в 1842 г. Благодаря неотступным просьбам Грацинского казна дала на постройку здания 48 000 рублей. На эти деньги он выстроил в 1851 г. главный корпус гимназии, выходящий на Сибирскую улицу.

Устроивши гимназию, Грацинский начинает мечтать уже о большем. Воспитанный в семье священнослужителя, религиозный Иван Флорович считал первою и необходимою принадлежностью своего детища храм Божий. Другою его мечтою было устроить пансион. Но где взять средства? Учебный округ на просьбу Грацинского о субсидии позволил ему взять только 10 000 рублей из средств, ассигнованных на нужды народного образования Пермской губернии и сбереженных самим же Иваном Флоровичем благодаря умелой экономии. Тогда Грацинский обращается к доброте пермяков. Он не стесняется просить о пожертвовании купцов на Ирбитской ярмарке, тактично соединяя свою поездку в Ирбит с ревизией учебных заведений. Такие поездки достигали цели. Неоднократно Иван Флорович возвращался в Пермь с порядочной суммой денег. Однажды один купец пожертвовал 5000, а другой более 6000 рублей на постройку, задуманную Грацинским. На эти деньги строится второй корпус гимназии, выходящий на Петропавловскую улицу: в нем помещается церковь Благовещения, освященная в 1862 году, и пансион на 29 человек. В 1868 г. заботами Грацинского открывается братство св. Стефана для вспомоществования бедным ученикам. Его же трудами привлекаются в гимназию пожертвования, на которые учреждаются стипендии для бедных учеников гимназии.

Такая деятельность Ивана Флоровича не могла укрыться от начальства и общества. Грацинский имел все возможные для директора гимназии ордена до ордена св. Владимира 2-й степени. В1880 г. по особому представлению он «вне правил» получает чин тайного советника. Пермское общество также не было глухо к заслугам Грацинского. Особенно это сказалось во время его 50- и 60-летнего юбилеев 24 августа 1873 и 1883 годов. Во время первого из них гласные Пермской думы поднесли ему диплом на звание почетного гражданина г. Перми. Тогда же сослуживцы и бывшие ученики Ивана Флоровича собрали капитал 2500 рублей для образования при гимназии стипендии его имени и постановили в залах мужской и женской[75] гимназий повесить его портрет. Но более всего свидетельством качества и заслуг Грацинского было уважение жителей г. Перми, проявившееся на его похоронах.

Годы брали свое, память изменяла, энергия угасала, силы падали. В округе сочли неудобным иметь такого престарелого директора, и 1 января 1884 года Грацинский был уволен в почетную отставку с пенсией 2700 рублей. Пилюля была позолочена: Ивану Флоровичу присвоено было звание «почетного попечителя гимназии». Тем не менее, это был удар для маститого старца. В глубине души он лелеял мечту умереть на посту. Он не мог представить себя без гимназии. Гимназия наполняла его жизнь, и без нее жизнь становилась пустой и бесцельной. Многие из пермяков тогда же говорили, что старец не перенесет разлуки. Действительно, 6 мая 1887 г. в 5 часов пополудни Ивана Флоровича не стало. Он скончался от маразма, т. е. общего упадка сил, вызванного его глубокой старостью.

Здание гимназии с церковью Благовещения и памятник-часовня у южной каменной ограды кафедрального собора остались памятниками этому педагогу.

 

А. А. ДМИТРИЕВ (1854-1902)[76]

 

Александр Дмитриев был историком г. Перми и Пермского края. Он родился 22 февраля 1854 г. в заштатном городе Дедюхине Соликамского уезда Пермской губернии в семье советника казенного соляного правления. Образование он получил в Пермской гимназии (1865 — 1872) и на филологическом факультете Казанского университета (1872—1876). 10 января 1877 г. он занял место преподавателя Мариинской женской гимназии; затем он состоял преподавателем Екатеринбургской женской гимназии (1878-1880), преподавателем истории и географии Пермской мужской гимназии (1880 — 1890) и инспектором народных училищ Соликамского (1890 — 1891) и Пермского уездов (1891 -1902). Скончался А. А. 1 июня 1902 г.

Покойный со студенческой скамьи посвятил себя изучению истории и еще будучи студентом обнаружил солидную научную подготовку. Он еще тогда выделялся среди товарищей своими знаниями и работами по русской истории, а также привычкой к упорному и систематическому труду. Имея все шансы посвятить себя подготовлению к профессорской деятельности и получить кафедру, А. А. Дмитриев предпочел работать на родине в скромной должности преподавателя гимназии. С тех пор он, как выражался о себе Н. М. Карамзин, «посхимился в историки» и свыше двадцати лет дальнейшей жизни до смерти посвятил изучению родного края. На его долю выпала самая неблагодарная черная работа над архивными материалами. В продолжение этих двадцати лет он исколесил из конца в конец обширную Пермскую губернию, за исключением восточной части, везде собирая на месте нужные ему материалы и разъезжая всегда на свой счет. За этот период он написал 8 объемистых томов «Пермской старины», несколько брошюр и свыше ста статей. Все свои труды он печатал почти на свои личные средства. В этом случае его больно заставляло страдать равнодушие пермского общества, среди которого А. А. не мог найти издателей своих трудов. Такое же равнодушие сказалось и на его похоронах, несмотря на громадные и неоценимые заслуги его в деле изучения Пермского края.

 

Ф. К. и Г. К. КАМЕНСКИЕ[77]

 

Братья Федор и Григорий Козьмичи Каменские сделались известны крупными коммерческими предприятиями и, главным образом, своей благотворительной деятельностью. Происходя из крепостных крестьян подгородной Перми деревни Данилихи и не получив никакого образования, они личным трудом составили себе капитал, достигший несколько миллионов. Главным памятником храмоздательской и благотворительной деятельности братьев является основанный ими Успенский женский монастырь, рассчитанный на 200 монахинь и обеспеченный первоначально капиталом в 50 000 рублей. Ими же в том монастыре построены прекрасный каменный Успенский храм и деревянная церковь во имя Казанской Божией Матери. При том же монастыре ими устроены здания для жительства монахинь и приют для девочек. Ими же сооружены каменный корпус и храм при городской богадельне, куплены и пожертвованы дома для помещения Мариинской женской гимназии, убежища детей бедных и ночлежного дома. Кроме того Ф. и Г. К. Каменские принимали большое участие в постройке Воскресенской церкви и других церквей города, везде жертвуя большие суммы. Федор Козьмич скончался в 1885 г., а Григорий Козьмич 28 января 1893 г. Последний имел все русские ордена до ордена св. Владимира 3-й степени включительно.

 

А. М. ЛУКАНИН (1821 -1889)[78]

 

Протоиерей Александр Матвеевич Луканин — историк города Соликамска и автор «Руководства к производству дознаний и следствий», выдержавшего 6 изданий, — родился 21 ноября 1821 г. в семье пономаря села Ординского Осинского уезда Пермской губернии. По окончании курса в Пермской духовной семинарии он в 1842 г. был посвящен в священники к церкви Юговского казенного завода, а через три года переведен в г. Дедюхин. С1848 по 1853 г. А. М. состоял священником Соликамского Троицкого собора, а с 1853 г. по 1862 г. — Нытвенского завода, после чего в 1862 г. возведен в сан протоиерея и вторично назначен в Юговской казенный завод, теперь уже настоятелем. Затем после непродолжительного законоучительства в Екатеринбургской женской гимназии в 1871 г. он был переведен в Пермский кафедральный собор настоятелем, каковую должность и занимал до самой кончины, последовавшей 7 ноября 1889 года. Кроме «Церковно-исторического и археологического описания г. Соликамска» и «Руководства к производству дознаний и следствий» о. Луканину принадлежат еще статьи: «О беспоповцах поморского толка в Оханском уезде» и «Историческое и этнографическое описание Березовского завода Екатеринбургского уезда».

