Дом Пастернака. ПЕРМЬ КАК ТЕКСТ: современные исследования
Пишите, звоните


Фонд «Юрятин».
614990, г. Пермь,

ул. Букирева, 15, каб. 11

Тел.: +7 (342) 239-66-21


Дом Пастернака

(филиал Пермского краевого музея)

Пермский край,

пос. Всеволодо-Вильва,

ул. Свободы, 47.

Тел.: (34 274) 6-35-08.

Андрей Николаевич Ожиганов, 

заведующий филиалом музея —

Домом Пастернака:

+7 922 32 81 081 


Как добраться, где остановиться


По вопросам размещения

в гостинице в пос. Карьер-Известняк

(2 км от Всеволодо-Вильвы)

звоните: +7 912 987 06 55

(Руслан Волик)



По вопросам организации экскурсий

из Перми обращайтесь по телефонам:

+7 902 83 600 37 (Елена)

+7 902 83 999 86 (Иван)

e-mail


По вопросам организации экскурсий

по Дому Пастернака во Всеволодо-Вильве

обращайтесь по телефону:

+7 922 35 66 257

(Татьяна Ивановна Пастаногова,

научный сотрудник музейного комплекса)



Дом Пастернака

на facebook 


You need to upgrade your Flash Player This is replaced by the Flash content. Place your alternate content here and users without the Flash plugin or with Javascript turned off will see this.

ПЕРМЬ КАК ТЕКСТ: современные исследования


Басинский П. Путешествие в Юрятин // Литературная газета,1997 г.

Путешествие из Перми в Юрятин


Басинский П. Путешествие в Юрятин //Литературная газета. 23 апреля 1997. С.8.


... туман совершенно рассеялся. Следы его оставались (...) в левой стороне неба (...) Но вот и они шевельнулись, двинулись и разошлись как полы театрального занавеса. Там, в верстах трех от Развилья, на горе, более высокой, чем предместье, выступил большой город, окружной или губернский. Солнце придавало его краскам желтоватость, расстояние упрощало его линии. Он ярусами лепился на возвышенности (...)дом на доме и улица над улицей, с большим собором посередине на макушке.
« Юрятинъ!» - взволнованно сообразил доктор...
Борис Пастернак. «Доктор Живаго».


Говорят, что под городом Пермью на глубине залегает гигантский соляной кристалл, который испускает настолько мощный энергетический поток, что тот образует как бы еще один город: небесную Пермь ≈ любимая и постоянная тема местного художника Николая Зарубина, чьи работы мне встречались чуть ли не в каждом культурном заведении города, включая дом-музей С. П . Дягилева (в былое время ≈ самый богатый дом в Перми), где нынче, кроме музея, расположена и детская музыкально-хореографическая гимназия.

Именно здесь, в шикарном барском доме Дягилевых, владельцев винокуренных заводов и одних из наиболее состоятельных жителей Перми конца ХIХ века, рассматривая подаренные музею и гимназии странные, красочные, одилон редоновские полотна Н. Зарубина, я внезапно оценил парадоксальность ситуации. Весь культурный пафос Сергея Павловича Дягилева работал на движение «извне»; чего стоят его «Русские балеты в Париже». Это не было похоже на нынешнее примитивное западничество; просто культура России рубежа веков, подготовленная ХIХ веком, была, если хотите, избыточной; она выплескивалась через края, поневоле рвалась к завоеванию мирового пространства.

Нынче в моде словечко «регионализм», которым политики и экономисты пугают и без того затравленных россиян, даже не пытаясь осознать культурное значение этого процесса. А происходит, по сути, культурное сосредоточение России на самой себе; ее избавление от вампирической магии Центра; решительная смена центробежных тенденций на центростремительные. Несчастие России в том, что ее Центр не только не был должным образом «отцентрирован» (это видно по карте), но и свирепо выносился все дальше на край страны наиболее радикальными преобразователями (Петр I).