 

И. И. ЛЮБИМОВ (1838-1899)[79]

 

Иван Иванович Любимов был одним из крупных коммерческих деятелей г. Перми. Обладая духом предприимчивости и будучи человеком широкого почина, он сделался основателем крупных коммерческих предприятий. Он широко развил доставшееся ему от отца пароходное дело, заведя первые пассажирские пароходы на Каме американского типа. В Перми им приобретен и благоустроен механический завод, на котором построено несколько речных пароходов и даже морских шхун. В 1883 г. И. И. Любимов в компании с бельгийцем Сольвэ основал в Березниках Соликамского уезда содовый завод по аммиачному способу, первый в России. Ему же принадлежал Донецкий содовый завод. Им же возобновлена деятельность Березниковского солеваренного завода. Незадолго до смерти этот «пермский Кокорев» хотел завести нефтяное дело на Кавказе, но последовавшая 17 февраля 1899 г. в Ялте смерть помешала ему исполнить это.

Главным памятником о И. И. Любимове в Перми служит основанное по его инициативе пермское Алексеевское реальное училище, для помещения которого он пожертвовал свой дом. Многим также обязан И. И. и Пермский Богородицкий губернский приют. Благодаря своей доброте, И. И. не прекращал своих предприятий даже и тогда, когда они несколько лет приносили ему убыток, не желая тем лишать заработка сотен народа.

С 1871 по 1874 год и с 1876 по 1878 год И. И. Любимов был в Перми городским головой по выборам. Он имел звание коммерции советника, все русские ордена до ордена св. Владимира 3 степени включительно и бриллиантовый перстень с вензелевым изображением имени Великого князя Алексея Александровича, пожалованный ему за пожертвование дома реальному училищу.

 

Д. Н. МАМИН-СИБИРЯК (1852-1912)[80]

 

Дмитрий Наркисович Мамин, сын священника, родился в 1852 году в Висимо-Шайтанском заводе Пермской губернии. Из Пермской духовной семинарии в 1871 г. он поступил в медико-хирургическую академию, а в 1876 г. перешел на юридический факультет Петербургского университета, но курса не кончил. Скончался 2 ноября 1912 г.

Литературная его известность начинается с 1882 года, когда он поместил повесть «На рубеже Азии» в журнале «Устои». Наибольшая же известность его начинается после напечатания романа «Горное гнездо». Д. Н. является, главным образом, бытописателем Урала. Лучшие его произведения это — «Три конца» (1890), «Братья Гордеевы» (1891), «Хлеб» (1895), «На улице» (1886), «Первые студенты» (1887), «Надо поощрять искусство» (1887), «Ученое горе» (1892), «Очерки из жизни Пепко» (1894). Кроме того Д. Н. известен как составитель прекрасных рассказов для детей.

 

К. Г. МАРЬИН

 

Уроженец г. Перми, Селенгинский 1-й гильдии купец Кирилл Григорьевич Марьин завещал капитал в 13000 руб. с целью учредить в г. Перми общественный банк, который открыл свои действия 1 января 1863 г., и которому присвоено имя Марьинского в память завещателя. Банк неоднократно оказывал посильную помощь различным учебным и благотворительным заведениям г. Перми.

 

Н. Н. НОВОКРЕЩЕННЫХ (1842-1902)

 

Ученый археолог г. Перми Николай Никифорович Новокрещенных родился 24 ноября 1842 г. в Юговском (казенном) заводе Пермского уезда в семье унтер-шихтмейстера. Получив первоначальное образование в Юговском окружном училище, он закончил его в С.-Петербургском технологическом институте (1859 — 1863), который и окончил по 1-му разряду, и в том же году определен заведующим рудниками Па-лыгорской дистанции в Пермской губернии, в апреле следующего перешел на службу в Екатеринбург, а в сентябре того же года занял место заведующего Нижне-Верхнейвинского завода (кричного), исполняя в то же время обязанность помощника управляющего округом.

Далее до 1870 г. Н. Н. находится на заводах Урала, управляя медным рудником, заводом и ведя самостоятельное золотопромышленное дело. 1870 и 1871 гг. Н. Н. провел в Петербурге, где сдал экзамен в Министерстве путей сообщения и получил право на постройку зданий. В ноябре 1871 г. он поступил управляющим Абаканским (г. Пермикина) заводом в Восточной Сибири, где был до осени 1873 г., когда переехал на Урал, где с мая 1874 года по май 1875 г. был управляющим Кизеловского округа кн. Абамелек-Лазаревой, а с мая 1875 г. по 1 декабря 1888 г. главным управляющим заводов и соляных промыслов кн. Абамелек-Лазаревой. В 1888 г. Н. Н. по совету докторов вследствие переутомления и расстройства нервов вышел в отставку и с 1889 года переселился в г. Пермь, где и скончался 17 марта 1902 г.

Николай Никифорович представлял из себя настолько талантливую и отличавшуюся многостороннею деятельностью личность, что трудно в кратком очерке сделать его полную характеристику. Помимо своей специальности — горного дела, о котором он написал несколько брошюр, он изобрел особую систему золотопромывательных машин и сделал много ценных геологических указаний геологическому комитету, которые были по достоинству оценены последним. Последние годы его кипучая энергия нашла приложение в раскопках Гляденовского костища, находящегося в 25 верстах от Перми, около села Нижних Муллов, где Н. Н. нашел свыше 24 000 предметов, пожертвованных им в Пермский научно-промышленный музей.

Часть своего досуга Н. Н. отдавал общественному делу в качестве гласного уездного земства и Пермской городской думы, почетного мирового судьи, директора попечительного о тюрьмах комитета, попечителя Пермского исправительного арестантского отделения, члена-казначея в Пермском исправительном приюте для несовершеннолетних преступников, члена попечительного совета Пермского общества попечения об освобождаемых из мест заключения, члена учетно-ссудного комитета при Пермском отделении государственного банка и проч. Помимо того он был председателем Пермской комиссии Уральского общества любителей естествознания и председателем Пермской ученой архивной комиссии. В последние годы Н. Н. был занят приведением в порядок своих записей, бумаг и вырезок из газет. Некоторые из его трудов, например, «К истории Кыштымских заводов», «Археологические изыскания в западной части Пермской губернии» были напечатаны в Трудах Пермской ученой архивной комиссии. Там же скоро появится очень ценная его работа «Гляденовское костище»[81].

 

И. М. ПЕРВУШИН (1826-1900)[82]

 

Священник Иоанн Михеевич Первушин был выдающимся математиком. Он родился в 1826 году в Архангело-Пашийском заводе Пермского уезда, образование получил в Пермской духовной семинарии (1838 — 1846) и Казанской духовной академии (1846 — 1850). По окончании курса в академии И. М. сначала был преподавателем математики в родной ему Пермской духовной семинарии, а потом был рукоположен во священники села Замараева Шадринского уезда Пермской губернии, где и прослужил 30 лет.

Здесь, в деревенской глуши, он все досуги посвящал занятиям своей любимой наукой — математикой, состоял в переписке со многими известными учеными-математиками, много читал, выписывал книги и журналы и сделал важные открытия в теории чисел, за которые был избран в члены-корреспонденты С.-Петербургской, Парижской и Неаполитанской академий наук.

О Первушине заговорили уже в Петербурге как о сильном математическом таланте после представления им в С.-Петербургскую академию наук мемуара о теореме Фермета и открытия названного в честь его «Первушинского числа». Тогда только епархиальное начальство вспомнило о нем и его перевели в г. Шадринск, но он здесь прожил недолго и ушел в село Мехонское того же уезда, где и скончался 17 июня 1900г.

 

А. С. ПОПОВ (1859-1906)

 

Изобретатель беспроволочного телеграфа Александр Степанович Попов родился в феврале 1859 г. в Турьинских рудниках Верхотурского уезда Пермской губернии.

По окончании Пермской духовной семинарии (1877 г.) и Петербургского университета по физико-математическому факультету (1882 г.) он в 1883 г. был назначен преподавателем математики минного офицерского класса и одновременно преподавал электротехнику в инженерном училище. После изобретения беспроволочного телеграфа А. С. делается известным и в 1902 году занимает кафедру профессора электротехнического института, где в 1905 году избран директором. Скончался он 31 декабря 1905 г. или 1 января 1906 г.

Общее мнение то, что изобретателем беспроволочного телеграфа был Маркони, между тем, описание приемников электромагнитных волн напечатано А. С. Поповым 7 декабря 1895 г. в журнале физико-химического общества и вскоре переведено на французский язык, тогда как первые известия об изобретении прибора Маркони появились в печати в августе 1896 года[83].

 

Е. А. ПОПОВ (1824-1888)[84]

 

Историк Пермской епархии и выдающийся духовный писатель и деятель протоиерей Евгений Алексеевич Попов родился в 1824 г. в г. Красноуфимске. Как сын священника, образование он получил в Пермской духовной семинарии (1838 — 1844 гг.), по окончании которой в том же году был посвящен в священники села Тохтаревского Красноуфимского уезда, откуда через 5 недель был переведен в Спасо-Преображен-скую церковь г. Кунгура, где и священствовал 9 лет. 1 мая 1853 г. Е. А. Попов был переведен в Пермский Петропавловский собор, а 29 января 1854 г. в Пермскую Рождество-Богородицкую церковь. В 1862 г. он назначен благочинным 2-го округа Оханского уезда с местопребыванием в Нытве, а в 1865 г. переведен снова в Пермскую Ново-Кладбищенскую, а в 1871 г. — в Воскресенскую церковь, где и служил до 1887 г., когда был назначен священником церкви при Пермской пересыльной тюрьме. Скончался о. Евгений 17 мая 1888 г. В последние годы жизни много пришлось перенести незаслуженных огорчений.

Литературная деятельность о. Е. А. Попова началась с 1852 г. Выдающимися работами его являются «Великопермская и Пермская епархия» (исторический очерк Пермской епархии), «Письма по православно-догматическому богословию», «Православно-нравственное богословие» 4 книги 1876 г., «Православно-пастырское богословие» 4 части 1877 г., «Домашние наставления пастыря» 3 т. 1863 г., «Земная жизнь Иисуса Христа» 2 части 1878 г., «Беседы о разных предметах веры и нравственности христианской» 1852 г. Кроме того им издано много брошюр и листков религиозно-нравственного содержания. Так, брошюра «К давно не говевшим» выдержала 7 изданий и разошлась в количестве 86 000 экземпляров. За эту выдающуюся литературную деятельность Петербургская духовная академия избрала его своим почетным членом. Эта беспримерная награда для приходского священника с семинарским образованием произвела в свое время большую сенсацию в среде столичного духовенства. Кроме того по инициативе и заботами о. Е. А. Попова в Перми выстроена каменная часовня св. Стефана с залом для внебогослужебных собеседований и основан комитет по разбору и призрению нищих.

 

Ф. А. ПРЯДИЛЬЩИКОВ (1811 -1870)

 

Федор Афанасьевич Прядильщиков — автор «Летописи г. Перми 1781 —1844 гг.»— родился в 1811 г. в семье приказчика Очерского завода Оханского уезда Пермской губернии. По окончании Пермской гимназии при содействии графини С. В. Строгановой и Казанского университета в 1835 году он был назначен преподавателем словесности в Пермской гимназии, а в 1844 г. переведен инспектором Томской гимназии, где впоследствии был директором.

В 1859 г. Ф. А. вышел в отставку и поселился на родине, в Очерском заводе, где и скончался 18 декабря 1870 г.

 

Н. А. РОГОВ (1825-1905)

 

Составитель пермяцко-русского и русско-пермяцкого словаря, премированного Императорской Академией наук, Николай Абрамович Рогов родился в 1825 г. в селе Средне-Егвинском Пермской губернии, в семье крепостного крестьянина графов Строгановых. Образование он получил в С.-Петербургской школе сельского хозяйства и горнозаводских наук, основанной- графиней Строгановой. По окончании курса он в 1846 г. поступил лесным таксатором устраивавшегося тогда имения Строгановых на Иньве Соликамского уезда. С 1850 г. он был лесничим на Иньве, а затем переведен управляющим Кыновского завода Кунгурского уезда, где оставил по себе память учреждением первого в России частного потребительского общества. Затем он был членом главного управления имений Строгановых в селе Ильинском. Скончался он 5 августа 1905 г., Кроме словаря Н. А. принадлежит целый ряд статей, помещенных в Пермских губернских ведомостях.

 

Ф. М. РЕШЕТНИКОВ (1841 -1871)[85]

 

Известный писатель Федор Михайлович Решетников родился 5 сентября 1841 г. в г. Екатеринбурге. Отец его сначала был дьячком, а потом, вследствие нетрезвости был уволен из духовного звания и поступил в почтальоны. Нетрезвость отца заставила мать Ф. М. с сыном уйти от мужа к его брату в Пермь. Здесь вскоре мать его заболела и умерла, оставив сына на попечение его дяди и тетки, но и дядя — бедный почтальон — обращался с племянником грубо, часто бил и ругал его. В1851 г. Ф. М. был отдан учиться в Пермское уездное училище, которое и кончил в 1859 г. Продолжительное пребывание Ф. mvb уездном училище объясняется тем, что он в 1857 году был уволен из училища и в продолжение трех месяцев находился на покаянии в Соликамском монастыре за то, что, разбирая с дядей на почте полученные пакеты и газеты, однажды потерял важный казенный пакет. Уездным училищем и закончилось все образование Ф. М. Не имея средств учиться дальше, он поступил в Екатеринбургский уездный суд. Ничтожное жалованье заставило его искать улучшения своего положения, и он поступил писцом в Пермскую казенную палату. В 1863 г. Ф. М. переселяется в Петербург, благодаря протекции ревизора казенной палаты, но и здесь было не лучше. Постоянная борьба с нуждой и наследственный недуг надломили его силы, и Ф. М. скончался 9 марта 1871 г. на 30-м году жизни от отека легких.

Литературная деятельность его начинается с 1864 г., когда в «Современнике» Некрасова появились его «Подлиповцы». «Подлиповцы», «Ставленник», «Между людьми», «Глумовы», «Где лучше», «Свой хлеб», «Макся», «Никола Знаменский», «Тетушка Опариха», «Очерки обозной жизни» и неоконченный роман «Горнорабочие»— вот литературное наследие Решетникова. Критика его сочинений написана Протопоповым и помещена в «Собрании сочинений» Ф. М. Решетникова.

 

Е. П. СЕРЕБРЕННИКОВА (1854-1897)[86]

 

Евгения Павловна Серебренникова, урожденная Солонинина, была выдающаяся женщина-офтальмолог, пользовавшаяся известностью не только в Перми, но и во всей Пермской губернии. Она родилась в г. Екатеринбурге 10 декабря 1854 г., образование получила в Екатеринбургской женской гимназии (1867-1873) и на высших акушерских курсах при С.-Петербургской медико-хирургической академии. В 1876 г. она вышла замуж за студента-пермяка П. Н. Серебренникова, теперь известного общественного деятеля г. Перми. В 1877 г. вместе с мужем-врачом «ускоренного по случаю войны выпуска» она отправилась на театр военных действий сестрой милосердия.

В сентябре 1878 г. Е. П. вернулась в Россию и, сдав выпускные экзамены, получила звание врача, а в следующем 1879 г. уехала с мужем в Нижне-Салдинский завод. С 1881 г. она жила в г. Ирбите, где принимала участие на курсах учителей народных училищ под руководством Н. Ф. Бунакова. В 1883 г. Е. П. ездила в Петербург для специального изучения глазных болезней и, вернувшись, заняла в 1885 г. должность ординатора глазного отделения Пермской губернской земской Александровской больницы; на этой должности она и скончалась 19 апреля 1897 г. Для усовершенствования своих знаний Е. П. в 1891 г. ездила за границу, где слушала лекции и присматривалась к практике иностранных профессоров.