Петр как бы наступил сапогом на левый борт страны, и гигантский корабль задрал свой правый бок: все катилось отныне в Петербург или «в Москву! в Москву!» Говорят, что интеллигенция Перми хочет водрузить на набережной Камы памятник чеховским «Трем сестрам»; как известно, в письме к Горькому Чехов сказал о пьесе: «Действие происходит в провинциальном городе вроде Перми...»

Я, однако ж, слышал, что мифический соляной кристалл именно с москвичами шутит отчаянные шутки. Будто бы разные глобы, джуны и прочие колдуны и экстрасенсы валом валят в Пермь, чтобы подзарядиться энергией и потом подпитывать ей наших столичных народных артистов, влиятельных чиновников и знаменитых писателей. Это мне рассказал пермский поэт Юра Беликов, а он человек информированный ≈ корреспондент «Комсомольской правды». Так что монумент «Трем сестрам» будет весьма иронический памятник!

Геокультурная мистика состоит и в том, что третий по счету начальник Пермской губернии ≈ Карл Федорович Модерах (1796-1811), который, собственно, и построил город Пермь (он сравнительно молодой, возник в конце ХVIII века), создал его в точности по петербургской модели: «на совершенно пустом пространстве распланировал улицы, а весь его строительный план осуществлялся в течении всего ХIХ столетия» (В.С. Верхоланцев. Город Пермь, ее прошлое и настоящее. Пермь, 1913). По выражению П. И. Мельникова-Печерского, два года прослужившего в Перми, она «построена правильнее Нью-Йорка и поражает всякого приезжающего в нее прямотою своих улиц». Вспомните город Юрятин (прототипом была Пермь) из романа «Доктор Живаго»; вы поймете, о чем речь.

Не потому ли на Перми словно лежит сладкое проклятие: создание своей культурной мифологии, правда, вовсе не аналогичной петербургской, но как бы завязанной возле своего «энергетического кристалла». Мне показалось, что пермская молодая художественная интеллигенция вообще слегка помешана на идее духовной провинциальной энергетики; но это прекрасное помешательство, которое создает в городе какое-то особое настроение ровного и непрерывного культурного возбуждения, странное сочетание неотмирности почти богемного быта с трогательной любовью к мельчайшим деталям городского пейзажа, куда входят и люди, и Кама, и деревья, и Дягилев, и фантастическая грязь весной, и идеально ровные модераховские «прешпекты» с неизмененными коммунистическими названиями, и даже зоопарк, построенный советскими сатанистами на месте старейшего кладбища...

Здесь все идет в дело, всякий жест напитывается самостоятельным культурным значением (вроде доисторических кондукторш, с какой-то невероятной ловкостью снующих в битком набитых тролейбусах и спрашивающих очень вежливо из-под мышек остолбеневших в тесноте и духоте граждан: «Вы не забыли купить билетик?»; или протекающего потолка в коммунальной квартире писателя и художника Нины Горлановой и ее всегда пышущего оптимизмом мужа и соавтора Вячеслава Букура, которые мечтают, чтобы картинки Нины висели в к а ж д о й пермской семье). И не говорите высокомерно о доморощенности; только так и создается подлинная городская культура, которой в Москве не будет уже никогда, соедините усилия и деньги хотя бы десяти Лужковых.

В Перми существует литературный фонд «Юрятин», который работает благодаря самоотверженности местных подвижников-интеллигентов Володи и Марины Абашевых. Собственно, они делают то, с чем не справляется Союз писателей: издают книги, организуют литературные вечера, налаживают спокойные и достойные связи с Москвой (здесь выступали поэты Парщиков и Пригов, прозаики Павлов и Варламов, на очереди ≈ приглашение Сергея Гандлевского и Петра Алешковского). О всей их деятельности рассказать невозможно; об их трудностях говорить не надо ≈ понятно и так. Это влюбленные в свой город и его культуру люди ≈ духовные наследники (увы, материально небогатые) пермского купца и просветителя Д. Д. Смышляева, подарившего Перми здание и собрание городской библиотеки. Бог им помощь! Не все же «Три сестры»!

вернуться в каталог