В течение 10 лет Е. П. произвела до 6300 глазных операций и приобрела себе известность в Пермской и даже в соседних губерниях. При ее участии в Перми в 1886 г. было открыто училище слепых. На VI Пироговском съезде врачей в Киеве она была уже настолько популярна, что ее избрали почетною председательницею в одном из заседаний глазной секции.

В последние годы жизни она заявила себя особенною деятельностью и на поприще благотворительности. За свое доброе сердце Е. П. пользовалась большой любовью пермяков. Тысячи народа провожали ее на место упокоения — Новое кладбище. В 1900 году в Петербурге вышел «Литературный сборник в память женщины-врача Е. П. Серебренниковой».

 

Д. Д. СМЫШЛЯЕВ (1828-1893)

 

Выдающийся общественный и земский деятель Пермского края Дмитрий Дмитриевич Смышляев родился 28 февраля 1828 г. в Перми. Отец его, Дмитрий Емельянович, был видным представителем пермского купечества и одно время служил Пермским городским головою. С1836 по 1844 г. Д. Д. учился в Пермской гимназии, где и кончил курс. Этим и закончилось его школьное образование. Потом Д. Д. восполнил свое самообразование путем постоянного чтения книг, изучения иностранных языков, поездкой по России и Западной Европе. Не расположенный к торговой деятельности Д. Д. по смерти отца ликвидировал его дела и занялся изучением Пермского края, плодом чего было издание двух томов «Пермского сборника», вызвавшего лестный отзыв известного литературного критика Н. А. Добролюбова. В шестидесятых годах в Перми Д. Д. был самым передовым человеком; он хлопотал и собирал средства на открытие женской гимназии и воскресных школ. С1866 по 1869 г. он жил в Петербурге, работая в столичных библиотеках над изучением литературы о Пермском крае, следствием чего явился его ценный труд «Источники и пособия для изучения Пермского края». Но особенно временем кипучей деятельности Д. Д. были семидесятые годы. Избранный первым председателем Пермской губернской земской управы, он всего себя отдал земской деятельности и в течение девяти лет председательства (с 1870 по 1879 г.) обосновал и поставил на твердую дорогу все хозяйство Пермского губернского земства, реорганизовал губернскую Александровскую больницу в Перми, дал верное направление на-родопродовольственной деятельности земства, создал страховое дело, положил начало статистическим исследованиям края и земскому литературному органу «Сборнику Пермского земства». Во время председательства открыты бесплатный приемный покой для бедных, родильное отделение, санитарная комиссия, амбулаторная лечебница для домашних животных, ветеринарная фельдшерская школа, земская типография и статистическое бюро, созван первый съезд врачей.

Кроме того, Д. Д. принадлежит также много неосуществившихся проектов. Он хлопотал об учреждении в Пермской губернии учительской семинарии сельскохозяйственного типа. Эти его хлопоты хотя и не осуществились, но традиции ее перешли в Крас-ноуфимское сельскохозяйственное училище. После смерти Д. Д. уже состоялось открытие экономического общества, инициатива которого принадлежит ему.

Вынужденный покинуть земство и Пермь, он искал утешение в Палестине. Здесь его энергия нашла приложение в постройке странноприимного дома в Иерусалиме для русских богомольцев и в отстаивании интересов русского дела. За особенные заслуги Д. Д. получил от Иерусалимского патриарха крест с частицею Животворящего Креста и титул «рыцаря гроба Господня» и в патриаршей приемной был повешен портрет Д. Д., а от русского правительства он получил орден св. Владимира III степени. Особенно ценил труды Смышляева Великий Князь Сергей Александрович, почетный председатель Палестинского общества, старавшийся удержать его в Палестине, но тоска по родине взяла свое, и Д. Д. возвратился в Пермь. Здесь он весь ушел в изучение исторического прошлого Пермского края. Будучи секретарем губернского статистического комитета, Д. Д. издал два тома «Пермского края», посвященного истории, географии и статистике Пермской губернии. В «Пермских губернских ведомостях» он поместил 74 статьи, касающиеся местной жизни. Крупных изданий Д. Д. считается девять, из них особенно известны, кроме двух томов «Пермского края», «Источники и пособия о Пермском крае», «Сборник статей о Пермской губернии», «Синай и Палестина», «Мертвое море и нечестивый Пентаполь». Кроме того им изданы переведенные «География Палестины» и «Еврейские древности» Мунка. В Пермскую мужскую гимназию им завещана редкая библиотека, состоящая преимущественно из книг о Пермском крае. Скончался Д. Д. 15 ноября 1893 года и похоронен на Пермском кладбище под храмом97.

 

А. Е. и Ф. А. ТЕПЛОУХОВЫ

 

Знаток лесного дела — Александр Ефимович Теплоухов родился в 1811 году 21 августа в с. Карагайском Оханского уезда Пермской губернии. Принадлежа к крепостным крестьянам графов Строгановых, он в 1824 году отправлен был в С.-Петербургскую школу сельского хозяйства и горных наук, открытую графиней С. В. Строгановой для подготовки служащих в имениях. Как отлично кончивший курс школы, А. Е. графиней был назначен к отправлению в Фрейбург-скую горную академию (в Саксонии), но по собственному желанию и с разрешения графини он поступил в Тарантскую лесную академию (в Саксонии же), где и пробыл с 1834 по 1838 г. Возвратившись в Россию и получив свободу от крепостной зависимости, А. Е. занял место преподавателя лесных наук в той школе, где сам получил первоначальное образование. После закрытия школы А. Е. в 1847 г. занял место главного лесничего в селе Ильинском и руководителя обширного лесного хозяйства Строгановых в Пермской губернии. Скончался А. Е. 17 апреля 1885 г. и погребен в селе Ильинском. Им напечатано 46 статей по лесоводству и археологии на русском и немецком языках, разбросанных по разным журналам. За свои знания лесного дела А. Е. приобрел себе славу патриарха лесоводства в России[87].

У выдающегося отца был не менее известный сын. Федор Александрович Тешюухов родился в С.-Петербурге 7 февраля 1845 г. Двухлетним ребенком он был привезен в село Ильинское Пермской губернии, куда отец его был назначен главным лесничим имений граф. Строгановых. Чувствуя влечение к естествознанию, он по окончании Пермской гимназии (1858 — 1863) поступил, по примеру своего отца, в Тарантскую королевскую лесную академию (в Саксонии), где и пробыл до 1866 г. Здесь его специальностью сделалась ботаника. Впоследствии Ф. А., открыв в окрестностях с. Ильинского новый вид фиалки, назвал ее в честь своего любимого профессора ботаники Виллькома Viola Villkommu. В 1867 г. он ездил с целью изучения лесного хозяйства по Шварцвальду, Баварии и Богемии.

В том же году Ф. А. поступил в Петровско-Разумовскую лесную и сельскохозяйственную академию в Москве, а в следующем году летом он сопровождал германскую экспедицию геолога фон-Котты, во время которой собрал богатый материал по флоре Алтая. По окончании курса в академии в 1872 г. он был назначен Ильинского окружного лесничего и помощника главного лесничего, а с выходом в отставку своего отца в 1875 г. назначен был главным лесничим, на каковой должности и состоял до самой смерти, последовавшей 12 апреля 1905 г.

Явясь в Строгановское лесное хозяйство во всеоружии своих обширных разносторонних познаний, он в продолжение 30 лет трудился над приведением в порядок огромного хозяйства этого единственного в своем роде имения. Он основал в селе Ильинском специальную лесную школу для подготовки лесных служащих, вскоре по независящим от Ф. А. обстоятельствам закрытую, завел целый институт практикантов по лесохозяйству, применил искусственное лесоразведение. Лесное хозяйство, образцово поставленное Ф. А., обратило на себя в 1895 году внимание министра земледелия А. С. Ермолова, который дал о нем чрезвычайно лестный отзыв. Погруженный весь в занятия ботаникой, он специализировался на «ивах» (Salices) и приобрел в этой области такую известность, что ему присылались для определения гербарии ив не только из России (например, из Московского и Томского университетов), но и из-за границы. В честь Ф. А. московский ботаник Шредер назвал его именем (Salix Teplouchovl) произведенный им гибрид от Salix iappomun u Salix Stipularis. Громадная коллекция им пожертвована в Императорскую Академию наук.

Ф. А. не был специалистом только по ботанике и лесоводству, он был почти такой же специалист и в геологии, энтомологии, орнитологии, а в последние годы жизни в археологии и остеологии. Унаследовав от отца археологическую коллекцию, Ф. А. пополнял ее в течение дальнейшей своей жизни. В 1894 г. он устроил в Перми выставку своей археологической коллекции, в которой было более 7000 медных предметов и черепков. По археологии Пермского края Ф. А. оставил несколько ценных статей, которые по словам археолога Спицына, «по богатству материала, по стройности выводов и изложения ставят имя их автора среди исследователей этих древностей на первое место»[88].

 

В. М. ФЛОРИНСКИЙ (1833-1899)

 

Строитель Томского университета Василий Маркович Флоринский родился в 1833 г. в духовной семье в Шадринском уезде Пермской губернии. Образование он получил в Пермской духовной семинарии и С.-Петербургской медико-хирургической академии, где и кончил курс в 1858 году. По окончании курса В. М., избрав специальностью акушерство, стал готовиться к профессорскому званию и был причислен к 2-му сухопутному военному госпиталю. Получив в 1861 г. после защиты диссертации степень доктора медицины, В. М. поехал в Германию, где два года изучал акушерство. Возвратившись из-за границы, он занял должность адъюнкт-профессора медико-хирургической академии по кафедре акушерства, в 1868 г. получил звание экстраординарного профессора, а в 1878 г. был переведен в Казанский университет на кафедру акушерства и женских болезней, где и служил до 1885 г., когда занял важный пост первого попечителя Западного Сибирского округа. Здесь В. М. проявил большие организаторские способности в деле окончания в Томске университетских построек и установления нового порядка управления учебным делом в Сибири. По его мысли в Томске было открыто общество естествоиспытателей и врачей. Скончался В. М. 3 января 1899 г. Кроме трудов по медицине от В. М. остались еще труды по этнографии, археологии и   истории,   например,   «Башкирия   и   башкирцы» («Вестник Европы», 1874 г.), «Археологический музей Томского университета», «Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни», «Дипломатическое собрание между Российским и Китайским государствами с 1619 по 1782 г.» и многие другие[89].

 

М. А. ХОМЯКОВ (1841 -1894)

 

Весьма популярный в Казани профессор-врач Михаил Аристархович Хомяков родился в 1841 г. в семье священника Пермской губернии. По окончании Пермской гимназии (1857 г.) и Казанского университета по медицинскому факультету (1862 г.) он начал свое служение человечеству в скромной должности врача Нижне-Тагильских заводов, где работал с 1 января 1863 г. по 19 сентября 1866 г., затем служил губернским земским врачом в Казани, исполняя обязанности ординатора Казанской губернской земской больницы. С тех пор вся дальнейшая врачебная деятельность М. А. протекает в Казани. Здесь 27 мая 1870 г. он получил степень доктора медицины. С 23 июня 1870 г. М. А. утвержден в должности ординатора Александровской больницы в Казани, а 10 февраля 1873 г. был избран доцентом диагностики и семиотики Казанского университета; 6 июля 1876 г. он был перемещен на кафедру частной патологии и терапии, 10 января 1881 г. утвержден экстраординарным, а 17 июля 1885 г. ординарным профессором. Кроме того с 1 июля 1886 г. занял должность директора Казанской госпитальной терапевтической клиники, в каковой должности и скончался 19 июля 1894 г.[90].

 

А. П. ФИЛОСОФОВА (1837 -1912)

 

Известная поборница высшего женского образования Анна Павловна Философова была дочерью известного помещика и благотворителя Павла Дмитриевича Дягилева и родилась в Перми в 1837 г., где и жила до шестидесятых годов. Образование она получила домашнее. Будучи в С.-Петербурге в 60-х годах, она сделалась членом кружка, поставившего себе целью стремление добиться высшего образования для женщин, результатом чего явились Владимирские курсы в С.-Петербурге, открытые в 1870 г. и впоследствии преобразованные в нынешние высшие женские курсы. Благодаря также энергии А. П. Философовой учреждены были благотворительное «Общество для оказания материальной помощи курсисткам», «Общество для доставления средств женским курсам», «Общество пособия слушательницам врачебных и педагогических курсов», «Русское женское взаимно-благотворительное общество», «Общество усиления средств женского медицинского института», «Общество защиты женщин», «Общество дешевых квартир» и многие другие.

Во время голода в Самарской губернии она учреждала комитеты для сбора пожертвований и организовала медицинскую помощь крестьянскому населению. Вся ее кипучая деятельность в пользу благотворительности прошла в С.-Петербурге, где ее 17 апреля 1911 г.[91] чествовал весь интеллигентный мир по поводу пятидесятилетия ее культурной работы. Здесь она и скончалась 17 марта 1912 г.

 

Н. К. ЧУПИН (1824-1882)[92]

 

Известный ученый Урала Наркис Константинович Чупин родился 4 февраля 1824 г. в г. Екатеринбурге, где и учился в уездном училище. В1838 г. он поступил в 3-й класс Пермской гимназии, из которого переведен прямо в 5-й. По окончании Пермской гимназии и историко-филологического факультета Казанского университета Н. К. поступил в г. Екатеринбург делопроизводителем канцелярии главного начальника Уральского хребта. В1858 г. он был назначен инспектором Уральского горного училища в Екатеринбурге, а в 1862 г. директором его, на каковой должности и скончался 12 апреля 1882 г.

Самым замечательным его трудом, единственным в своем роде, является «Географический и статистический словарь Пермской губернии». Кроме того, он написал целый ряд статей, посвященных истории горного дела на Урале.

По мере того как Н. К. все более и более углублялся в изучение архивов Уральских горных заводов, менялся и образ его жизни. Целые ночи просиживал он за работой и редко появлялся среди глубоко уважавшего его общества. В конце жизни он сделался совершенно кабинетным затворником, радушно принимавшим людей, занимавшихся наукой, которым он мог оказать пользу своими энциклопедическими познаниями. Недаром его называли ходячим архивом. В течение последних двадцати лет Н. К. был научным центром Уральского края и постоянно руководил, поддерживал и пробуждал местные силы, ревностно заботясь о развитии местных исследований Урала. Этим он приобрел себе имя русского ученого.

 

В. Н. ШИШОНКО (1831 -1889)

 

Автор семитомной «Летописи Пермского края» Василий Никифорович Шишонко хотя и не был уроженцем Пермского края, однако же был настолько выдающимся деятелем, что его нельзя обойти молчанием. Родившись в 1833 году в Черниговской губернии, В. Н. Шишонко образование получил в Новгород-Северской гимназии и Харьковском университете, откуда перешел на 3-й курс С.-Петербургской медико-хирургической (теперь военно-медицинской академии), курс которой окончил 16 июня 1856 г. с званием лекаря (врача), с отличием. Первоначальная врачебная деятельность его началась с 1 сентября 1856 г. в уездном городе Грязовце Вологодской губернии, откуда он перешел на должность городового врача в В.-Устюге. Выслужив обязательные годы государственной службы по назначению министерства, так как он состоял пансионером в медико-хирургической академии, В. Н. решил уехать в свою родную Малороссию, но вследствие семейных обстоятельств должен был остановиться в г. Орле. Затем он при содействии одного помещика открыл кумысолечебное заведение в г. Ельце Орловской губернии, но осенью того же года кумысолечебница была сожжена недоброжелательными людьми. Заботы о семье заставили В. Н. расстаться с мыслью о родине и искать более лучшего материального положения. Ему предложено было место оператора Пермской врачебной управы, каковую он и занял 13 сентября 1863 г. Здесь суждено было В. Н. провести остальные 26 лет своей трудовой жизни до самой кончины. 7 октября того же 1863 г. В. Н. назначен был и. д. старшего врача Александровской больницы, а 20 июля 1864 г. определен и. д. инспектора Пермской врачебной управы. Затем 18 марта 1867 г. он исправлял обязанности городового врача в г. Перми и заведующего тюремной больницей. С 1867 г. В. Н. временно оставляет медицинскую деятельность и переходит в ряды деятелей по устройству быта крестьян, именно назначается мировым посредником Пермского уезда. Далее мы видим В. Н. на самых разнородных поприщах деятельности. Так, 5 октября 1867 г. он определен членом комитета в губернском коннозаводстве, а с 1 мая по 13 сентября 1868 г. был секретарем губернского статистического комитета; 21 июля 1869 г. избран председателем Пермской временной уездной комиссии для исполнения приготовительных действий по введению в Пермской губернии положения о земских учреждениях; кроме того, в 70-х годах В. Н. был бесплатным врачом в Мариинской гимназии и городских училищах. С 12 сентября 1870 г. по 19 апреля 1876 г. В. Н. снова занимал должность секретаря губернского статистического комитета, после чего переходит на педагогическое поприще, будучи назначен 9 марта 1876 г. инспектором народных училищ Пермской губернии, а 1 января 1879 г. директором тех же училищ, на каковой должности и скончался 17 ноября 1889 г. В последние годы жизни он еще состоял председателем Пермской губернской ученой архивной комиссии.

Помимо общественной, педагогической и медицинской деятельности В. Н. усиленно занимался собиранием материалов о Пермском крае, каковые и собраны им в семи огромных томах под именем «Пермской летописи». В. Н. Шишонко принадлежат следующие труды: «Соликамские писцовые книги М. Кайсарова» 1872 г., «Переписные Осинские книги И. Дашкова», «Статистические сведения об училищах Пермской губернии» 1880 г., «Описание начальных народных училищ в уездах Екатеринбургском, Ир-битском и Шадринском» 1878 г., «Материалы для описания развития народного образования в Пермской губернии» 1879 г., «Книги сошного письма Яхонтова» 1879 г., «Книги Соликамского Вознесенского монастыря» 1880 г., «История о родословии фамилии Строгановых» 1881 г., «Отрывки из народного творчества 1882 г.», «Историко-статистические описания низших учебных заведений г. Соликамска», «Кунгурские писцовые книги М. Кайсарова» 1872 г. и др.

За поднесение Великому Князю Владимиру Александровичу собрания материалов о Пугачевском бунте в пределах Пермской губернии В. Н. получил от него бриллиантовый перстень. За поднесение экземпляра «Пермской летописи» Государю Императору Александру III В. Н. был удостоен Высочайшей благодарности. Кроме того два бриллиантовых перстня В. Н. получил от Великого Князя Алексея Александровича за поднесение той же «Летописи»[93].

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

 

ПЕРМСКИЕ АРХИПАСТЫРИ

 

1. Епископ Иоанн (Островский) (1800-1801).

2. Епископ Иустин (Вишневский) (1802-1823).

3. Епископ Дионисий (Цветаев) (1823-1828).

4. Епископ Мелетий (Леонтович) (1828-1831).

5. Архиепископ Аркадий (Федоров) (1831-1851).

6. Архиепископ Неофит (Соснин) (1851-1868).

7. Архиепископ Антоний (Смолин) (1868-1876).

8. Епископ Вассиан (Чудновский) (1876-1883).

9. Епископ Ефрем (Рязанов) (1883-1888).

10. Епископ Владимир (Никольский) (1888-1892).

11. Епископ Петр (Лосев) (1892-1902).

12. Епископ Иоанн (Алексеев) (1902-1905).

13. Епископ Никанор (Надежин) (1905-1908).

14. Епископ Палладий (Добронравов) (с 1908 г.).

 

ПЕРМСКИЕ НАМЕСТНИКИ

 

1. Генерал-поручик Евгений Петрович Кашкин (1781 -1788).

2. Генерал-поручик Алексей Андреевич Волков (l 788-1796).

 

ПЕРМСКИЕ ГУБЕРНАТОРЫ

 

1. Генерал-майор Иван Варфоломеевич Ламб (1781-1782).

2. Генерал-майор Илья Васильевич Колтовский (1782-1796).

3. Инженер-полковник Карл Федорович Модерах (1796-1811).

4. Д. с. с. Богдан Иванович Гермес (1811-1818).

5. С. с. Антон Карлович Криденер (1818-1823).

6. Д. с. с. Кирил Яковлевич Тюфяев (1823-1831).

7. С. с. Гавриил Корнилович Селастенник (1831 -1837).

8. Т. с. Илья Иванович Огарев (1837-1854).

9. Д. с. с. Павел Николаевич Клушин (1854-1855).

10. Д. с. с. Петр Александрович Замятнин (1855-1857).

11. Генерал-майор Константин Ильич Огарев (1857-1860).

12. Генерал-майор Александр Григорьевич Лашкарев (1860-1865).

13. Д. с. с. Бернардт Васильевич Струве (1865-1870).

14. Т. с. Николай Евфимович Андреевский (1870-1878).

15. Д. с. с. Валериан Александрович Енакиев (1878-1882).

16. Д. с. с. Александр Константинович Анастасьев (1882-1885).

17. Т. с. Василий Викторович Лукошков (1885-1892).

18. Д. с. с. Петр Григорьевич Погодин (1892-1897).

19. Генерал-лейтенант Димитрий Гаврилович Арсеньев (1897-1902).

20. Д. с. с. Александр Петрович Наумов (1902-1905).

21. С. с. Александр Владимирович Болотов (1905-1909).

22. С. с. Виктор Александрович Лопухин (1910-1911).

23. Д. с. с. Иван Францевич Кошко (с 1911 г.).

 

ПЕРМСКИЕ ВИЦЕ-ГУБЕРНАТОРЫ

 

1. Алябьев Александр Васильевич (1780 -1787).

2. Борноволоков Иван Михайлович (1786-1798).

3. Розин Иван Петрович (1798-1800).

4. Годеин Иван Павлович (в 1800).

5. Тараканов Дмитрий Михайлович (1800-1801).

6. Волконский Михаил Николаевич (1801-1805).

7. Розин Иван Петрович (вторично) (1805-1818).

8. Янович Андрей Федорович (1818-1821).

9. Сомов Петр Димитриевич (1821-1824).

10. Лаубе (1824-1826).

11. Севринов (1826 -1830).

12. Иванов (в 1830).

13 Евсевьев (1830 -1832).

14. Чуфаров (1832-1834).

15. Кабрит Андрей Федорович (1834-1838).

16. Д. с. с. Владимиров (1838-1858).

17. К. с. Титов (1858-1860).

18. К. с. Кониар (в 1860).

19. С. с. Быков (1860-1864).

20. Д. с. с. Лысогорский Владимир Андреевич (1864-1878).

21. К. с. Нилов (в 1878).

22. Д. с. с. Богданович Матвей Павлович (1878-1901).

23. Д. с. с. Цехановецкий Болеслав Павлович (1901-1904).

24. Камергер Высочайшего двора Сосновский Иван Васильевич (в 1904г.).

25. Д. с. с. М. В. Стрижевский (1904-1906)[94].

26. Д. с. с. Коптев Николай Нилович (1906-1907).

27. С. с. Владимир Иванович Европеус (с 1907 г.).

 

ГОРОДСКИЕ ГОЛОВЫ ПЕРМИ[95]

 

Попов Михаил Абрамович (1781-1784).

Быков Федор Евфимович (1784 -1787).

Лапин Василий Герасимович (1787-1790).

Попов Петр Абрамович (1790-1793).

Попов Михаил Абрамович (вторично) (1793-1796)

Коршунов Иван Николаевич (1796 -1798).

Пономарев Антон Трофимович (1799 -1802)

Жмаев Иван Романович (1802-1805).

Попов Петр Абрамович (вторично) (1805-1807).

Быков Федор Евфимович (вторично) (1807-1808).

Пономарев Антон Трофимович (вторично) (1808-1809)

Силин Исидор Семенович (1809-1811).

Белых Григорий Данилович (в 1811).

Дружинин Денис Сергеевич (1811-1814).

Силин Исидор Семенович (вторично) (1814-1817).

Дружинин Денис Сергеевич (вторично) (1817-1820).

Силин Исидор Семенович (в 3-й раз) (1820-1823)

Смышляев Димитрий Емельянович (1823-1826).

Шавкунов Прокопий Андреевич (1826-1829)

Ломтев Петр Петрович (1829-1834).

Любимов Иван Филиппович (1835-1838).

Шавкунов Егор Иванович (1839-1841)

Тиханов Яков (1842 -1843).

Любимов Иван Филиппович (1844-1853)

Шавкунов Петр Егорович (1854-1855)

Грачев Ефим (1856-1858).

Любимов Иван Филиппович (1859 -1865).

Колпаков Егор Александрович (1866-1867)

Каменский Федор Козмич (1868-1869).

Любимов Иван Иванович (1870-1874).

Костарев Николай Григорьевич (1875-1876)

Любимов Иван Иванович (1877-1878).

Любимов Михаил Иванович (1879-1881)

Шавкунов Петр Егорович (1881 -1885)

Сигов Петр Ерофеевич (1885-1890).

Суслин Иван Николаевич (1891 -1893).

Синакевич Александр Васильевич (1893-1898)

Суслин Иван Николаевич (1898-1905).

Рябинин Павел Александрович (с 1905 г.).

 

 

СОКРАЩЕНИЯ В «ПРИЛОЖЕНИИ»

 

Д. с. с. - действительный статский советник.

К с.   — коллежский советник.

С. с.  - статский советник.

Т. с.   — тайный советник.

 

ПЛОЩАДИ, САДЫ, СЛОБОДКИ, УПОМИНАЕМЫЕ В КНИГЕ

 

Казанская застава — находилась на месте современной Колхозной площади, вблизи автовокзала.

Сибирская застава — находилась на Сибирской улице (в настоящее время ул.К. Маркса) примерно на уровне главной аллеи городского сада им. Горького.

Сибирский тракт — начинался у Сибирской заставы на ул. Сибирской, проходил по современной площади К. Маркса и далее — по ул. Героев Хасана.

Воскресенская площадь (старая Сенная площадь) — площадь перед бывшим Алексеевским реальным училищем, в настоящее время — Пермским авиационным техникумом. На ней была выстроена Воскресенская церковь, снесенная в 1940 г. В 1930-е годы площадь носила имя С. М. Кирова. Сейчас это свободное место на перекрестке улиц 25-го Октября и Луначарского.

Сенная площадь (новая)

Сенная площадь (Сенной рынок) — в 1923 г. была названа площадью им. Октябрьской революции. В настоящее время — Октябрьская площадь (перед политехническим институтом).

Слудская площадь — находилась на Слудской горе около Свято-Троицкой (Слудской) церкви. В 1923 г. получила название площадь Коммуны. Сейчас на месте этой площади стадион «Энергия».

Театральная площадь — бывшая Центральная площадь. На ней находился Театральный сад и Гостиный двор. В1929 г. Гостиный двор был снесен, всю площадь занял Комсомольский сквер (перед театром оперы и балета).

Черный рынок — Хлебный рынок. В советское время — площадь Обороны, затем площадь Окулова. В настоящее время это сквер Уральских добровольцев.

Загородный сад — после 1917 года Красный сад, в настоящее время — городской сад им. Горького.

Набережный сад — находится на берегу Камы. Народное название до 1917 года — Козий загон. В 1861 г. был назван садом им. Багратиона, но название не прижилось. В настоящее время — сад им. Ф. М. Решетникова.

Тюремный сад — находится у здания бывшей губернской тюрьмы. Был назван Детским садом, но название не прижилось. В настоящее время — сад Декабристов.

Заимки — находились на территории Перми, начиная от левого берега р. Данилихи в сторону станции Пермь II. На Заимках находится университет.

Закамский поселок — находился на правом берегу р. Камы напротив улиц Чердынской и Екатеринбургской (сейчас — ул. Клименко и ул. Свердловская). После 1917 г. получил название Пролетарской слободы.

Курочкин поселок — находился на южной окраине города, в районе современной Комсомольской площади.

Новая деревня — начала строиться поздно, в 1907 году, и поэтому получила такое название. В настоящее время это территория города на левом берегу р. Данилиха в районе улиц Крылова и Голева.

Новая слободка — в настоящее время территория города между садом им. Горького и ул. П. Осипенко с одной стороны и ул. К. Маркса и Комсомольским проспектом с другой стороны.

Солдатская слободка — в настоящее время территория Перми между улицами П. Осипенко и Чернышевского.

Гарюшки, деревня — в настоящее время территория города, примыкающая к шоссе Космонавтов и железнодорожной ветке, идущей от станции Пермь II в сторону Кунгура.

Горки, деревня — находилась на территории современного микрорайона Городские Горки.

Данилиха, деревня — находилась на территории города по обеим сторонам шоссе Космонавтов (прежде начиналась сразу за Казанской заставой).



[1] Иллюстрированный путеводитель по Каме и р.Вишере с Колвой. – Пермь, 1911. – С.58.

[2] Последние три в 1796 г. были упразднены, а Челябинский еще в 1783 г. отошел в состав Оренбургской губернии.

[3] Летопись губернского города Перми Ф.А.Прядилыцикова с примечаниями Д.Д.Смышляева // Календарь Пермской губернии на 1884 год. – Пермь, 1883. – Приложения. – С.7.

[4] Дмитриев А. А. Очерки из истории губернского города Перми с основания поселения до 1845 г. с приложением летописи города Перми с 1845 по 1890 г. — Пермь: Тип. П. Ф. Каменского, 1889.

[5] Там же, с. 247.

[6] Дмитриев А.А.  Очерки из истории губернского города Перми… - С. 256.

[7] Там же.   С. 274.

[8] Энциклопедический словарь Ф. Павленкова изд. 1905 г. – 1708 с.

[9] Иллюстрированный путеводитель по Каме, изд. Перм. губ. правл., с. 58.

[10] Пермские губернские ведомости за март 1913 г.

[11] «К характеристике Е. П. Кашкина» А. А. Дмитриева. Биография Е. П. Кашкина помещена в журнале «Русская старина» за 1882 год, кн. 7-я.

[12] Календарь Пермской губернии на 1884 год.

[13] Дмитриев А. А. Очерки из истории губернского г. Перми.., с. 109.

[14] Дмитриев А. А. Очерки из истории губернского г. Перми.., с. 135.

[15] С м ы ш л я е в  Д. Д.   Источники и пособия для изучения Пермского края. 1876 г. (с. 86).

[16] Летопись г. Перми Ф. А. Прядилыцикова, с. 17.

[17] Там же, с. 20.

[18] Летопись губернского города Перми Ф. А. Прядилыцикова, с. 31.

[19] Летопись губернского города Перми Ф. А. Прядилыцикова, с. 32.

[20] Прядильщиков Ф. А. Летопись г. Перми, с. 30.

[21] Очерк о преосв. Аркадии составлен по книгам прот. Е. Попова  «Великопермская и Пермская епархии» и свящ. И. Шестакова  «Краткий исторический очерк столетия Пермской епархии».

[22] В ноябрьской книжке «Исторический вестник» за 1912 год появилась статья об архиепископе Аркадии с портретом под заглавием «Анекдотический архиепископ».

[23] Очерки о преосвященном Вассиане и Ефреме составлены по книге священника И. Шестакова «Краткий исторический очерк столетия Пермской епархии». Пермь, 1899 г.

[24] Эта статья первоначально была напечатана автором в «Пермских епархиальных ведомостях» в декабре 1912 г.

[25] Ныне исполнилось 75 лет со времени освящения храма.

[26] Ныне исполнилось 50 лет существования церкви.

[27] Ныне дом Казенной палаты.

[28] Первоначально эта статья были помещена автором в № 99 «Пермских губернских ведомостей» за 1912 год по случаю 75-летия.

[29] Дмитриев А. А.  Очерки из истории губернского города Перми.., с. 199.

[30] П о п о в     Е.     Великопермская    и    Пермская    епархия, с. 218-219.

[31] Татищев. Император Александр II.

[32] Эта статья первоначально была помещена автором в «Перм. губ. ведомостях» в номере от 26 августа 1912 г. под заглавием «1812 год в Перми» и потом буквально перепечатана в пермском Адрес-календаре на 1913 г. (издание губернского правления) без фамилии автора.

[33] Дмитриев А. А. Пребывание Сперанского в Перми.

[34] Пособием служил «Исторический очерк Пермской Мариин-ской женской гимназии» В. К. Семченкова.

[35] Об Александровской женской гимназии существует историко-статистический очерк: Пятнадцатилетие женской прогимназии. 1881 -1896 гг. (Пермь, 1896. 47 с.).

[36] «Г. И. Холмогоров» Г. И. Смирнова.

[37] Пермские губернские ведомости, 1899 г.

[38] Дмитриев А. А. Очерки из истории губернского г. Перми...

[39] Пермские губернские ведомости. 1911 г.

[40] Взято из статьи И. Р., помещенной в 112 «Перм. губ. ведомостей» за 1910 г.

[41] О картинных выставках см. ниже.

[42] Дмитриев А. А. Очерки из истории губернского г. Перми...

[43] Пермские губернские ведомости, 1912, № 144.

[44] Эти путевые очерки вошли в полное собрание сочинений П. И. Мельникова, изданное при «Ниве» Маркса.

[45] Желающих подробно ознакомиться с литературой о г. Перми и Пермской губернии отсылаем к книге Д. Д. Смышляева «Источники и пособия для изучения Пермского края» (до 1877 г.) и брошюре В. Верхоланцева «Летопись г. Перми с 1890 по 1912 год».

[46] Желающих подробнее ознакомиться с деятельностью Пермского губернского земства отсылаем к брошюре Е. И. Красноперова «25-летие Пермского края со времени отмены крепостного права».

[47] Желающих подробнее ознакомиться с деятельностью Пермского уездного земства отсылаем к брошюре В. И. Маноцкова «25-летие Пермского уездного земства», 1895 г.

[48] Составлено по брошюре врача А. Я. Пономарева «Материалы для истории богоугодных заведений г. Перми и Пермской губернии». (Пермь, 1877).

[49] Пермские губернские ведомости, 1911 г.

[50] Дмитриев А. А. Очерки из истории губернского города Перми...

[51] Пермские губ. ведомости, 1904 г.

[52] Пермские губ. ведомости, 1907 г.

[53] Пермские губ. ведомости, 1911, № 44.

[54] Пермские губ. ведомости, 1912, № 79.

[55] 50-летие Пермского губернского детского приюта. Пермь, 1900.

[56] Речь на торжестве столетия г. Перми, с.6.

[57] Д м и т р и е в А. А. Летопись г. Перми, с.62.

[58] Иллюстрированный путеводитель по Каме, с. 56.

[59] Пермские губернские ведомости, 1912, № 191.

[60] Приводимые сведения одолжены автору Л. Е. Воеводиным из его ненапечатанных трудов и взяты из отчетов Пермской городской думы.

[61] О Пермской железной дороге более подробные сведения можно найти в книге А. А. Неопиханова «Железнодорожные пути Урала», Пермь, 1912.

[62] Особенною грязью, по словам Д. Н. Мамина-Сибиряка, отличался Черный рынок.

[63] Смышляев Д. Д. Сборник статей о Пермской губернии. Пермь, 1891,с.127-128.

[64] Адрес-календарь Пермской губернии на 1883 год.

[65] Волжско-Камская справочная книжка, ч. 1 -я. (Вып. XXII. Сборн. Казан, окр. путей сообщения, 1912 г.).

[66] Желающих лучше познакомиться с состоянием климата и метеорологическими явлениями в г. Перми отсылаем к трудам знатока метеорологии Перми Ф. Н. Панаева.

[67] Пермские губернские ведомости, 1910, № 135.

[68] Церковные ведомости за 1894 год.

[69] Нива, 1909, №45.

[70] Нива, 1911, №40.

[71] Смышляев Д. Д.  Сборник статей о Пермской губернии. Пермь, 1891, с. 100.

[72] Пономарев А. Я. Материалы для истории богоугодных заведений г. Перми и Пермской губернии. Пермь, 1877, с. 5.

[73] Попов   Е.   А.   Великопермская   и   Пермская   епархии. (1379-1879). Пермь, 1879, с. 119.

[74] Эта статья первоначально была напечатана в «Пермских губернских ведомостях» от 9 мая 1912 г.

[75] Грацинский много содействовал открытию в Перми Мариин-ского женского училища и преобразованию его в гимназию.

[76] Составлено по статьям М. Я. Попова «А. А. Дмитриев» (Труды Перм. ученой архивной комиссии, вып. V). «Памяти А. А. Дмитриева, Н. П. Белдыцкого» (Труды Пермской архивной комиссии, вып.VI).

[77] Пермские губернские ведомости, 1893, 9 янв.

[78] Дмитриев А.А. Биографический указатель памятных деятелей Пермского края. Пермь, 1902, с.17-20.

[79] Пермские губернские ведомости за 1899 и 1910 гг. № 109.

[80] Скабичевский. История новейшей литературы, с. 388.

[81] Взято из некролога Н. Н. Новокрещенных (Малченко, Труды Пермской архивной комиссии, вып.V).

[82] «Пермские губернские ведомости», 1900, № 273.

[83] КривощековИ. Я. Словарь Верхотурского уезда Пермской губернии, с. 225 96.

[84] Составлено по брошюре «Протоиерей Евгений Алексеевич Попов» Пермь, 1888.

[85] Скабичевский.   История   новейшей   русской   литературы, с. 228-236.

[86] Заимствовано из «Биографического указателя памятных деятелей Пермского края» А. А. Дмитриева, с. 36-38.

[87] Смышляев Д. Д. Сборник статей о Пермской губернии. Пермь, 1891, с. 285-292.

[88] Заимствовано из статей И. Г. Остроумова «Ф. А. Теплоухов».

[89] Дмитриев А. А.   Биографический указатель памятных деятелей Пермского края, с. 42.

[90] Котовщиков Н. Воспоминания о М. А. Хомякове.

[91] Нива, 1911, №19.

[92] С м ы ш л я е в Д. Д. Сборник статей о Пермской губернии (с. 268 — 280) и журнал «Всемирная иллюстрация» за 1882 г., № 695.

[93] ВологдинП. А. Памяти В. Н. Шишонко.

[94] Ныне казанский губернатор.

[95] Заимствовано из заметки «Пермские городские головы» М. Я. Попова и Р. С. Попова.

вернуться в каталог